О «Нашей революции»: феномен Сталина и сталинизма — христианский взгляд

 МИФОЛОГИЗАЦИЯ  ИСТОРИИ И ЛИЧНОСТИ СТАЛИНА

 За время советской власти история страны и самого советского периода менялась не один раз.  В 1920-е гг. господствовавшая тогда “школа Покровского”  не нашла ни одного доброго слова о прошлом России. Марксистский классовый подход диктовал правила игры. Все цари объявлялись бездарными, власть антинародной, а все антирусские проявления —  борьбой с деспотизмом и великодержавным шовинизмом.

 По Покровскому Петр I, в основном, отличался сильным  пьянством и развратом, а умер от сифилиса;  пересказывать все то,  что Покровский писал о Екатерине II просто неудобно. Зато монголо-татарское иго писалось в кавычках, а победа над Наполеоном на “десятилетия задавила революционное движение в Европе”.  Покровский определял историю как “политику, опрокинутую в прошлое” [1, 1318].

 Примерно через 10 лет уже не было ни самого Покровского, ни его школы, а на широкий экран вышла киноэпопея Петр I.  Изменилась политика партии, и Иван Грозный из душегуба превратился в создателя Русского централизованного государства. Школу Покровского изничтожили в пух и прах на базе “того же” марксизма-ленинизма. Самое несмешное то, что подход  Покровского к истории остается на вооружении всех последующих “наследников” Сталина вплоть до сего дня. И сам Сталин стал жертвой такого понимания истории.  Мифотворчество рождается из-за недостатка исторических фактов и, самое главное, из-за  неверного их прочтения. Историческая наука занимается собиранием этих фактов, но сама по себе правильно интерпретировать их не может. Нужен критерий истины, определяющий смысл истории. В марксизме он изложен в “историческом материализме”. Куда завел нас всех этот материализм, и как он раскрыл нам смысл истории должно быть ясно уже и слепому.

 Для православного христианина Истина есть Христос, все остальное в лучшем случае – полуправда, которая хуже всякой лжи. Поэтому понять смысл феномена Сталина,  сталинизма,  вообще “нашей” революции и всех последующих событий можно только с помощью христианской историософии, определяющей смысл истории как борьбу за спасение людей между Божьим Промыслом и “тайной беззакония”: “Ибо тайна беззакония уже в действии, только не совершится до тех пор, пока не будет взят от среды удерживающий теперь, -” (2-ое Фес. 2,7). Обладающие свободной волей люди не могут уклониться от этой борьбы за их души, даже если они агностики, не говоря уже об отъявленных атеистах, но они должны четко представлять что: “Да будут осуждены все, не веровавшие истине, но возлюбившие неправду”. (2-ое Фес. 2, 12).

 Что касается мифологии о Сталине внутри истмата, то она разнообразна и полностью подпадает под “принцип Покровского”. Приведем лишь два примера.

 Миф первый о двух вождях, начал создаваться в середине 1920-х гг. и утверждал, что  Сталин наравне с Лениным  – несгибаемый и решительный организатор Октября и всех дальнейших побед партии.  На самом деле Сталин играл довольно скромную роль в Октябрьском перевороте. Более того, он в марте-апреле 1917 г.  занимал позицию условной поддержки Временному правительству.  В дальнейшем склонялся к поддержке осторожной позиции “штрейкбрехеров революции” Каменева и Зиновьева.  Нечего говорить, что практический вклад в “дело Октября” тогдашнего председателя Петроградского Совета  т. Троцкого был намного больше.

 Вообще до 1922 г. Сталин был мало известен не только в стране, но и в партии, находясь все время как бы за кулисами событий. Что в  нем отмечали в этот период все и даже враги,  так это огромную трудоспособность, аккуратность,  исполнительность и крайнюю осторожность – “идеальная посредственность” по желчному замечанию Троцкого.

 Все эти качества идеально подходили к полутехнической, как тогда полагали, должности генерального секретаря ЦК ВКП (б).  Но Сталин создал “аппаратный режим” и провел в 1927 г. решение ЦК об изъятии  у граждан и учреждений для архива ЦК всех материалов по истории партии и революции.  Таким образом, надо полагать, дело мифотворчества было взято в железные руки самого генсека.

 Миф второй — о гениальном марксистском теоретике и верном ленинце.  До 1917 г. самой заметной работой Сталина в центральной марксистской печати была правильная, но ученическая, по словам Троцкого, статья по национальному вопросу, написанная по просьбе Ленина.  Сталин в первой половине своего партийного пути был намного больше практиком.  Теоретиком он стал, видимо,  больше по  должности, чем по велению сердца.  Второй  вождь (после Ленина) в большевистской партии по определению не мог не быть теоретиком.  Хронологически общепризнанным теоретиком партии Сталин окончательно стал в 1929 г.  после разрыва с Бухариным.

 Что касается славы верного ленинца, то Сталин действительно почти до последних дней основателя советского государства старался избегать прямой конфронтации с ним, иначе не взойти было на вершину партийной лестницы.  Однако не все было так просто.  Вспомним хотя бы эти “последние дни” и знаменитое ленинское письмо к съезду с рекомендацией по удалению Сталина с поста генсека.

 Хорошо известно и концептуальное расхождение   между ними по поводу образования СССР в 1922 г.  Сталин выступал за вступление республик в РСФСР, Ленин же – за Союз советских республик Европы и Азии.  Химера Ленина просуществовала так долго во многом благодаря  сталинскому  умению балансировать между марксистским доктринерством и исторической необходимостью.

ТРАГЕДИЯ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ И СССР

  В переломный для России период конца XIX – начала ХХ века всемирный процесс апостасии (отпадения человека от Бога)   с   запозданием по сравнению с Западом, но с особой силой проявился в  православной империи. В стране произошел очевидный разрыв между духовным и социальным началами бытия. Со времен Петра I царство кесаря окончательно подавило видимую церковь  и стало ее использовать в своих социально-политических целях. С другой стороны, и историческая церковь несет свою долю ответственности за крах православного царства: “Грехи христиан, грехи исторических церквей очень велики и грехи эти влекут за собой справедливую кару. Измена заветам Христа, обращение христианской церкви в средство для поддержания господствующих классов не могло не вызвать по человеческой слабости отпадения от христианства тех, которые принуждены страдать от этой измены и от этого извращения христианства. … У Св. Василия и особенно у Св. Иоанна Златоуста можно встретить такие резкие суждения о социальной неправде, связанной с богатством и собственностью, что перед ними бледнеют Прудон и Маркс”. [2, 139-140] Но этого мог не знать молодой Сталин, в 19 лет исключенный из Тифлисской семинарии за пропаганду марксизма. Его можно в определенной мере считать символом  вышеупомянутого разрыва духовного и социального в жизни империи. И Сталин порывает с Церковью, чтобы полностью отдаться борьбе за социальную справедливость.

  На его примере хорошо видно, что мировоззрение и нравственность человека зависит, по крайней мере, от двух главных факторов: религиозного верования и социального быта. И если человек не удовлетворен этим бытом, то он может порвать с религией, этот быт “защищающей”.  Неудовлетворенность существующей действительностью порождает стремление создать новый, более совершенный мир. Так, идея коммунизма первоначально вдохновила массы на строительство  с фактически  религиозным рвением   нового общества “царства свободы”.  Дело в том, что каждый человек обладает внутренней религиозной энергией, мощь которой зависит от силы веры.  Причем эта вера, к сожалению, может быть и ложной, как в случае с коммунизмом. Разочарование народа в советском социализме наступило очень скоро из-за несоответствия ожиданий, подогретых лживой пропагандой, с реальным бытом. Как и при падении самодержавия, почти никто не вышел на защиту старой власти —  на этот раз советского строя.

 Утрата религиозного сознания не проходит даром. Народ легко поддается на новый виток лживой, уже прозападной пропаганды на том основании, что “у них быт лучше”…

 Кризисное изменение мировоззренческого  и духовного состояния большинства населения России за последние 100 – 150 лет можно представить в следующем виде: вера в трансцендентное спасение (религиозное сознание) —  вера в возможность построения рая на земле (идеализм) –  неверие в идеальное, как результат обывательского прагматизма (“кондовый” материализм).  Сегодня у подавляющего большинства россиян пропала потребность в спасении, и утратилось чувство высшей гармонии с Божественным Началом.  Доминирует и всячески поощряется “этика низов” по принципу “здесь и сейчас” — “оттянись со вкусом” — “после нас хоть потоп”.

  Итак, Сталин становится  профессиональным революционером, а затем  вождем большевистской партии и СССР.  В этой связи возникают два принципиальных вопроса: как такая маргинальная партия смогла взять власть в России,  и  почему именно Сталин достиг высших постов в партии и государстве?

  Напомним, что к началу I-ой мировой войны большевистская партия была разгромлена: все ее руководство было либо в тюрьмах и ссылке (Сталин, Каменев, Молотов и др.), либо в эмиграции (Ленин, Зиновьев и др.). Самодержавие свергли так называемые буржуазно-демократические партии. Затем недолго просуществовали три коалиционных правительства, включавшие  представителей от кадетов и октябристов до эсеров и меньшевиков.

  Практически все члены Временного правительства принадлежали к масонским ложам,  где они могли легко снимать свои политические противоречия [3,  410, 419-420].

 Собственно, современная западная демократия основана на этом масонском принципе: побеждать должен всегда “свой”, к какой бы политической партии он ни принадлежал. Создается только видимость выбора для профанов и обывателей, фундаментальные основы системы не должны меняться.

  После запрета масонских лож указом императора Александра I в 1822 г., они возобновили свою деятельность в России в 1907- 1908 гг. и сразу  активно включились в политическую борьбу [3, 285; 4, 22]. По сообщению Н.Берберовой, в период 1915-1917 гг. масоны составили, по меньшей мере, три заговора с целью свержения законной власти.  И к концу 1916 г. у них уже были готовы списки состава будущего правительства [4,  31,49].

  Из первого состава Временного правительства кн. Г.Львова десять человек из одиннадцати были масонами (кроме П.Милюкова). В последней “третьей коалиции”, “когда ушел военный министр Верховский, масонами были все, кроме Карташева…”, то есть 15 из 16 министров [4,  35,37,71].

  Масонские правительства стран Антанты (Великобритании, Франции, США) всячески поддерживали и приветствовали победу своих братьев в России по двух главным причинам.  Они теперь были уверены: во-первых,  в продолжении войны на восточном фронте вплоть до разгрома Германии; во-вторых,  в полном подчинении внешней и внутренней политики России после окончания войны.

 Русские масоны дали клятву ни при каких обстоятельствах не бросать союзников, и Н.Берберова приводит воспоминания Розена о том, что “Временное правительство (Керенский и Терещенко) было мягким воском в руках Антанты, чему доказательством уже было июньское наступление”[4, 41,73]. Так что никакие проливы России “не грозили”.  Однако этот замысел до конца не прошел – Германия воспользовалась маргинальными большевиками и бросила их в бой против масонского Временного правительства, которое уже не владело ситуацией внутри страны.  На Россию стремительно надвигались хаос и “мерзость запустения”.

  В первый раз в истории было показано, что западники-масоны у власти в России ничего кроме национальной трагедии принести не могут. Они принципиально не совместимы с Россией и служат чужим интересам. Весь ужас ситуации заключался в том, что кроме маргиналов-большевиков в то время, как оказалось впоследствии,  не нашлось иной силы для спасения хотя бы основной территории империи.

  Конечно, в СССР “масонская тема” и роль “вольных каменщиков” в революции никогда широко не освящалась, хотя некоторые немногочисленные и весьма неполные публикации на эту тему имели место [5].

 Дальнейшая борьба внутри правящей большевистской партии наиболее остро велась между марксистскими доктринерами (Троцкий и Ко.) и сторонниками “строительства социализма в одной стране” (Сталин с большинством ЦК).

  Неистовый  Троцкий обвинял Сталина в оппортунизме, отходе от марксизма,  в бюрократическом стремлении к национальному покою и даже в национальном социализме и мессианизме [6,  98,180,198]. По существу он был во многом прав. Ведь, условно говоря, столкнулись безумное западническое марксистское доктринерство, обрекавшее страну на новую национальную катастрофу,  и почвенное стремление к укреплению российской государственности и модернизации экономики.  В той конкретно-исторической ситуации Сталин был, безусловно, прав, и  сталинизм можно рассматривать как некую консервативную революцию против “прогрессизма” большевизма – “новое средневековье” или, говоря словами Троцкого, ”сталинский термидор”.

  Сталин,  собственно, не изобретал ничего нового. И по целям, и по методам он почти полная аналогия Петру I. Нужно было проводить форсированную модернизацию, чтобы Россию не смяли как с Запада, так и с Востока, и укреплять центральную власть. Человек обоими рассматривался исключительно как средство (“винтик”). Оба создавали  империи, заложив при этом все возможное для их разрушения.

  В тяжелую годину Сталин был вынужден обратиться к Традиции и внутреннему религиозному потенциалу, прежде всего, русского народа: “дорогие братия и сестры”… Сегодня уже известны многие факты, замалчиваемые ранее, о трансцендентной помощи России в час смертельных испытаний [7, 95-96, 100]. В 1943 г. Сталин восстановил патриаршество, были открыты духовные учебные заведения, ряд соборов и монастырей был возвращен РПЦ. Но Сталин не смог сделать главного – прежде всего, покаяться самому и вернуться в лоно Церкви, а также обязательно восстановить Храм Христа Спасителя в знак благодарности Ему, спасшему Россию и во вторую Отечественную войну. Почему у него не хватило сил на это?

 Ответ в какой-то степени, на наш взгляд, дала дочь Сталина – С.Алилуева. После  крещения в православную веру она стала понимать своего отца значительно лучше, и по ее мнению, со времени, когда она его хорошо помнила, он уже был духовно зависимый человек. Мягко говоря, находился под сильным воздействием сил “злобы поднебесной”.

  Итак, Сталин не смог полностью преодолеть большевизм, зато “интернационализм” быстро преодолел сталинизм, и на базе советской империи было построено некое “социальное государство”, развалившееся в 1991 г.

 CCCP мог до поры до времени противостоять всему Западу потому, что государство концентрировало волю и усилия подавляющего большинства народа на достижение одной цели — строительства коммунизма. Ложность цели предопределила внутреннее разрушение советского общества и начало  распада. Но распад этот в финальной своей части проходил по модели “контролируемого хаоса”. То есть он осуществлялся сверху самой властью при непосредственной поддержке из-за рубежа. Как же могли объединиться вчерашние коммунисты-ленинцы с воротилами мирового эксплуататорского капитала?

БОЛЬШЕВИЗМ И  МАСОНСТВО: ОЧЕВИДНОЕ – НЕВЕРОЯТНОЕ

 Выше мы упоминали о большевизме как маргинальном явлении в революционном движении России и мира. Свой вес он приобрел только после захвата и удержания власти в России.  По своим историческим корням и организационно-идейному багажу большевизм являлся феноменом чрезвычайно юным, поэтому не мог не заимствовать различные идеи, в том числе мировоззренческие, принципы партийного строительства, методы организации подпольной работы, агитации и пропаганды у  более зрелых и опытных тайных обществ, включая, прежде всего, масонство.

 Борьба с масонским Временным правительством ни в коем разе не исключает близость большевиков с масонами по многим мировоззренческим и своего рода эсхатологическим вопросам. При этом следует учесть, что масонские идеи возникли в истории значительно раньше их большевистских аналогов, как и их принципы конспирации и “партийного строительства”.

  Итак, можно выделить следующие основные масонские влияния в большевизме: отвержение Бога, Христианства, замена Бога на “человечество” —  атеизм и космополитизм (“человечество вместо отечества”) и отсюда — идея пересоздания бытия на земле и создания единой республики; низвержение всех национальных государств, тронов, религий и культурной идентичности ради “общечеловеческих ценностей” под лозунгом “свобода, равенство, братство” и в качестве первого шага — отделение церкви от государства; глубокая конспирация, система “внешней и внутренней партии” – профаны не должны знать все секреты и тайны организации;   цель оправдывает средства (насилие к ненашим как средство достижения цели).

 Однако атеизм и гуманитаризм относятся только к масонству низших и средних степеней посвящения. Масоны высших степеней исповедуют неоязыческую синкретическую религию, густо замешанную на  еврейском мессианизме и хилиазме. Иными словами, они готовят единство мира для прихода иудейского мессии и создания тысячелетнего царства Израиля [3,  51-92; 8, 418-469]. Масонскими являются все идеи международных организаций и наднациональных объединений от Лиги Наций и ООН до МВФ И ВТО.

  Из этого видно, что масонство совершенно не совместимо с христианством, и в 1932 г.  Собор архиереев Русской Православной Церкви за границей выпустил даже специальное Послание о масонстве ко всем верным чадам русской православной церкви за границей [3, 449-455]. В Послании, в частности, сказано, что “Масонство есть тайная интернациональная мировая революционная организация борьбы с Богом, с христианством, с Церковью, с национальной государственностью, и, особенно, государственностью христианской… Масонство  — непримиримый враг христианства. Оно поставляет своей целью разрушение Церкви, войну со всеми религиями, потрясение основ национальной христианской государственности и организацию революций во всем мире” [3, 449].  В конце Послания делается вывод о невозможности пребывания в лоне  Церкви членов масонских лож.

  Следует особо подчеркнуть, что масса масонов низших и средних степеней посвящения не имеет никакого понятия о религии высших масонских посвященных и может действительно верить в    гуманизм, миролюбие и справедливость масонства,  в очередной раз ”покупаясь” на их знаменитый лозунг: “свобода, равенство, братство”. В этом они напоминают массу простых, “честных коммунистов”, искренне доверявших вплоть до развала СССР партийному руководству. Поверить в возможность его тайного соглашательства с западными “империалистами” после десятилетий “холодной войны” было для них просто немыслимо.

 Холодная война была во многом связана с решением Сталина отказаться от американского плана Маршалла по восстановлению разрушенной советской экономики, так как принятие его означало фактическую утрату части национального суверенитета и, прежде всего, в сфере экономики. Однако “сталинский империализм” был вскоре заменен  прежним “большевистским интернационализмом”, смягченным хрущевской доктриной “мирного сосуществования систем с различным общественным строем”.  Путь к закулисным контактам был открыт, а страну истощали гонкой вооружения…

 Как известно, советские большевики имели свой “пролетарский” проект объединения мира, но они не знали, что в мире действуют не только материальные силы. С точки зрения высшего масонства, столетиями “пересоздающими” мир с помощью Люцифера, профаны — коммунисты являлись не более чем авантюристами и наглыми выскочками. Ведь человек без помощи Божьей слабее дьявола.  И высшее масонство вместе с “сионскими мудрецами” и дьявольской поддержкой  их незаметно переиграло буквально на наших глазах. Можно сказать, что высшие масоны с Запада поставили средних и низших “масонов” c Востока на подобающее им место. Весьма вероятно, что Горбачев и Ко. до сих пор верят, что повели страну по пути мира и процветания. Просто народ попался не совсем тот… Загребать жар чужими руками с помощью лжи и обмана – вполне масонский принцип.

 Следует отметить еще один очень  важный  момент.   В эсхатологическом плане атеизм и основанный на нем большевизм свою апостасийную функцию по подрыву православной веры в России уже выполнили и стали только мешать “новому духовному возрождению”. Ведь суть  апостасии такова, что она не останавливается на агностицизме и атеизме, а  возвращает человека  в духовную сферу через суеверия (неоязычество) и прямой сатанизм.

  Что ж мавр (большевизм) сделал свое дело, мавр должен уйти…

        ЗАКЛЮЧЕНИЕ

  Итак, сталинизм можно рассматривать как особое явление, возникшее внутри большевизма, как некую превращенную форму традиционного российского этатизма, объективно отдалившую развал страны, но в то же время не сумевшего найти правильное продолжение развития страны.  В 1991 г. мы получили масонский “реванш февраля” с абсолютно теми же признаками и последствиями. Разложение государства, общества и армии шло под привычными лозунгами о демократии, правах человека, цивилизованном обществе, правовом государстве. Несовместимость западников-масонов с Россией была явлена во второй раз. Теперь спровоцированная разнонаправленная энергия погони за личным обогащением делает Россию легкой добычей западных «глобализаторов», и уже очевидно, что как “тень Запада” Россия абсолютно не жизнеспособна.

  В этом смысле следует сделать еще один неутешительный вывод о крайне низкой конкурентоспособности российской власти за последние 100 лет. За это время пали самодержавие, временное правительство, советская власть, и сегодня мы терпим очевидное геополитическое поражение, не имея на официальном уровне никаких творческих и оригинальных идей по выводу страны из очевидного тупика.

 И все же следует сделать ряд выводов из нашей истории:

—   Россия не смогла существовать как формально православное  государство, то есть  при наличии разрыва между духовными и социальными началами;

—   Россия не смогла существовать как формально “социальное  государство” то есть вне православной духовно-религиозной основы;

—   Россия может существовать теоретически только при соединении    духовного и социального начал, то есть в системе православного социализма.

     Церковь при этом не должна покрывать социальные грехи царства кесаря, как это было в России раньше: “Страдания и стеснения были признаны полезными для спасения души, и это было применимо главным образом к классам  угнетенным, обреченным на страдания и стеснения, но почему-то не применено к угнетателям и насильникам. Христианское смирение было ложно истолковано, и этим истолкованием пользовались для отрицания человеческого достоинства, для требования покорности всякому социальному злу. Христианством пользовались для оправдания приниженности человека, для защиты гнета”. [2, 140].

 Итак, с учетом современного развития событий, можно перефразировать известное изречение Ф.М. Достоевского  о социализме [3, 507]: “Не в капитализме,  не в механическом его перенесении на русскую почву заключается спасение народа русского. Мы верим, что он может спастись    лишь, в конце концов, всесветным единением  во   имя   Христово на путях русского социализма!  И “если Бог за нас, кто против нас?” (Рим. 8, 31)

                                ЛИТЕРАТУРА

  1. КРАТКАЯ СОВЕТСКАЯ ЭНЦИКЛОПЕДИЯ. М.1948
  2. Бердяев Н.А. Истоки и Смысл Русского Коммунизма. М., 1990

   3.Иванов В.Ф. Русская Интеллигенция и  Масонство: от Петра I до Наших  Дней.  М.  2001

  1. БЕРБЕРОВА Н.Н. ЛЮДИ И ЛОЖИ. ХАРЬКОВ, М. 1997
  2. СМ., НАПРИМЕР, ЯКОВЛЕВ Н.Н. 1 АВГУСТА 1914 ГОДА. М., 1974
  3. ТРОЦКИЙ Л.Д. СТАЛИНСКАЯ ШКОЛА ФАЛЬСИФИКАЦИЙ. М. 1990
  4. ВОРОБЬЕВСКИЙ Ю.Ю. ПУТЬ В АПОКАЛИПСИС: ШАГ ЗМЕИ. М.1999
  5. Тихомиров Л.А. Религиозно-Философские Основы Истории. М. 1997
Тип публикации: Статьи
Тема