Рубрика: Православный социализм


Диалог первый. О «ереси» хилиазма

Православный публицист(ПП) : На недавней Православной конференции я с интересом прослушал ваш доклад о христианском социализме. Но все же впечатление мое весьма и весьма отрицательное. Все, что вы проповедуете – попытка построения рая на земле. Это самая настоящая ересь. Христианский социалист (ХС) : Знаете, я раньше тоже так думал. Но потом, глубже вникнув в проблему, пришел к выводу, что христианский социализм ни в чем не погрешает против православного учения. ПП : Помилуйте! Это ересь, тяжелая ересь! И я берусь вам это доказать. ХС : Что ж, давайте поговорим. Но только с одним условием: вести дискуссию корректно и стараться не выходить из богословской плоскости спора…

Богословские диалоги о христианском социализме. XXI век

Пять диалогов, в которых участвуют Православный публицист, Христианский социалист и другие персонажи. Обсуждается широкий круг проблем, связанных с христианским социализмом, в частности: ереси, необходимость социальной активности христиан, частная и общественная собственность, православное предпринимательство, богословие истории.

Наговицын И.Н. Возрожденный христианский социализм. Тезисы

Христианский социализм видится нами как — всеобъемлющая система, включающая в себя библейские взгляды на политику, экономику, общество, науку и культуру и дающая нам единое мировоззрение… Мы должны быть готовы к тернистому пути и не ожидать скорых положительных результатов.

Ноев Ковчег Нового Завета

В страшном море огня, которое надвигается на Россию, спастись можно будет лишь в «Ноевом ковчеге» Апостольской Общины. Распад и гибель нынешней России, к чему ведет политика американского глобализма, неизбежно приведет к торжеству Апостольской Общины на территории святой Руси

Протестантская этика в православном исполнении

Я утверждаю, что, несмотря на наличие рыночных отношений, акционерных обществ, банков, фондовых бирж, долларовых миллиардеров и «новых нищих», у нас нет и никогда не будет капитализма. А богатство олигархов вновь будет скоро обращено в общенародную собственность. На то есть множество причин.

Тринитарная эсхатология и ближайшие судьбы человечества

И вот последнее слово перестройки: рынок. Именно к этому слову нас и подводили исподволь все пять лет. Рынок — это значит конец надеждам на коммунистическое строительство. Рынок — это значит продажа России капитализму. Рынок — это значит всеобщая власть маммоны. Рынок! И да захлебнется Парусия Духа! Ибо снова, как и две тысячи лет назад, духовный порыв христиан к имущественному братству войдет в противоречие с общественным укладом, основанным на частной собственности. Рынок! И да не будет на земле Царства святых! Вот он, мистический смысл перестройки!

Царство святых или два типа христианской государственности

Ясно, что «русский социализм» есть вера в возможность иного, высшего типа христианской государственности, чем тот, который был осуществлен в «константиновскую эпоху». Имеет ли эта вера достаточное религиозное основание? Не слишком ли она «розовая»? (Как известно, в «розовом» христианстве обвинял Достоевского «черный славянофил» Леонтьев!). Не требует ли христианский реализм относиться к возможностям человеческой истории более пессимистично? Для того, чтобы правильно оценить историософско-религиозное значение «русского социализма», надо оглянуться на историческую жизнь Церкви в целом.

Ответ на Отзыв (Апология «Теологического манифеста»)

И все-таки не будем слишком строгими к нашему уважаемому оппоненту. В его утверждении, что фундаментальный тезис «Теологического манифеста» (имеется в виду тезис социологический) представляет собой «синтез», есть доля истины. Только не синтез идей о.Павла Флоренского, с идеями Макса Вебера, как это показалось нашему уважаемому оппоненту, а синтез собственных идей автора «Теологического манифеста», основанных на изучении Священного Писания и Церковной истории, с идеями Маркса. Ассимиляция Христианством марксизма — таков социологический принцип автора «Теологического манифеста», который мы готовы отстаивать перед любой аудиторией с полным сознанием своей религиозной и исторической ответственности.

Церковь и пролетариат

Пролетариат — это явление, присущее лишь христианским странам и лишь в той мере, насколько неущербно сохраняется в них Таинство Евхаристии. Троцкисты (на православном языке — саддукеи, которые тоже исповедовали атеизм) типа Хрущева и иже с ним своими антицерковными гонениями подорвали в России сам процесс образования пролетариата. Да, было время, когда атеизм коммунистов был оправдан, поскольку без резкого разворота к социальной Евхаристии, то есть к строительству коммунизма, Православию грозила гибель в смертельных объятиях капитализма. Этот атеизм был не страшен, поскольку исповедовал социальную Евхаристию. Он неизбежно должен был закончиться торжеством Православия, признаки которого имелись в те времена, когда Советская власть (в 1944 году) стала доброжелательной по отношению к Церкви и когда вновь были открыты тысячи церквей, монастыри, духовные заведения.

Теологический манифест

Обстоятельного анализа идей, высказанных в работе «Христианское отношение к собственности», не проводилось – ни в дореволюционное время, ни тем более – в постсоветское. Насколько известно автору, нет даже ни одной рецензии на эту работу. А она стоит серьезного разговора. Настоящая статья является попыткой заполнить этот пробел и воздать должное этому замечательному произведению русской религиозной мысли.

Православная Русская Церковь и советская власть

Борьба с коммунизмом и защита собственности нашими церковными деятелями и писателями в прежнее, дореволю­ционное время, по моему мнению, объясняется причинами для церкви внешними и случайными.

Спор о социализме в Русской Церкви (по публикациям конца XIX — начала XX вв.)

России развертывается активная дискуссия по вопро­су соотношения между христианской верой и социализмом. Множество книг и брошюр на эту тему, зачастую с названием «Христианство и со­циализм», выходит в начале XX века в России. Многие виднейшие русс­кие иерархи, священники, философы, публицисты и писатели высказыва­ются по этой проблеме. Характерной особенностью этой дискуссии (впрочем, как и обсуждение любого глубокого вопроса в России) явля­ется стремление дойти до сути дела, найти самые глубинные его корни, высказать «окончательные» суждения. Поэтому эта дискуссия представ­ляет исключительный интерес в смысле понимания судеб России и ее ре­лигиозно-исторического призвания.

Содержание русского проекта

Почему гибнет Россия? Гибнет во всех смыслах: экономическом, политическом, моральном, демографическом, духовном, даже территориальном. Потому что у нас отобрали великую идею. Без великой идеи России не жить, без нее она существовать не может. Все предыдущие 500 лет Россия такую идею имела – сначала идею Третьего Рима, Христианского Царства, а затем – идею построения коммунизма. Теперь не то что великой – нет никакой идеи. Вот Россия, приватная и приватизированная, и летит стремительно к своей гибели.

Христианское отношение к собственности

Для верующего христианина (приходится говорить так потому, что в наше время существует масса христиан неверующих: “христиан кесаревых”, “христиан государственных”, “христиан владельческих” — имя ж владельца – Мамона) — тут представляется возможным три вопроса: 1) Каково должно быть отношение каждого отдельного верующего к своей частной собственности? 2) Каково должно быть отношение, в среде верующих, объединенных в церкви, к собственности верующих и принадлежащих к церкви. 3) Каково должно быть отношение верующих к собственности не/5/верующих (или иначе верующих) и не принадлежащих (или не хотящих принадлежать) к Церкви?

Христианский социализм. Тезисы

Это способ социального бытия христианской общины. Христиане должны на земле жить по-христиански. Христианский социализм – это способ подготовки к Царству Небесному, когда, по слову Иринея Лионского, «достойные постепенно привыкают вмещать Бога». И христианский социализм – образ такого христианского жития для общин всех уровней, начиная от прихода и кончая христианским государством.

Несколько мыслей по поводу христианского социализма

Конечно, многие скривят саркастическую усмешку – мол, утопия, да и только. Думается, что все же это не так. Христианский социализм – не утопия, а христианский идеал. По сути дела – это заповедь Христова об устроении социальной сферы. В своей существенной части он по плечу даже падшему человечеству.