Рубрика: Апокалипсис


Хилиазм и общество

Амилленаристы убеждены, что именно «богословские заблуждения» премилленаристов лежат в тех бедах, что обрушились на человечество в последние несколько веков. Но так ли это на самом деле? Нет ли в этом и вины амилленаризма? Попробуем в этом разобраться.

Апология святоотеческого хилиазма

Употребление слова «хилиазм» в негативном оттенке по отношению к учению святых отцов Древней Церкви о «тысячелетии в Иерусалиме» неверно по существу. В Русской Православной Церкви впервые «вталкивает вместе с истиной в одну темницу… под общим изобретенным для них названием «хилиазм »1 чувственный хилиазм еретиков и учение святых отцов Древней Церкви о «начале нетления» митрополит Макарий (Булгаков) в работе «Православно-догматическое богословие», опубликованной в 1852 году.

Противоречия хилиастической концепции блаженного Августина

Нельзя начало вечного царства Христа, то есть «тысячелетие покоя», считать за отдельное царство – «царство благодати». «Царство благодати» можно и нужно называть «историческим периодом существования Церкви в условиях мира до второго Пришествия Христа», когда, после низвержения зверя и лжепророка в геенну огненную, начнется первая тысяча лет вечного царства Христа.

Ложный образ антихриста. Ответ Льву Регельсону

Речь здесь не о том, хорош или плох коммунизм. Коммунизм стал «ложным образом Антихриста», а под прикрытием этого в мир пришла новая идеология – идеология свободы греха, свободы нравственных пороков, свободы соблазнов.

Антропология Откровения святого Иоанна Богослова

Научное сообщество утверждает, что человек «шестого дня», о котором говорится в 1-й главе Библии, появился около 50 тысяч лет тому назад. Нет сомнений, что именно о виде Homo Sapiens говорится в этом месте Библии: «И сотворил Бог человека по образу своему». Но богословы тоже не могут сдать своих позиций: достоверно то, что Адам был сотворен около семи тысяч лет тому назад. Совершенно очевидна правота тех и других. Стало быть, речь идет об различных этапах творения человека.

О «чувственном Царстве»

Что поражает в первую очередь в позиции противников святоотеческого учения о «воскресении первом»? Пожалуй, это грубое игнорирование логической ошибки, именуемой «учетверение терминов»: приводят мнение некоторых святых отцов Церкви о хилиазме иудействующих еретиков и открыто переводят осуждение этой ереси на учение учителей Древней Церкви — мужа апостольского Папия Иерапольского, святых отцов Иустина Философа, Иринея Лионского, Мефодия Патарского — о «воскресении первом» и о первом тысячелетии вечного Царства Христа.

II. «Выйди от нее, народ Мой»

«Выйди от нее, народ Мой» – это эквивалент хорошо известному, но не выполняемому «не можете служить Богу и мамоне». Христианство и рыночная экономика несовместимы. И только по плененности (и материальной и, увы, духовной) мы, православные, участвуем в ней. А многие и восхваляют, считая ее подлинно христианской. Но вот незадача: «пал, пал Вавилон». А мы-то уже свыклись с «шопингом», Мы и Россию-то сдаем именно за него. Да, уже сдали, даже и не заметили как и когда. «Выйди от нее, народ Мой» – это призыв хотя бы в последние, апокалиптические времена одуматься, понять, что нельзя называть себя христианином и спокойно поддерживать строй, на котором расцветают мерзости земные.

I. «Великая любодеица»

Конечно, образы Апокалипсиса с огромным трудом поддаются непротиворечивой интерпретации. И все же рискнем высказать одно суждение. Вавилонская блудница – это современная рыночная экономика. Да, та самая наша общая знакомая, с которой мы все познакомились лет двадцать назад. И, казалось бы, должны были к девушке приглядеться. Но вот беда: никак не можем признать в ней не просто даму легкого поведения, но ту самую «великую блудницу», суд над которой развертывает перед нами Откровение в виде, пожалуй, своей самой красочной картины.

Глава из очерка «Тайны апокалипсического Вавилона». III. Вавилонская блудница.

Сейчас Русская Православная Церковь стоит перед угрозой реформ, пример которых дал Второй Ватиканский собор: либеральная вера требует «перестройки» в такую «Церковь», которая будет исполнять роль хосписа глобализации мира по-американски. Полная победа либерализма не оставляет православию никаких возможностей для преображения социально-экономической жизни общества на христианских началах, без чего проповедь Евангелия в современном мире в принципе невозможна: православная Церковь вынуждена плестись в обозе либеральной веры, ориентируясь на востребованное ею католическое социальное движение «Каритас». Для православного христианства либерализмом уготовлена участь быть санитарным отрядом, помогающим утилизировать «лишнее» человечество: традиционный мир должен умирать «гуманно», то есть накормленный дешевыми продуктами для бедных, обутый и одетый в синтетику, помазанный зеленкой, окруженный улыбающимися христианами…

Глава из очерка «Тайны апокалипсического Вавилона». II. По следам трех коней Апокалипсиса.

Этот момент напрямую связан с социально-экономическим развитием, порожденным ситуацией с Евхаристической Трапезой. Вот как об этом пишет Феликс Карелин: «На протяжении двух-трех столетий процесс капиталистического развития охватил весь христианский мир. При этом обнаружилась одна удивительная закономерность. Оказалось, что склонность того или иного народа к участию в капиталистическом развитии находится в строгом соответствии и в обратной пропорции к участию этого народа в Евхаристической Трапезе. Чем полнее христианский народ участвует в Евхаристической Трапезе, тем менее склонен он к участию в капиталистическом развитии; чем глубже евхаристическая ущербность христианского народа, тем более активным оказывается его участие в развитии капиталистической системы», — заключает он.

Глава из очерка «Тайны апокалипсического Вавилона». I. Вавилон исторический

Подытоживая нравственную характеристику Вавилона времени пленения еврейского народа, В. Белявский пишет: «Таков был Вавилон — «Врата божьи», крупнейший и богатейший город мира, где великолепие, роскошь и утонченный разврат уживались с трущобами, нищетой и уголовщиной. Громадный город ни в чем не знал соперников. Священный Вавилон был в то же время проклятым Вавилоном, вместилищем всех пороков, какие только существовали на земле».

Святоотеческое учение о Тысячелетнем Царстве: возвращение из схоластического плена.

Казалось бы, вопрос о Тысячелетнем Царстве Христа на земле далек от христианского социализма. Но это совершенно не так. Если установление Тысячелетнего Царство Христа неизбежно, то вопрос о социальной жизни в этом Царстве переходит в разряд первостепенных.

Тысячелетнее царство: сермяжная правда

Для автора этих строк совершенно очевидно: полное осуществление идей христианского социализма равнозначно появлению Тысячелетнего царства Христа на Земле. Но встает совершенно законный вопрос: а возможно ли это без Прихода Христа? В свете разобранного выше «закона» «православной гравитации» это представляется невозможным. Почему?