Рубрика: Разное


О «Нашей революции»: феномен Сталина и сталинизма — христианский взгляд

Для православного христианина Истина есть Христос, все остальное в лучшем случае – полуправда, которая хуже всякой лжи. Поэтому понять смысл феномена Сталина, сталинизма, вообще “нашей” революции и всех последующих событий можно только с помощью христианской историософии, определяющей смысл истории как борьбу за спасение людей между Божьим Промыслом и “тайной беззакония”: “Ибо тайна беззакония уже в действии, только не совершится до тех пор, пока не будет взят от среды удерживающий теперь” (2-ое Фес.2.7)

Треугольник формы-содержания и его социально-нравственная интерпретация

Подчиняется ли нравственное содержание личности или общественного явления каким либо закономерностям? Или «Дух дышит, где хочет»? Представляется, что некую закономерность все-таки можно сформулировать.

Алтари и таланты

Любовь – это жертва. Эгоист все подгребает к своему «Я», но тот, кто любит – жертвует собой ради других. Но вот проблема: алтарей, куда мы должны принести жертву, много. Их можно насчитать аж целых пять: — самый ближний – семья, — подальше – община, — еще дальше – нация, — совсем далеко – государство, — наконец, на горизонте – человечество. Проблема не только в том, чтобы возгреть в себе любовь, но и том, чтобы верно, по Божьи, отдать ее.

Стяжатели и «нестяжатели»

Спор «стяжателей» и «нестяжателей» в XVI в. как магнит притягивает мыслящих людей. И публицисты и историки, верующие и неверующие, чувствуют, что это – узловое событие, хорошенько разглядев которое можно будет подобрать ключ ко всей русской историософии. В этом эпизоде столкнулись земное и небесное, личное и социальное, государственное и церковное. А результаты борьбы надолго, может быть, навсегда определили духовную траекторию России.

Личное спасение или спасение России?

Действительно, Царство Божие – подарок изумляющей щедрости. И многие чистые души по призыву Бога влекутся туда, отринув все остальное. Но есть и другие, – их тоже немало, – люди особенно жертвенной природы, сердце которых столь уязвляется страданиями народа, что свою цель жизни они видят не в попадании в райские кущи, а в помощи людям. Вспомним, что апостол Павел, хотя душа его и безмерно влеклась ко Христу, тем не менее сказал: «я желал бы сам быть отлученным от Христа за братьев моих, родных мне по плоти» (Рим.9,3).