Рубрика: Русская религиозная философия и богословие


О работе Г.М. Шманова «Десять статей о социализме». Выступление на вечере памяти Г. М. Шиманова 30 октября 2013 г.

Разговор о социализме в наш век труден – слишком уж его идеи опорочены (если не сказать более сильно) и консерваторами и либералами. Либерализм Шиманов резко порицал. Но он не был и консерватором. Он был традиционалистом. Тут тонкость – для Шиманова важны основные ценности здорового общежития: религия, семья, община, нация. Но их реализацию он видел не в возврате к старым дореволюционным и тем более советским формам (ибо и там они искажались), а к поиску новых, высших форм общественной жизни, в которых бы эти ценности достойно воплотились. Вот в качестве такой новой формы Шиманов чаял социализм.

Воспоминания. Часть III

В третьей части «Воспоминаний»: Об отце Александре Мене.

Воспоминания. Часть II

В второй части «Воспоминаний»: Отец Дмитрий Дудко. Глеб Якунин.

Воспоминания. Часть I

Записи воспоминаний Г.М. Шиманова были сделаны летом 2004 года у него на квартире на Рижской. Воспоминания рисуют целый ряд живописных картин из жизни религиозно-диссидентской среды в советский период. Основную часть их составляют рассказы о тогдашних известных деятелях религиозного движения. В первой части «Воспоминаний»: Об отношении к советской власти.Из воспоминаний о ранних друзьях. Михаил Агурский.

Русский мудрец. Социальный традиционализм Геннадия Шиманова

Геннадий Михайлович Шиманов (1937-2013) стоял у истоков русского национального движения. Его с полным основанием можно назвать православным русским традиционалистом. Но при всем при том, он довольно резко выделяется на общем фоне, ибо его традиционализм был социальным традиционализмом.

Причины гибели христианской цивилизации

Понять причины гибели христианской цивилизации значило бы понять, какие ошибки и преступления, допущенные нашими предками, мы не должны повторять в своём будущем (если оно у нас будет). А без надежды христиан на лучшее будущее и без созидания ими его уже в настоящем Христианство обречено на окончательное увядание. Вот почему разумные христиане должны распознавать не только достоинства своего Христианства, каким оно складывалось в истории, но и его пороки.

В память вечную будет праведник

Ушел ко Господу Геннадий Михайлович Шиманов (10.07.1937-24.05.2013). Геннадий Шиманов – это символ «диссидентской» эпохи нашей церковной, политической и общественной мысли. Эпохи по-своему замечательной, но теперь, с его уходом, навсегда закончившейся. Это был праведник, исполнявший может быть самое трудное послушание – говорить истину. Он выполнил все, к чему был призван Господом и ушел к Нему, отдав все свои силы и таланты.

Загадка Хомякова II. «Выше же всего единение святости и любви»

Хомяков, из всех богословов, причем не только русских, дал самое высокое, самое духовное понятие о Церкви. В основе хомяковского понимания Церкви лежит понятие соборности – единения членов Церкви в истине и любви.

Загадка Хомякова I. «Для России возможна одна только задача: сделаться самым христианским из человеческих обществ»

Хомяков очень сложен, хотя с первого взгляда кажется, что он говорит о простых вещах – его статьи в основном направлены на выработку доказательство истинности «славянофильского» (точнее, прорусского) мировоззрения, которое ныне для русских людей является совершенно естественным. Но дело в том, что за этой очевидной мыслью у Хомякова лежит огромный пласт философских, исторических, социальных и богословских мировоззренческих идей, совсем не очевидных, весьма оригинальных и далеко не непротиворечивых.

Леонтьев о социализме: предвиденное и непредвиденное

Человек сильного, но своеобразного ума, Леонтьев с трудом дружил с логикой. Но удивительная историческая интуиция позволила ему многое предвидеть.

Судьба Соловьева III. «Детушки, антихрист!»

Три разговора оказываются шкатулкой с двойным дном. За критикой толстовства прячется истинное содержание – расставание Соловьева с прежними кумирами и самыми заветными идеями.

Судьба Соловьева II. «Показать добро как правду»

Название книги «Оправдание добра» говорит само за себя: нравственный критерий в жизни человека – главный; нравственный закон пронизывает все стороны человеческого общества: правовую, национальную, экономическую, политическую, военную. Цель книги, как ее определяет сам Соловьев – «показать добро как правду». Оптимизм пронизывает всю книгу – нравственный прогресс необходим, и он идет, пусть медленно и с возвратами, так что перед концом мира (насчет которого философ никогда не сомневался) человечество ждет нравственный расцвет.

Судьба Соловьева. I. «Я мало помалу превращаюсь в машину Ремингтона»

Многие православные с большим предубеждением относятся к нашему замечательному христианскому философу Владимиру Сергеевичу Соловьеву. «Еретик», «папист», «хулитель Церкви» – то и дело приходится слышать из уст не только мирян, но также священства и монашествующих. Не будем ставить клейма и приклеивать ярлыки. Каждый человек сотворен Богом по определенному замыслу и предназначен для исполнения здесь на земле определенной цели. Но понять и исполнить свое предназначение ох как непросто. Во всяком случае, его судьба требует осмысления.

Что такое история и зачем она нужна Богу и людям

История это куда более сложная и таинственная вещь, чем та информация, которую дали и дают нам историки. Осознать эту сложность хотя бы отчасти, значило бы для людей увидеть руку Божию там, где они её не видели раньше. История (как наука) без историософии это то же самое, что тело без души.

Послесловие к публикации

Эта статья (Сомин Н.В. Достоинства и недостатки миросозерцания И.А.Ильина) была написана 15 лет назад, и с тех пор подвергалась лишь легкой редакторской правке. Изменились ли мои оценки после ее теперешнего просмотра? В принципе – нет. Только остается сожаление, что мало сказал, а что сказал – сказал слишком мягко, с оговорками. Но все же, в порядке более полной характеристики мировоззрения Ильина, кое-что я добавлю…

О частной собственности при социализме. Отклик на статью Н.В. Сомина

Стремление человека к личной выгоде нельзя запретить, и советская практика великолепно подтвердила эту простую истину. Запретить нельзя, а ввести это стремление в рамки закона, в рамки нравственности и здравого смысла, можно и должно. Должно потому, что если не дать стремлению человека к личной выгоде законного выхода, то он будет искать и найдёт выходы незаконные, разрушительные для общества и государства.