Рубрика: Христианская социология


О богословии собственности

Итак, собственность – и личный и общественный феномен. Поэтому богословие собственности должно содержать анализ последствий владения как на индивидуальную душу, так и на общество.

Леонтьев и Пустота. (О Постмодерне с религиозной точки зрения)

Ныне религия денег победила, по-видимому, бесповоротно и окончательно. Все мы (и автор в том числе) – молодые и старые, мужчины и женщины, добрые и злые – бежим за деньгами. Воистину этот культ стал подлинно всенародным. Чтобы что-то сделать – и хорошее и плохое – нужны деньги, деньги и деньги. С помощью денег мамон взял под контроль все – и души человеческие, и общественные институты. И контроль этот безжалостен: если ты поклоняешься мамону, то он награждает тебя, если противишься, — то он просто перекрывает денежный канал, выбрасывая тебя из общества на произвол судьбы. Огромный идол до неба стоит над миром, протянув паутину финансовой необходимости, в которой барахтаются все и вся.

Основные христианские доктрины о богатстве и собственности. История этих доктрин в Православии, католичестве и протестантизме

оказывается, что в христианстве бытует целых три существенно различных парадигмы имущественной этики. Поэтому имеет смысл рассмотреть этот вопрос с исторической точки зрения и проследить, как менялся взгляд на право собственности и богатство в различных христианских номинациях: Православии в его византийском и русском вариантах, в католичестве и протестантизме.

Новые монастыри

С тех пор как Спаситель пришел на землю, христианский мир не раз пытался осуществить идею христианского социализма. Этим термином мы называем круг идей, общин или государственных образований, основанных на сочетании христианской веры с принципом общности имущества. Это сочетание отнюдь не бессмысленно. Наоборот, из христианской морали любви к Богу и ближнему принцип общественной собственности вытекает непосредственно. Ведь по слову ап. Павла «любовь не ищет своего»

Законы экономики с точки зрения христианской этики

Широко распространено мнение, что экономические законы объективны, что они являются законами природы, причем – как природы, объемлющей человека, так и внутренней человеческой природы. Они фундаментальны, неизменны, и потому задачу экономической науки видят лишь в отыскании и формулировке этих законов. Таких позиций придерживаются как представители марксистского взгляда на экономику, так и экономисты либерального направления. Но верен ли такой взгляд? Мы попытаемся обосновать иную точку зрения. Ее суть в том, что экономические законы – порождения нравственности. Они определяются теми нравственными установками, которые приняты обществом в сфере хозяйственной деятельности.

Стоимость как справедливость

Что такое стоимость? Каков смысл стоимости? Какие категории бытия за ней стоят? Продолжим вопросы. Измеряется ли стоимость трудом, как это предполагали Адам Смит и Карл Маркс? Или «У самой стоимости нет никакой нестоимостной субстанции, у нее только одна субстанция – сама стоимость»? А может быть и не нужно философствовать, плюнуть на стоимость и, как это делают в современных «Экономикс», просто считать, что есть цена, которая формируется рынком? Попыток осмысления стоимости много. Даже слишком. И подозрительный разнобой в суждениях говорит, что удовлетворительного ответа пока не найдено.

Имущественная парадигма Церкви как фактор развития экономики

Общие механизмы взаимодействия религии и экономики, на наш взгляд, можно выявить, рассмотрев различные парадигмы религиозного, в частности – христианского, отношения к богатству и собственности. Анализ различных мнений по этому вопросу в христианской среде показывает, что таких парадигм Церковь имеет не одну, а целых три.

Право собственности в церковной оценке

Сегодня, когда Россия переживает ломку общественно-экономичес­кой формации, когда наша страна ограблена, народ разорен, и когда идеологическая машина новой власти наперебой восхваляет частную собственность, личный интерес, выгоду, наживу, насущно важны выяс­нение и актуализация подлинного учения Православной Церкви о нравс­твенных критериях социально-экономической жизни людей. В этой связи основное внимание в работе уделяется обоснованию и актуализации не­обычайно высокого религиозного идеала, но в то же время ясно данно­го нам в Писании — идеала общения имуществ. Сейчас, после крушения социалистической системы, этот идеал непопулярен, и церковная об­щественность пытается найти выстроить образ православного государс­тва, в основе которого лежит частная собственность. По нашему мне­нию этот подход неверен в своей основе, и требует критического от­ношения, причем с нравственно-христианских позиций.

А.В. Карташев о взаимоотношении Церкви и государства

Занимаясь каким-либо сложным вопросом всегда очень полезно по­нять мнение людей, которые мучительно, в течение всей жизни над ним размышляли. Думается, что это в полной мере применимо и к Антону Владимировичу Карташеву, для которого тема взаимоотношения Церкви и государства была стержневой во всей его литературной и практической деятельности.

Социальный смысл симфонии

Но для чего все это, для чего эта сложная конструкция симфонии? Ответ: ради христианизации социума, ради того, чтобы жизнь населения христианской империи не сводилась бы к «храмовому» христианству, а была бы христианской во всей ее глубине и повседневности