О Вере, Любви, России и Крестовоздвиженском Братстве (выписки из работ Неплюева и др. авторов).

Из работы В.И. Экземплярского «Памяти Николая Николаевича Неплюева». 1908 г.

Значение любви для Неплюева

Основной закон христианского Откровения

Любовь как основное в христианстве

Любовь должна быть стройно организована

Дисциплина любви

Любовь, но разное отношение

Любовь и равенство

Любовь против экономической борьбы

Противоречия свободы разрешаются только любовью

Как воспитать любовь?

Представители зла и представители любви

Обособление от зла и злых

Иерархия: любовь — разум — ощущения

Бессистемная благотворительность

Всеведение и всесильность Божия — следствие Его любви

Свобода как предпосылка зла

Христианский идеал — мировое единство

Древность рода Неплюевых

Барские привычки

Сон Неплюева

Главная цель Братства. Значение Братства

Литературные противники Братства

История кризиса в Братстве

Свидание с о. Иоанном Кронштадтским

Гости Братства

Проблема экономического обособления «семей»

Дарственная Неплюева

Братство — дело Божие

Цифровые параметры Братства

Хронология Братства

Лютецкий

Отношение к сочинениям Неплюева

Отрицательное отношение к Братству

Воспитание детей. Школы Братства

Экономическая эффективность Братства, социальная эффективность

Религиозная жизнь Братства

Устав Братства

Кончина Неплюева

Сны братчиков при кончине Н.Н.

Брак, семьи в Братстве

Рост численности Братства

Инославные в школе

Неудачи со священниками Братского храма

Воздвиженск

Вооруженная охрана Братства

Демократия в школе

Всероссийское Братство

Партия мирного прогресса

О капитализме

Нищенство и добровольная бедность

Искажение природы человека грехом

Перед Богом все виды труда одинаково почетны

Грешность простого народа

Совестливый богатый

Экуменизм, отношение к спиритам

Конгресс Единого Человечества

Национальный вопрос

О политэкономии

Отношение к Церкви

Соборность. Поместный Собор.

Всенародное покаяние

В чем покаяться

Новый Катехизис

Активность мирян в Церкви

Все, весь народ не живет по христиански

Христианство — не утопия

Мертвящая буква

Революция в России

О первохристианских общинах

Политический строй в России

Отношение к крестьянской общине

Отношение к социалистам

Мистика, общение с духами

Отношение к монашеству, аскетизму, постам

Толкование Писания

Молитва за Россию Крестовоздвиженского Трудового Братства (1905 г.)

Литература

Из работы В.И. Экземплярского «Памяти Николая Николаевича Неплюева». 1908 г.

«21-го января настоящего года, в своем имении Воздвиженск, скончался на 58-м году жизни основатель и пожизненный блюститель первого в России Кресто-Воздвиженского Трудового Братства Николай Николаевич Неплюев. В лице усопшего русская церковь и даже более того – весь современный христианский мир –потеряли выдающегося деятеля и религиозного мыслителя» /2:155/.

«Если попытаться изложить жизнепонимание Н.Н. в системе, то в нем ясно выступают три основные темы: изображение идеальных основ христианской жизни; взгляд на современную действительность с горячей критикой ее несовершенств и несоответствия идеальным основам, и наконец, призыв не менее горячий и вдохновенный, к лучшему будущему» /2:580/.

«отличительнейшей чертой, внутренней душою всего написанного Н.Н. Неплюевым является искренность. Когда читаешь его сочинения, то невольно чувствуется, что это — биение живого христианского сердца» /2:628/.

Значение любви для Неплюева

«… там, где я не чувствовал любовь, я буквально болел от скуки, буквально замерзал от духовной стужи… Не только присутствие человека грубо-недоброжелательного, но даже присутствие человека равнодушного, холодного доставляло мне тяжелое, иногда почти невыносимое страдание… Только проявление любви утешало меня, озаряли душу мою тихим светом, согревали ее нежной лаской, были чем-то родным, дающим смысл бытию. В отсутствие любви я коченел, замирал, сердце наполнялось тоскою и ужасом, и жизнь становилась невыносимым, бесцельным страданием» /2:157-158/.

О своем блюстительстве: «вся сила наша исключительно в любви» /3:86/.

«Вы знаете, какая для меня святыня любовь, знаете, что она для меня и воздух, и свет, и жизнь» /3:106/.

Основной закон христианского Откровения

«Любовь и есть верховный мировой закон вечной истины правды Божией, верховный завет Откровения Божия, верховный завет христианской нравственности» /21:14/.

«величайшее преступление христиан и величайшее зло в жизни христианских народов состоит в том, что молчаливо отвергнут верховный закон христианского Откровения» /21:34/.

«Для меня совершенно ясно стало, что в какие бы политические и социальные формы не рассаживалось человечество, все это будет буквою мертвою и мертвящею, пока не будет осуществлен верховный закон христианского откровения в тайнике вечных душ… без чего человечество … способно только говорить о вере, оклеветать веру, но не осуществлять ее» /90/.

Любовь как основное в христианстве

«Я (…) пришел к убеждению, что наивысшее благо Церкви поместной, русской православной Церкви, к которой принадлежу, моей христианской отчизны, как и личное благо всех ближних моих, состоит, главным образом, в том, чтобы вся жизнь стройно организовывалась на единой истинно-христианской основе — братской любви» /2:284/.

«В действительности любовь всегда святыня и все собою освящает, все очищает до святости. Не будем ошибаться. Любовь остается святыней при всех обстоятельствах. Она неменьшая святыня и в сердце атеиста, и в сердце разбойника, и в сердце блудника. Греховно их злое равнодушие к Богу и всему остальному Его творению, так греховно, что в этой мрачной пучине тонет святая капля их исключительной любви, но капля эта остается сама по себе не менее святою и делает святынею все, что сделано в духе этой искренней любви. Вот почему лучше, чище, святее атеист, разбойник и блудник, имеющие эту каплю святыни в сердце, нежели самодовольный фарисей, лишенный ее» /15:49/.

Любовь должна быть стройно организована

«Такою стройною организациею добра и были братские общины времен Апостольских, таким-же, не менее необходимыми и в настоящее время убежищами для кротких, могут стать трудовые братства» /1:7/.

«Мы не можем более быть христианами на час, оставаясь грубыми язычниками на все остальное время, нам надо не часть жизни нашей, а всю нашу жизнь сознательно и с любовью отдать на дело Божие.

Стройная организация добра в жизни, при таких обстоятельствах является насущною потребностью для Церкви.

Трудовое Братство и будет такой стройной организацией добра, убежищем для кротких; при его помощи Церковь может согласовать с верою все стороны жизни и стать во главе того громадного движения к сознательности, которое в настоящее время так часто отрывает от Церкви полезных деятелей» /1:13/.

«Трудовое Братство являет собою полезный для Церкви и Государства опыт стройной организации и сплочения прихода, опыт оздоровления и оживления общественной клетки церковного и государственного организма» /5:10/.

Общеобязательный путь — путь разумной христианской любви. Встав на него русские люди «естественно были бы приведены к наилучшему, наиболее целесообразному и богоугодному виду аскетизма — воздержанию от всего, что тушит в нас любовь к Богу и братолюбие» /9:301/.

«Именно в этом Церковь требует себе безусловного повиновения, во всем остальном признавая за верующими право христианской свободы» /9:302/.

«необходимо стройно организовать жизнь, всю жизнь, во всей ее совокупности, на началах любви, по разумным требованиям логики любви. Без этого нечего и мечтать о мирном благоденствии, основанном на любви» /24:20-21/.

Дисциплина любви

«Главная причина всего зла и всех страданий — отсутствие смиренной любви и добровольной дисциплины любви по отношению к Хозяину мира — Богу Живому» /3:249/.

«Человечество страстно желает свободы и не хочет понять, что никакая свобода невозможна без дисциплины любви, когда из любви к добру и ближним при свете этой любви к добру не хотят делать зла и тем становятся способными пользоваться безграничной свободой, не злоупотребляя ею» /6:8-9/.

«Там где отсутствует единственная истинная внутренняя, добровольная и прочная дисциплина, — дисциплина любви, — там только и возможна дисциплина внешняя, вынужденная, непрочная: дисциплина страха, когда не делают того, что слишком опасно делать, и дисциплина корысти, когда не делают того, что слишком невыгодно… Вторая — основана на праве частной собственности» /6:10/.

«без дисциплины любви, единственной гарантией личной свободы и является именно собственность, и что государственный социализм, если его когда-нибудь осуществит социальная революция, был бы худшим из всех видов рабства, который когда-либо испытывало человечество» /6:10/.

Любовь, но разное отношение

«любовь требует… совершенно разного проявления в отношениях к сынам света и сынам тьмы, без чего она перестает быть делом разумным, балует, потакает злу» /9:303/.

Любовь и равенство

«Они были равные любовью. Без любви они ни в чем не равны между собою. Равенство между ними, на словах и в жизни без правды Великого Уравнителя — любви, — только ложь и обман» /3:248/.

«Любовь организующая, объединяющая, созидающая, единственная, способная быть основою мирного благоденствия, достигаемого путем мирного прогресса, есть любовь к самому себе, к своей семье, к своим друзьям, к своей партии, к своему народу, к своей Церкви, к науке, к искусству, ко всему при свете любви к высшему добру, к высшей правде, называется ли это высшее добро Богм живым или каким-либо иным религиозным или философским термином» /24:13/.

Любовь против экономической борьбы

«Любовь непременно исцелит нас и от корысти, заставит нас понять весь ужас ожесточенной и ожесточающей борьбы против всех и вся на пользу своего кармана, на пользу личного или семейного эгоизма, приводящего к экономической распыленности, при которой вся жизнь становится биржей, где все покупается и продается, вся жизнь становится школою разврата и все отношения заклеймены позором корыстной борьбы, когда на одного победителя приходится множество побежденных, и громадное большинство этих побежденных ни на иоту не лучше жестоких в своем торжестве победителей, так как все они желают быть победителями, все жаждут борьбы и равно чужды духа мирной солидарности» /4:11-12/.

Противоречия свободы разрешаются только любовью

«В течение веков не на любви основаны были жизнь, отношения и труд. Основы страха и корысти не могли воспитать в человечестве христианских привычек духовной свободы и устойчивой торжествующей любви. Частое переживание духовных настроений, позорных для христианина, породило позорные характеры, стало позорной натурой, унаследованной нами, как первородный грех, от отцов наших» /3:97/.

Как воспитать любовь?

«Очевидно, воспитывать людей к любви иными способами, как любовью, невозможно. Любовь балует тех, которые не любят, они любовь примут с готовностью, как должное, и не признают за собой обязанности ответной любви. Для тех, которые отзовутся на любовь и оценят ее по достоинству, она будет могучим воспитательным средством; любовь не может избаловать их, напротив, она заставит их понять обязанности любви не только к тому, который их любит, но и к Богу-Любовь, и ко всему его творению, и к делу любви на земле» /3:132/.

Представители зла и представители любви

Собрание 9 мая: выяснилось, что многие живут за счет Братства, не исполняют своих обязанностей, но роскошествуют. Снова предложено разъединение семей и снова Н. против. Н. видит два лагеря в Братстве: люди, «самодовольные во зле», «отважные на зло» и «среди них жили слишком робкие представители добра, не поддаваясь злу, сторонясь от него, но слишком мало делая для торжества добра в общей жизни … Они дали самодовольным во зле людям завладеть положением» /3:124/.

«Все дело в том, является ли большинство представителями любви или представителями злобы. При любви естественно стремиться к тесному общению с теми, кого любят без недоверчивой боязни взаимной зависимости, при злобе естественно стремиться к возможно большему обособлению друг от друга, до полного распыления свободных индивидуальностей, стремящихся всеми мерами гарантировать себя от злобы всех окружающих» /4:8/.

«Напрасно обвиняют современную крестьянскую общину за то зло, которым болело все человечество, что мертвая форма общины не способна заменить собою животворящий дух, оказалась неспособною и сохранить этот дух одною силою буквы — очевидно. Из этого не следует, что зло может быть излечено уничтожением этой формы, вместо ее одухотворения спасительным духом жизни, здоровья и радости, которому именно эта форма и соответствует. Представители злобы не станут представителями любви оттого, что они перестанут быть членами, действительно не соответствующей их злобе, общины» /4:9/.

«представители гордыни, злобы и корысти» /4:9/.

«Да, представителей гордости, злобы и корысти слишком много во всех слоях русского общества, не исключая и крестьян, не исключая и представителей современной крестьянской общины. Все они совершенно чужды добровольной дисциплины любви к Богу и ближним. Все они способны понимать только дисциплину страха и корысти, воздерживаться от грубых проявлений своей индивидуальности, не вносить в жизнь хаос гордости, злобы и корысти только , когда это для них самих опасно или невыгодно. Под влиянием многих обстоятельств страха стало меньше; быть гордым, злым и корыстным человеком стало не невыгодно, особенно вне общины; и вот выходит наружу вековой недуг, проявляться которому раньше менее повадно было. Благо, что он проявляется. Ведь он и прежде существовал в скрытой форме. Если он не проявлялся, то был обман, как результат насилия чисто внешнего принуждения. Странно вместо того, чтобы лечить недуг, желать вновь загнать его внутрь, сделать скрытым, чего желают ретрограды, мечтающие о возвращении к прошлому, когда повадно было проявлять самодурство гордыни, злобы и корысти только немногим. Странно и требовать для болезни широкой свободы распространения, что делают крайние либералы со своей религией свободы индивидуальности. Если и полезно вызвать скрытый недуг наружу. то именно для того, чтобы, поставив правильный диагноз, немедленно приступить к лечению болезни» /4:10-11/.

«община представителей любви» /4:19/.

«Главной и даже единственной помехой … является отсутствие любви, добрых навыков устойчивого братолюбия. Слишком мало представителей любви, как в простом народе, так и в интеллигентных слоях общества, так и между крупными землевладельцами, так и между духовными пастырями» /4:27-28/.

Обособление от зла и злых

«жизнь свою сделать достоянием Божиим нельзя, не обособляясь от зла и злых» /21:62/.

«Обособившись от зла и людей злой воли, вера требует от нас разумно организовать добро в собственной жизни» /21:66/.

Иерархия: любовь — разум — ощущения

Статья Н.Н. Неплюева «Христианская гармония духа» /19/: три стороны человеческой души: любовь, разум и ощущения. Вывод: «разум, подчиняясь любви, должен властвовать над ощущениями». Или иначе : «Альтруизм, подчиняясь любви к Богу, должен властвовать над эгоизмом» /19:329/.

Основная идея статьи: любовь 1; разум 2; ощущения 3. Истинна только формула: 1+2+3, т.е.  есть все три стороны, но любовь на первом месте, разум – на втором, а ощущения (эмоции) – на третьем. Но в человеке (или явлении) может быть что-то одно или несколько, или все, но не в том порядке.

Пример: Общество.

3 Скопище разбойников.

3+2 Скопище разбойников и воров, стройно организующих разбой и воровство на законном основании.

3+2+1 Идиллия разбоя при благодушных взаимоотношениях.

2+1 Религия насилия и корысти. Восторженное, фанатическое почитание железа и золота.

3+1+2 Поэзия насилия и корысти, сдерживаемая благоразумием.

2  правовой союз. Основа общественного порядка — долг, холодный и неумолимый.

2+3 Правовой союз на основе взаимной выгоды участников. Основы общественности — долг и корысть; соблюдение выгод частных лиц.

2+3+1 Идиллия правового союза при благодушной уживчивости со всеми в границах соблюдения общественного долга и личных выгод.

2+1 Религия правового союза, долга, до фанатизма.

2+1+3 Поэзия правового союза, горячо любимого и смягченного практическим благоразумием, благодаря чему долг теряет характер жестокости.

1 Христианское братство — наивное, инстинктивное. Единственная форма братства, с которой мирятся даже и люди-волки потому, что она не организует добра в жизни, не ограждает от волков ни себя, ни других.

1+3 Христианское трудовое братство, стремящееся организовать жизнь на началах любви, не отводя подобающего места христианской философии, вере сознательной, почему не может быть достигнуто в организации жизни надлежащей стройности.

1+3+2 Христианское трудовое братство, еще не просвещенное светом христианской философии, но более прежнего пользующееся услугами разума.

1+2 Христианское братство умов и сердец, еще не осуществляющееся в практике жизни.

1+2+3 Христианское трудовое братство, стройно организованное на началах любви и христианской философии.

Еще пример: Государство. /19:391-393/.

3 Анархия. Господство грубой силы. Своеволие.

3+2 Анархия философствующая.

3+2+1 Идиллия анархии.

3+1 религия анархии.

3+2+1 Поэзия анархии, смягченной благоразумием.

2 Правовое государство. Честное выполнение долга как властями, так и подвластными, закон, обязательный для всех.

2+3 Правовое государство, стремящееся обеспечить национальное благосостояние путем развития промышленности и торговли.

2+3+1 Идиллия благоденствующего правового государства.

2+1 Религия правового государства. Идея высшей правды всепожирающего долга и неумолимой законности, возведенная в религиозный догмат.

2+1+3 Поэзия правового государства, религиозное поклонение которому лишено характера фанатизма, смягченного благоразумием.

1 — Христианское государство. Отношения основаны на единодушии и любви.

1+3 Христианское государство, стремящееся создать национальное благосостояние на основах любви. Оно не может насиловать кого-либо; оно явно становится на сторону добра.

1+3+2 Христианское государство. Больше системы, не только чувство, но и сознание высшей разумности.

1+2 Христианское государство, основанное на началах любви и христианской философии.

1+2+3 «Христианское государство, стремящееся стройно организовать свою жизнь на христианских началах любви и братства и не мирящееся с антихристианскими явлениями, ограждающее подданных от соприкосновения со злом, очищающее себя от антихристианских элементов путем выселения (без причинения ущерба, добровольность выезда для антихристианских элементов вполне естественна).

Осуществление в жизни такого идеального христианского государства является, конечно, несбыточной утопией при настроении большинства, совершенно для того не пригодным, и стало бы естественным, неизбежным, при соответствующем настроении большинства» /19:393/.

Бессистемная благотворительность

«Слишком неосновательно и желать, чтобы мы от этой высшей формы благотворительности отвлекались к рутинным формам ее, менее полезным по бессистемности своей» /5:13/.

«Мы не находим полезным благотворить окружающему населению, давая даром пользоваться угодьями, скотом, орудиями и вообще достоянием Братства, что было бы с нашей стороны именно той бессистемной, не упорядочивающей жизнь на добрых началах, благотворительностью, которой мы не сочувствуем, от которой и перешли к братской правде» /5:22/.

«Повинно в том Русское дворянство, … Повинны и те из дворян, которые сохранив родовые поместья, не смотрели на свое богатство как на священный талант, полученный ими от Бога… даже и те, которые растрачивали этот талант на бессистемную благотворительность, не организующую жизнь на добрых началах, обманывая представителей рутины жизни, внушая им убеждение в праве бедных требовать денежных подачек от богатых, мирясь со строем жизни, основанным на корыстной борьбе, а не на христианском милосердии» /9:277/.

«Рутинное отношение к благотворительности так укоренилось, что даже люди доброй воли сомневаются в том, что лучше, — разумная или неразумная благотворительность. Более того, сомневаются даже, можно ли разумную благотворительность назвать вообще благотворительностью, в одинаковой ли степени она душеспасительна, что лучше, — дать денежную подачку, оказать материальную поддержку, или на всю жизнь стать честным братом для человека, всю жизнь слить с его жизнью, братски помогая становиться ему достоянием Божиим» /7:3/.

«Из рутинного понимания благотворительности не только не вытекает систематическая деятельность в направлении организации жизни на братских началах, но даже деятельность эта становится невозможной: труды, нравственные силы и все материальные средства уходят без остатка в пучину моря житейского» /7:4/.

«На деле это любовь до крайности близорукая, настоящая апофеоза близорукости сердца. Бессистемная благотворительность, даже самая искренняя, основанная на чувстве сердечного участия, живой жалости — только паллиатив, не только не подготовляющий лучшего будущего, не организующий жизнь на началах добра и любви, но, напротив, часто вредный, усыпляя совесть, покрывая грязь и безобразие жизни цветами совсем неестественными, несоответствующими «основам» этой жизни… Это настоящее вливание вина нового в мехи ветхие» /15:70/.

«Целая жизнь, самые большие состояния — ничто в деле вычерпывания этого моря зла и скорби» /15:71/.

бессистемная благотворительность — путь «вычерпывания ковшиком моря зла и страданий» /8:14/.

«Со мною не только спорили, но самоуверенно поучали меня противному, устно и печатно говорили: Какое же это милосердие, воспитывать детей народа, любя их, как своих детей, призывая из обособиться в трудовое братство, представляющее из себя одну семью? Это «свои» и любить их, значит любить только любящих вас. Вот если бы вы вместо этого, не обособляясь, всем без различия проповедывали и благотворили, мы бы признали, что вы действительно христиане и действуете в духе христианского милосердия. Нам говорят, следовательно, поступайте, как поступали христиане 2000 лет, доведя христианский мир до позорного хаоса современной жизне-действительности. Не осуществляйте христианской правды, а проповедуйте ее, как ее 2000 лет проповедывали. Не осуществляйте правды братства в жизни, а заботьтесь исключительно о материальных нуждах ваших ближних» /21:52/.

Всеведение и всесильность Божия — следствие Его любви

«Именно любовь Божия и есть первопричина бытия» /15:30/.

«Бог христианского Откровения всеведущ и всемогущ и это только естественные последствия любви Его. Обнимая любовью Своею все творение Свое, Он не мог оставаться холодно равнодушным к малейшему их созданий своих. Все знать — потребность любви Его… Все мочь — потребность любви и мудрости Бога живого» /15:30/.

Свобода как предпосылка зла

«При злой воле свободу принимают не только в смысле широкой свободы проявления зла, но еще и в смысле широкой свободы насилия над добром» /3:218/.

«Никто не может против воли другого человека оказать на него нравственное влияние. Сам Творец неизменно уважает свободу воли своих созданий, не в смысле одобрения ее, а в смысле неуклонного воздержания от насилия на добро. В этом ключ к пониманию зла в творении Божием. Зло и есть не что иное, как свобода от Бога и правды Его. Совершенно нелепо обвинять себя за то, что по неумелости не выказал своего мнимого всемогущества, не достиг по отношению к другим, желанных не им, а мною результатов» /3:263/.

«Молитва имеет разумный смысл мольбы ко Господу, находясь на свободе от Него, сделать нас достоянием Своим. Имеет разумный смысл и мольба, обращенная ко Господу , вмешаться в дела мира сего, совершить чудо во благо, если будет на то святая воля Его…Для тех, которые понимают мир сей, как фальшивое Царство Божие, приноровленное к нуждам и пользе злых, причем и все зло мира сего совершается по воле Божией, всякая молитва становится неуместной» /7:42/. (по поводу «волоса с головы»).

Христианский идеал — мировое единство

«Дело Божие — воссоздание мирового единства. Это мировое единство и есть христианский идеал … Идеал этот в полной мере только и может быть осуществлен в Царстве Божием, в дому Отца Небесного, при полном обособлении от зла и злых» /7:35/.

Древность рода Неплюевых

«предки мои при святом Невском из Варяг вышли, испоместило их вече Новгородское, во бояры ставили цари Московские, пожег их вотчины царь Грозный, Великий Петр в Венецию учить послал» /20:257/.

Барские привычки

«Неблагоприятным обстоятельством для дела была и самая моя личность, с ее многими человеческими слабостями, с ее привычками к роскоши, к аристократизму и почти болезненной чувствительно эстетике» /4:36/.

Сон Неплюева

В 1877 г. в Мюнхене он видит сон:

«нахожусь в крестьянской избе в обществе крестьянских детей, беседую с ними, и чувствую такую духовную отраду, какой с детства жаждала душа моя» /1:4/.

«Для меня стало ясно, что мне надо уйти из общества людей, которые во мне не нуждаются,… уйти от них к тем бедным детям народа, которые нуждаются во мне во всех отношениях… я решил начать с воспитания крестьянских детей в сознательной вере в Христа Спасителя и сознательнойлюбви к нему» /1:4-5/.

«Сон этот трижды повторился» /21:88/

Главная цель Братства. Значение Братства

«Выходя из школы, наиболее удавшиеся в воспитательном отношении молодые люди настолько любят друга и дружны со мною, нам всем вполне естественно… желать устроить свою жизнь согласно святым заповедям Христа Спасителя в единомыслии и единодушии братского общения» /1:6/.

«Мне нечего было продумывать форму жизни, наиболее соответствующую вере и пониманию жизни верующего христианина. Св. Апостолы… научили нас тому примером братских общин, этой единственной форме социального строя, вполне соответствующей братской любви» /1:7/.

«Трудовое Братство есть вполне естественное соединение мирской общины с животворящим духом веры» /1:14/.

«Только в организованном трудовом братстве, живя в тесном братском общении, возможно перейти от разговоров о единомыслии, единодушии и братолюбии к осуществлению этих начал в жизни частной и общественной на степени живой правды» /2:285/ (Т4:42).

«Главная цель Братства — осуществить христианство в несравненно большей степени, чем оно осуществляется в окружающей жизни, основать отношения и труд на единой христианской основе братолюбия» /3:65/.

«новость самой постановки дела труда в христианском Т.Б., где труд и экономические его результаты не могут служить конечной целью, не могут иметь самодовлеющего значения, а должны подчиняться конечным целям духовного блага и торжества братолюбия» /3:69/.

«Трудовое братство задается целью на лоне своем организовать честно жизнь и труд на началах веры, действующей любовью, что составляет не только неотъемлемое право всякого православного христианина, но и нравственную обязанность» /5:7/.

«Создалось такое мирное единение в братолюбии, при котором оказалось возможным создать мирную трудовую жизнь, в которой прочный порядок зиждется на дисциплине любви к Богу и братству, не нуждаясь в мерах грубого воздействия» /5:7/.

«От Церкви поместной, от государственной власти и от Русского общества будет зависеть воспользоваться этим практическим опытом, сделать из него совершенно определенную программу мирного прогресса, сделать это дело в таких размерах, что оно станет основою прочного мирного благоденствия страны, делом обще-церковным, обще-государственным, общественно-полезным» /5:10-11/.

«То, что мы делаем, не ново, а старо, как христианство. Это именно то, что во все века проповедывалось с церковных кафедр, что заповедано нам Спасителем мира и всегда проповедывалось наилучшими, наиболее гуманными представителями философии… Ново то, что мы от слов перешли к делу, от проповеди словом к проповеди делом. Нова та степень осуществления правды, которую мы от себя требуем» /5:12/.

«Теперь это сокровище (Братство — Н.С.) я приношу в дар России» /4:39/.

«О, если бы поняла Россия и этот радостный опыт, ею в нас, пережитой» /21:109/.

«Драгоценный опыт, в нас пережитой человечеством, состоит и в том еще, что путем мирного созидания, в практичность которого так мало кто верит, можно достигнуть бесконечно больших результатов, нежели тем путем борьбы со злом в себе и в окружающей жизни, которым так давно идет человечество, достигая при этом столь плачевных результатов» /21:111/.

«Опыт наш доказывает возможность оздоровления души, воспитания к дисциплине любви в короткий срок 4-5 лет курса наших сельскохозяйственных школ» /21:112/.

Литературные противники Братства

«Всех наших литературных противников можно разделить на три главных отдела: изменники Братства; представители безбожной и антицерковной интеллигенции и своеобразных «ревнителей православия» /3:174/.

Изменники — особенно И.С.А. — он обвинял Н., что тот самовольно причащает (была братская братина).

Известная часть печати очень обрадовалась этому и началась систематическая травля дела, слишком опасного для их направления … Задавшись целью поставить Россию на путь Западно-Европейского прогресса, они систематически стараются возбудить в обществе недоверие и неприязнь ко всему, что тому противится… Понятно, до какой степени им несимпатична вся моя деятельность и в частности самобытное дело Трудового Братства, организующего жизнь на лоне Православной Русской Самодержавной Монархии, на началах, ничего общего с современной Западно-Европейской культурой не имеющих» /3:175/.

В это время выступил против меня М.О.М. — один из самых талантливых и убежденных последователей Толстого. Он был в Братстве 4 дня, но о всем писал как знаток. Это (видимо) Михаил Осипович Меньшиков:

«Как убежденный толстовец, он не сомневался в том, что вне толстовства истины нет и что все люди обязаны так думать. Делая мне честь считать меня не глупым человеком, он требует от меня толстовского правоверия и не может допустить с моей стороны ни логики, ни искренности с другой точки зрения, ничего общего с толстовством не имеющей. С его толстовской точки зрения, ему многое в Братстве не понравилось, все ему показалось не искренним, — до слез, прощающихся со школой на выпускном акте, включительно. Решив, что я и все мы не искренни, он более с нами не церемонится. Пробыв у нас не более четырех дней в качестве гостя, он говорит обо всем с уверенностью человека, основательно изучившего нас и дело наше» /3:176/ (1899г.)

История кризиса в Братстве

В 1900г. – кризис в Братстве, в результате которого несколько человек ушло.

«основной причиной всех нестроений в жизни Братства и частых измен ему, является гордость» /3:145/.

«Яд разливался по Братству свободно» /3:197/.

Н.Н. в Петербурге встречается с императрицей А.Ф. /3:197/.

Н.Н. специально надолго уезжал и Братства, чтобы научить его жить самостоятельно.

Уходит 5 чел. и дума исключает еще двоих. Однако к изменникам все относятся благодушно.

Наместница Б. Мария Николаевна мучается но держится, ей помогает Лютецкий.

Оба поэта: Р.Е.Л. и В.К.Ф. решили уйти из Братства. Обвинения: отсутствие в Б. свободы; подавляющий авторитет Н.Н.; плохое экономическое положение.

На светлой неделе состоялось собрание, где были прочитаны заявления недовольных.

Анонимное заявление (позже выяснилось, что его писал Р.Е.Л.). Там: Дума — «закрытое судебное учреждение», Н.Н. — «полновластный хозяин» /3:209/, «предпочтение всему физического труда», «сильное гонение на умственное развитие», «мрачная религиозность», «отсутствие нравственной свободы», «чрезмерная и сухая идейность», «Беспощадно суровое отношение ко всякой мысли и слову», «убито самостоятельное искание истины» /3:210/.

«Да, это самые заурядные, среднего типа, люди, только освещенные при свете дела Божия, опаленные святыней, к которой они без благоговения, в духе гордого себялюбия, прикасались» /3:211/.

Собственное (не анонимное) заявление Р.Е.Л.

«Братство по самому названию своему должно представлять из себя общество совершенно равноправных членов (обычное смешение равноправности и анархии. В Братстве все несомненно равноправны, имея одинаковое право быть выбранными на все должности в Братстве, до положения члена Думы и Блюстителя включительно. Эта равноправность игнорируется на том основании, что Братство не анархия, в которой за всеми признавалось бы право на полное своеволие, отрицание всякого порядка и неповиновение избранникам Братства даже и в самых законных требованиях во благо Братства. Какая знакомая картина современной умственной анархии. Достаточно уверовать на место Бога в непогрешимость современной культуры, чтобы именно так думать)… В Братстве продолжается система школы, т.е.

Н.Н. является воспитателем, а все братья идут туда, куда влечет их его воля… Авторитет его имеет подавляющее значение… Выходит, что истинного Братства — нет, а есть крошечная монархия с независимым правительством… Избирать в члены Думы должна не одна Дума, а общее собрание… Материальный вопрос считаю ни сколько не ниже самых возвышенных вопросов религии и нравственности… В Братстве именно этот вопрос является чуть ли не самой главной причиной тревог и сомнений… Попросить Н.Н. продать нам нужное количество земли на условиях долгосрочной выплатки (очень неожиданная, после всего сказанного, и находчивая комбинация для того, чтобы и большие средства получить и никаких нравственных обязательств на себя не принять)… Не надо осуждать уходящих и считать их изменниками (очевидно узаконив, оправдав и , так сказать, благословив измену)… Что мне тоже не нравится — это необыкновенно повышенные требования… Обилие покаянных собраний… Регламентация религиозной жизни… Чрезмерное обилие религиозных бесед» /3:213-214/.

«Сколько бы человечество не мечтало о братстве, мире и благоденствии, все эти блага не вытекают логично из греховности человеческой, это именно тот плод, который зреет только на лозе Божией и не может быть украдено человечеством, пока оно остается грехолюбивым, пока оно не покается до искренней к Хозяину мира — Богу Живому — любви» /3:215/.

Из выступления Н.П.П.

«я увидел, что мечты — лишь мираж»… «До сих пор все мы были лишь мечтателями, слепо верующие в Н.Н., в его слово и опыт»…»Братство до сих пор жило лишь чужой сказкой»… «На литературных вечерах выбирается только то, что написано «в нашем духе»… Отсутствие нравственной свободы чувствуется всеми» /3:217-219/.

Из выступления В.К.Ф.

«Труд не для стяжания мне представляется слишком большим подви­гом… Мое глубокое убеждение, что люби никогда не поймут Братство как подвиг, а скорее поймут его, как удобство в жизни, чем в сущности Братство и должно быть… У Братства нет будущего… Пусть Н.Н. и его семья не ставят нам обязанность всех тех нравственных требований, которые являются результатом не общего, а их религиозного самосознания» /3:220-221/.

«Надо ли говорить, какую страшную нравственную пытку я вынес во время чтения первых четырех заявлений…

Внутренно, во все продолжение этого истязания, я молил Господа дать мне силу по виду спокойно выдержать эту пытку до конца. И Господь дал мне силу сделать это, но именно в это время я впервые почувствовал сильную боль печени, которой до сих пор и страдаю по временам» /3:223/.

В 2 ч. пополудни было собрание Братства, избравшее председателем И.Ф.К. (ныне уже изменившему Братству). Это собрание, на котором были «недовольные» и простые члены (Дума и Блюститель отсутствовали). Недовольные верховодили и вели остальных. И.Ф.К. действовал в духе «большинства», «а мнения большинства — святы (другой святыни большинство современной интеллигенции и ее представителей в литературе не признают и признать не могут» /3:226-227/.

Постановления этого собрания противоречивы. Это самая позорная страница Братства: принято раздробление Б. на мелкие экономические единицы.

«Надо мною лично было совершено настоящее нравственное убийство. С этой минуты я почувствовал себя буквально мертвым, совершенно неспособным на какую-либо деятельность на земле… Меня подавило сознание нашей общечеловеческой греховности, страшное сознание того, что все люди и сам я в их числе, могут быть также по злобе слепы по отношению к Богу, как мы способны быть по злобе слепы по отношению друг к другу, не сознавая ни своей слепоты, ни своей злобы, ни своей жестокости» /3:241/.

«Никогда я не понимал жизни без любви. Для меня жить — всегда значило — любить» /3:243/.

«Тебе предстоит честно признаться перед лицом всего человечества, что дело «святого братства» задушено греховностью и грехолюбием большинства или принять участие в обмане, довольствуясь фальшивой монетой братства без Бога, братства гордецов и себялюбцев. Во втором случае с тобою не только помирились бы, но и превознесли бы тебя, как истинно либерального человека, находящегося на высоте современной культуры» /3:246/.

После собрания началось отрезвление. люди стали приходить и каяться.

«Конечно, есть между членами Братства, устоявшие в любви, но и они по большей части показали себя такими робкими: как в деле защиты добра, так и деле проявления своего гнева против зла, что взвалить на их слабые плечи всю тяжесть креста Трудового Братства — не только безумие, но и жестокость по отношению к этим робким, слабым людям» /3:246/. «вот что говорил мой человеческий разум» /3:246/.

«Спасла меня именно любовь к Богу» /3:247/.

«Все эти страшные дни от 13-го по 16-е апреля (1900г. — Н.С.), будучи не в состоянии заснуть более, чем на самое короткое время, я могу сказать, что душа моя постоянно проводила день и ночь в непрестанной молитве: «Боже, возьми меня отсюда. Ты видишь, что я долее не могу жить. Впрочем, да будет во всем воля Твоя. Если Ты хочешь, чтобы я продолжал жить и действовать, дай мне силу служить на святое дело твое: дай мне терпение, великодушие: кротость, смирение и любовь. Прости и возроди тех, которые ожесточились в ответ на призыв мой. Сам призови их и в немощи нашей сотвори силу Свою!» /3:249/.

«я — человек, чувствовал себя совершенно бессильным продолжать дело Братства, никакой борьбы за торжество дела этого в себе не вел, никакой победы в этом отношении не одерживал, а следовательно и не малейшей доли славы в деле спасения Трудового Братства себе приписать не могу. Вся слава целиком принадлежит Богу и любви Его» /3:250/.

16 апреля — воскресение Братства.

«вся сила моя была в любви, вся надежда в том, что любовью мне удастся возвысить души до высоты любви, необходимой для дисциплины любви и дела любви. Мне доказали, что многие, не только далеки от торжествующей любви, но даже полны ожесточения» /3:252-253/… Себя я считал виновным в неуспехе, ответственным за их ожесточение. И душа стонала в невыносимой скорби, моя простить и исправить все ошибки недомыслия и малодушия, соделанные мною и другими. В ответ на это я почувствовал глубокий мир, тихую радость настроения духа, приблизившегося ко мне и сказавшего мне: «мир тебе, не скорби о них: они отвергли тебя и любовь твою, отныне ты не отвечаешь за них и за судьбу их» Тогда душа моя стала молить Господа, чтобы он доказал мне, что не отвергает меня, что я остаюсь в руке Его и могу продолжать дело Его… В ответ на это душу мою наполнила ликующая радость… На несколько мгновений мне была дана радость любви, торжествующей над всем пережитым, радость не скорбной и мирной любви и молитвы о тех, о которых за минуту пред тем без мучительной скорби ни думать, ни молиться не мог… Господь как бы сказал мне: «не смущайся, ты продолжаешь быть в руке Моей; я дам тебе силу продолжать дело Братства Трудового. Я дам тебе и радость и любовь, когда найду справедливым эти чувства в тебе, без измены Мне» С этой минуты я почувствовал себя сравнительно спокойным» /3:253/.

На собрании 16 апр. Н.Н. говорил: они «живя без Бога, требовали и от меня, чтобы я любил их постоянной любовью, радостной без всякого отношения к тому, верны ли они Богу и делу Его или нет» /3:254/.

Мы долготерпели, призывали их, но это их только разбаловало. Мы все не хотели «допустить возможности злой воли».

Н.Н. объявил, что такое немощное Братство он не может вынести и обеспечить материальное существование. Думе, наоборот, нужно повысить требования, а несогласные пусть уйдут.

О большинстве: «Не большинство задумало и осуществило Братство. Породила его вера и любовь моя… Естественно в начале решающий голос в деле созидания Братства должен был принадлежать мне… Вполне естественно и в настоящее время и на будущие времена, чтобы решающий голос принадлежал Думе» /3:259/.

«Поймите из опыта нами пережитого, что большинство еще не способно самостоятельно создать Братство» /3:259/.

После, почувствовав прилив любви, Н.Н. пошел к Н.П.П. и обнял его; затем направился В.К.Ф. — но тот тут же заявил, что не раскаивается и уходит из Братства. «Водворилось общее молчание» /3:261/.

И.Ф.К. стал утешать В.К.Ф.

«Главной виной своей я теперь считаю то, что допустил злу укорениться в братстве» /3:262/.

И.Ф.К. стал говорить, что В.К.Ф. «не более всех нас виновен». «Нет, — отвечал Н.Н., — он бесконечно виновнее всех других и мне стыдно за вас, если вы этого не понимаете. Все опомнились, все желают оставаться верными Братству, а вы опять прежний» /3:264/.

После этого собрания Братство стало преображаться. Н.П.П. и

В.К.Ф. ушли из Братства. Они вскоре попросились обратно. Но Дума дала им 1 год испытательного срока. Они обиделись и окончательно ушли. И.Ф.К. ушел позже. Ушли еще некоторые (которые молчали).

Свидание с о. Иоанном Кронштадтским

Свидание с Иоанном Кронштадтским (1900г.). о. Иоанн сказал: «Пошел за Христом, нельзя, чтобы не гнали, не злословили, не ненавидели за имя Его. Радуйся тому. Это доказательство, что ты служишь делу Божию, а не делаешь дело человеческое. Терпи. Даст Бог, смягчатся сердца гонящих тебя и тебе даст Господь терпение и великодушие, и кротость, и смирение, и любовь» /3:208/.

о. Иоанн благословил Н.Н. и его дело: «Да даст тебе Господь

успех во всех добрых начинаниях твоих», «рад, что с тобою познакомился, я нашел в тебе истинно русского дворянина, занимающегося истинно дворянским делом» /3:208/.

Н.Н. говорит, что не может опубликовать всего, что говорил о. Иоанн.

Гости Братства

91г. был викарий еп. Сергий (Соколов), с тех пор всегда поддерживающий Братство.

Почетные члены: принцесса Евгения Максимиллиановна Ольденбургская;

преосв. Евдоким (Мещерский).

92г. — школу посещает Саблер ( еще не товарищ обера).

«Братство посетил пр. Антоний (Соколов) еп. Черниговский и Нежинский (хотя известно, что он никогда не выезжал). Он утвердил устав Братства.

И.И.Барановский написал завещание в пользу Братства всего своего имения.

Проблема экономического обособления «семей»

(1897г.) На собрании А.И.Фурсей предложил обособить каждую артель в экономическом отношении» /3:111/. Неплюев был против.

Собрание тогда согласилось с Н.Н.

Дарственная Неплюева

В конце 1901 г. Н.Н. принял решение передать по дарственной большую часть своего имения Братству.

«такое богатство я вручил Братству с тем, чтобы на пять талантов, ему данных, оно принесло десять и все эти десять талантов сделало достоянием Божиим» /7:67/.

Из статьи аббата A.Gracieux: Дарственная совершена 29 декабря 1901г. и утверждена 23 июня 1903г. По ней передано 16.435 десятин земли и 1906 кв. сажен земли с лесом, постройками и заводами (2 винокуренных, сахарный и литейный).

5313 дес. немедленно перешло в Трудовому Братству, которое должно было содержать на 23.320р. школы, церковь и больницу, и выплачивать долг Дворянскому Земельному Банку.

Общая стоимость переданного имущества 1.750.000 руб. Часть состояния осталась у семьи Н.Н. /14/.

«через два года с небольшим, после того, как Братство покаялось перед Богом и смирило себя пред ним до искреннего желания быть достоянием Его, члены его и жизнь на лоне его, настолько духовно преобразились, что по совести, пред Богом, нашел возможным, с согласия матушки и сестер, материально обеспечить Братство, передав ему по дарственному акту почти все наше достояние, часть его выделив в полную, хотя и неприкосновенную собственность центрального Братства, … а другую часть предназначив по смерти дарителей быть неприкосновенным фондом, обеспечивающим возможность учреждения отделений Братства в России, славянских и других странах» /21:107/.

Братство — дело Божие

«Братство, дело Божие» /3:56/. это «дело Божие, которое слишком долго не осуществлялось» /4:29/. «Вся силя моя заключается в том, что никогда я не обманывал себя, рассчитывая на собственные силы, всегда сознавал, что надо делать не свое дело, а дело Божие» /4:37/.

Братство сознает, что «дело Братства не может быть делом человеческим, что и доказал опыт жизни человечества, все общины которого распадались, не устаивая в любви, а должно и только может быть делом Божиим, благоговейным делом несения креста во след Христу. «Невозможное для человеков, возможно для Бога» /2:293/. ((из «Краткие сведения о Крестовоздвиженском Трудовом Братстве»)

«Мы… вполне сознаем немощность нашу, сознаем, что можем ошибаться и что ошибки наши со стороны могут быть виднее, чем нам самим» /3:86/.

«Господь, Которого я горячо молил соблюсти душу мою от скверны гордыни, повел меня и Братство таким крестным путем позора, поруганий и уничижений, что я не мог не чувствовать на этом пути совершенную ничтожность моих человеческих сил, не мог не ощущать вполне реальную силу Божию, в безмерной человеческой немощи моей совершающуюся» /3:15/.

«Без молитвенного настроения и благочестия мы не устоим в братолюбии» /3:63/.

Цифровые параметры Братства

Сейчас  (1895г.) 69 воспитанников:

первый  подготовительный класс — 17;

второй   подготовительный — 16;

первый  специальный — 14;

второй   специальный — 14;

третий   — 8.

Состав   Братства:

1889г.    3 чел.

1890 —    9, 1 янв.

1905 —    195 (69 муж., 82 жен., 41 дет.)

1 окт.     1907 — 291 (106 м., 113 ж., 72 дет.)

В школах: 83 мальч и 82 дев. + 42 реб. в Янполе. Всего 500.

Кроме того, 250 наемных рабочих.

Доходы: 1901-1902 — 82 тыс руб.

1903-1904 — 98 тыс.р.

1906-1907 — 113 тыс. руб. (на себя 30.335 р.) из них: 1263 дес. пахотной земли 13 дес. сада 3058 дес. леса и винокуренного завода.

Дума 19 чел. Хозсовет 11 чел.

Хронология Братства

март 88г. — младший Братский Кружок.

89г. — первый выпуск — 6 чел. Трое решили посвятить себя братскому делу — сначала учителями в школе:

Андрей Иванович Фурсей;

— препод земледелия Илья Павлович Кобец — готовился быть священником, но умер от чахотки в 93г.

Федор Ефимович Чвертка.- препод скотоводства.

В 90г. скончался отец Н.Н.. Мать и обе сестры: Ольга Николаевна и Мария Николавна — переехали в Янполь. Одна стала учить пению, другая — рисованию.

91г. братчики взяли в аренду 250 десятин в хут. Рождественский.

К 95г. все преподаватели (кроме преподавателя Закона Божия) — окончили с/х школу. Ник. Ив. Ивченко — преподаватель математики. /12/

4 авг. 1881г. — основание школы с интернатом;

4 авг. 1885г. — учреждение мужской с/х Воздвиженской школы в ведомстве Министерства Земледелия.

1 окт. 1891г. — школа для девочек.

1893г. освящение Воздвиженского храма;

ноябрь 93г. — женская Преображенская с/х школа и детское общежитие при Янпольской народной школе.

17 сент. 1994г. утверждение Устава Братства.

22 июля 1995г. — церковное торжество открытия Трудового Братства. /11/

Лютецкий

Александр Александрович Лютецкий, приват-доцент Московского университета, основал братский союз в Москве /3:154/.

А.А.Лютецкий попросился жить в Братстве и писать магистерскую диссертацию /3:172/, но так и остался в Братстве. Лютецкий, стал учителем низшей с/х школы Братства и стал членом Братства (полноправным).

Отношение к сочинениям Неплюева

5 томов его сочинений (с 1901г.) были встречены недоброжелательно. Только прот. П.Я.Светлов положительно о них отозвался. Его называли самозванным исправителем Церкви, врагом монашества, гордецом.

«Многие интеллигентные люди писали мне, что уверовали, прочтя сочинение мое «Что есть истина?» /3:147/.

Отрицательное отношение к Братству

«Много я пережил за эти десять лет, богатый опытом из отношений ко мне и моему делу представителей разных классов окружающего меня общества. Недоверчиво отнеслись ко мне крестьяне, не сочувственно отнеслись ко мне соседние помещики; первые — долго не верили в мое бескорыстие, подозревая хитро-скрытый подвох и расчет, вторые — считали меня гордецом, не желающим жить, как все живут»/1:5/.

Победоносцев недоброжелательно относился к Братству. На открытии Братства на присутствовал никто из церковной и губернской власти.

«Ни понимания, ни сочувствия я действительно не нашел, за малыми исключениями, ни в обществе, ни в печати, ни в тех, кому я с доверием вручал заботы о покровительстве Братству, о его духовных и материальных нуждах» /4:36/.

«Отношения к Братству со стороны народа самые разнообразные… Третьи относятся к Братству с фантастической ненавистью» /3:80-81/.

«Всего более упрекают нас именно в недостатке общения с народной массой» /3:80/.

Представитель Криницкой общины, увидев сибаритов, сказал: «Да ваше Братство при таких обстоятельствах просто фикция, мечта богатого барина на горбе у мужика» /3:130/. — Все обиделись, а не покаялись.

Братство переживало «страшную борьбу с силами зла, дружно ополчившихся на ненавистное для них дело организации добра, дело создания Трудового Братства» /3:94/.

«отношение слишком многих представителей окрестного духовенства было крайне недоброжелательно» /3:171/.

«я никак не мог найти единомышленников и единодушных со мною помощников. Одни, сочувствуя гуманитарному характеру дела, совсем не мирились с его религиозной основой, другие, считая себя правоверными церковниками, находили дело это ненужным новшеством, очевидно, опасаясь того, достаточно ли оно «правоверно» и «церковно», не более ли «правоверна» и «церковна» рутина жизни с ее складом понятий и симпатий, не выдумал ли я верховный закон христианского откровения и не будет ли душегубительным еретичеством признать вместе со мною соблюдение этого закона делом большей верности Церкви и большего повиновения Ей, чем строгое соблюдение буквы только постов и внешней обрядности!» /21:95-96/.

Воспитание детей. Школы Братства

«С 1885 года школа моя стала сельско-хозяйственной и находится в ведомстве Министерства Государственных Имуществ. Воспитанники получают кроме христианского воспитания специально агрономическое образование» /1:6/.

Две школы: Воздвиженская с/х и женская Преображенская (тоже с/х). Воспитание — первое, на что обращается внимание. Учителя школ — исключительно воспитанники Неплюева. Принимали всех — дворян, мещан, но большинство — крестьяне и казаки.

О Воспитании:

Сначала ребенка принимают в члены младшего братского кружка (выбирают сами ребята или старшие наставники). Вступление в мл. Бр. Кр. — торжественное. Читается Мф.18,15-17.

Затем, когда силы добра в отроке определенно побеждают, он принимается в старший Бр. Кр. с обязанностью воспитывать младших.

Каждый год все старшие пишут характеристики на младших, которые затем обсуждаются на собрании Ст. Бр. Кр.

В каждом из пяти классов школы имеется старшина, облеченный властью и ответственный за порядок; ему должны подчиняться все ученики школы. Эти старшины избираются каждым классом ежемесячно.

«Если требование старшины кажется ему почему-либо неосновательным и особенно неудобоисполнимым, воспитанник может, соблюдая должное уважение, высказать старшине свое мнение; при повторном требовании он должен беспрекословно повиноваться» /2:307/. Но, «в субботнем собрании каждый может заявить неудовольствие на старшину» /2:307/.

«Прежде всего мы старались во вновь поступающем воспитаннике пробудить сознание необходимости и желание духовной самодеятельности. Для этого мы объясняем ему, что, созданный по образу и подобию Божию, он способен быть разумным, любящим и свободно совершенным. Объясняем ему, что главный, самый важный интерес в жизни его на земле и состоит в том, чтобы внутри его, в душе его, пока он тут, вдали от ведения силы и славы Божией, может свободно избрать добро и зло, водворилось Царство Божие на место ада духовного, что и сделает его духовно близким и родным Отцу Небесному и верным чадом его» (4:291)

«мы отказались от всяких грубых воздействий на детей и заменили всякие наказания собранием школы в субботу для совместного, дружественного, чисто семейного подведения итогов нравственной жизни школы за неделю» /11:23/.

Собрание о воспитании трудных детей. Оно решило, что главная ответственность за детей должна оставаться на родителях… Братство принимает на себя обязанности всячески содействовать родителям по воспитанию их в духе веры и братства. На детей, неисправимых во зле, Братство будет тратить самое необходимое для обучения на мастерового (и не более) /3:144/.

На каждую школу 100 желающих при 20 вакансиях. Один мальчик, чтобы поступить, прошел 300 верст пешком.

Школьная программа для мальчиков: катехизис, литургика, Евангелие, Деяния и Послания, русский язык, пение, рисование, география, арифметика, геометрия, физика, химия, анатомия и физиология, энтомология, ботаника, русская история, законоведение, межевание, пчеловодство, скотоводство, коневодство, молочное хозяйство, земледелие, садоводство, хозяйство полевое и лесное. /14:105/.

С 8 до 12 — учеба в школе. С 12 1/2 до 4 — практические занятия. Летом — работа.

Для девушек дополнительно: шитье, кройка и домашнее хозяйство.

Длительность учебы: 5 лет у мальчиков, 4 — у девочек.

В 1905г. из 143 мальчиков, окончивших школу, 109 вступили в Братство.

Воздвиженская школа получала субсидию 3500 р/год; женская школа

— 2000 р/год. Братство каждой школе дает более 10.000 р/год.

Янпольский приют (под руководством Ольги Ник.Н.) — 40 детей, готовящихся в с/х школу. /14:106/.

Красное кирпичное здание школы. там: пять классов, учительская, комнаты эконома, четыре спальни, зал, столовая, кухня.

Спальня на 70 кроватей.

Одно из любимых чтений: проповеди Берсье. Есть новая церковь. Насыпана хомяковская горка. (1886г.).

Здание женской школы — много лучше мужской.

Н.Н. приехал в деревню осенью 1880г. но управляющий хутором мешал всем начинаниям Н.Н. Тогда он попросил отца выделить дом в Янполе, где и устроена была первая школа для сирот (10 человек).

Сначала были наказания.

Мать и сестры жили с отцом в Чернигове. Под их влиянием отце наконец выделил Воздвиженск в полную собственность Н.Н.. Усадьбы там не было, хотя были хозяйственные постройки. Школа переехала в Воздвиженск. В 83г. Н.Н. подает заявление в Министерство Государственных Имуществ о желании учредить с/х школу. Министр Михаил Николаевич Островский дал согласие и в дальнейшем он был другом Братства.

С учителями школы сначала были проблемы — они не понимали Н.Н. и его замысла. С Н.Н. сделался нервный удар, когда он во Франции узнал, что учителя враждебны к членам Старшего Кружка.

Всего — 6 учителей.

Конкурс — 5-7 человек на место. С каждым годом подготовка детей, хотящих поступить в школу, все лучше. Младшие сами выражают желание иметь кого-либо руководителем из старшего Кружка. Влияние старшего и Мл. Кружков — чисто нравственное, без начальнических прав.

На каждого воспитанника полагается: 4 пары белья, 6 носовых платков, 2 пары сапог, 2 куртки, 2 блузы. Зимой — шуба.

По выходе их школы воспитаннику дарят часы фирмы Павла Буре.

В 7 часов — завтрак, 12 — обед из двух блюд, в 4 часа — закуска,

7 чаосв — ужин.

Эконом школы из бывш воспитанников: есть фельдшер, сапожник, портной, 2 повара, истопник, водовоз (в Воздвиженске нет проточной воды). Чистоту поддерживают сами ученики; они же рубят дрова и прислуживают в столовой.

Зимой — гимнастика. Летом — работы в поле.

Ежедневно — 3 урока — с 8 до 11.30. /12/

В школах «конкурсные испытания» /3:81/. Родители рыдали, когда дети не поступали.

По поводу исключения одного из воспитанников школы, И.Ф.К. пишет в хронике: «почему наша школа, наряду с очень симпатичными характерами, способствует выработке иногда ужасных характеров, какими были многие из ушедших» .Н.Н. отвечает на полях: «Потому же, почему в Царстве Божием выработался ужасный характер Сатаны» /3:288/.

Экономическая эффективность Братства, социальная эффективность

«Сказать, что Трудовое Братство безусловно выгодно в материальном отношении невозможно. Оно безусловно не выгодно с точки зрения корысти. Оно безусловно выгодно для громадного большинства человечества, сравнительно с опасностями, необеспеченностью и бедствиями этого побежденного в жизненной борьбе большинства. Оно безусловно не выгодно для меньшинства победителей в борьбе за существование и богатых по наследству, баловней судьбы» /11:185/.

«богач-идеалист будет неизбежно разочарован в этом деле, если он ожидает каких-либо иных выгод, кроме спокойной совести и сознания, что дело, которое он делает, имеет разумный, вечный смысл, соответствующей вечной правде Творца мира, Бога Живого» /11:187/.

Религиозная жизнь Братства

«Жизнь религиозная должна быть не частью или отделом жизни Братства, а общей основой всей жизни» /2:292/.

Все обязанности церковнослужителей выполняются членами Братства. Поет соединенный хор Братства и обеих школ. Прием в члены Братства и кружки — торжественный, с говением и причащением /2:293/.

В Великий Пост причащение 3 раза. Перед исповедью все говеющие собираются на покаянное собрание, на котором испрашивают друг у друга и у Братства прощение /2:294/.

Для ревнующих есть утром и вечером молитвенные собрания: на них молятся о всех нуждах. Читаются в том числе и особые молитвы, составленные членами Братства. По благословению епископа — новые обряды (напр. прием в члены Б.)

Душей Б., его религиозным центром был сам Н.Н., хотя положение священника — самое почетное /2:297/. По благословению еп. Неплюев иногда проповедовал в храме.

Устав Братства

Из устава Братства:

«2. Братство задается следующими тремя главными целями:

а) Заботиться о христианском воспитании детей, приучать их думать, чувствовать и жить согласно учению Христа спасителя и уставам Святой Церкви.

б) Доставлять возможность желающим согласовать весь строй жизни с животворящим духом веры, составляя одну трудовую семью на началах Христианской любви и братства /1:17/.

б)(окончательный вариант) Заботиться о православном религиозно-нравственном усовершенствовании взрослых членов Братства, через учреждение трудовой общины, строй жизни которой основывался бы на началах христианской любви и правилах Церкви /2:288/.

в) По возможности оказывать и за пределами братства поддержку всему тому, что ведет к упорядочению жизни в направлении первых двух целей» /1:17/.

  1. Члены Братства могут быть трех разрядов:

а) Полноправные Братья.

б) Приемные Братья.

в) Члены Соревнователи.

  1. Полноправные братья суть полноправные хозяева в Братстве.

Они посвящают безраздельно жизнь Братству, живут в пределах его владений или аренды, устанавливают строй жизни в Братстве, заведуют его имуществом и распоряжаются его доходами.

«Приемные братья находятся на испытании. Они, наравне с полноправными братьями, живут в пределах владений или аренды Братства, пользуются равным с ними участием в доходах, но не участвуют ни в выборах, ни в установлении уклада жизни Братства» //2:288/.

«Члены-соревнователи, живя на стороне, обязываются, каждый в своем положении, — кто чем может, — содействовать вне Братства христианскому воспитанию детей» /2:288/

«Братство имеет попечение о призрении больных и престарелых братьев» /288/.

  1. Блюститель избирается пожизненно из среды Полноправных Братьев.
  2. Чистый доход Братства распределятся так:

а) 20% отчисляются ежегодно в Основной и Запасной Капитал по

10% в каждый.

б) Остаток чистого дохода разделяется поровну между всеми полноправными и Приемными братьями (они не участвуют в выборах и управлении) — Н.С.), но не выдаются им на руки, а записываются на их личные счета.

  1. Все суммы, записанные на личные счета, до выхода члена братства добровольного или принудительного, не поступают ы его бесконтрольное распоряжение, а могут быть ими расходуемы только с согласия простого большинства наличных членов Думы (т.е. полноправных братьев — Н.С.).

Примеч.1. При выходе из Братства выходящий получает в полную собственность всю причитающуюся на его долю сумму, за вычетом денег, взятых им с согласия Думы во время пребывания в Братстве» /1:19-24/.

Кончина Неплюева

С лета 1907г. он предчувствовал кончину. Осенью он написал завещание Братству. Осенью же он поехал В Петербург с проектом Устава В.Б. Там он заболел инфлюэнцей (гриппом). Но Н.Н. дважды выступал и была , как и в Киеве, образована комиссия по выработке устава В.Б. (Н.Н. по скромности в нее не вошел). Вернувшись в Воздвиженск он говорил «Я счастливее Моисея — он не вошел в землю обетованую, а я жил в Братстве» /2:318/.

21 янв. 1908г. он причастился. простился с членами братства и благословил их и попросил читать ему псалмы. На 16 псалме он умер, напутствуемый братским священником Александром Секундовым.

На отпевание Н.Н. прибыла депутация из МДА.

Сны братчиков при кончине Н.Н.

о Александр Секундов: «один из умерших братьев А.А.Л. сказал:

«Я пришел за Н.Н. … Он уже довольно у вас потрудился, теперь ему

надо идти во вселенское братство» /14:78/.

Н.И.И.: «Н.Н. сдает свою работу Христу»

В.П.П. «Николай Чудотворец встречает душу Н.Н.».

На смерть написана масса стихотворений.

Брак, семьи в Братстве

К 1908г. Б. содержало 10 «семей» — каждая «семья» состояла из отдельных личных семей и несемейных молодых людей. «Семьи» носят имена святых: «семья Иоанна Богослова», «семья Николая Чудотворца» и т.д.

«Семьи» по возможность объединяют лиц одинакового занятия.

Семья имеет «старшину». «Семья» — это артель, имеющая своего распорядителя.

Каждую неделю — «семейные собрание» для общения семей. Каждая семья ведет хронику. Полное равноправие мужчин и женщин, вплоть до избрания Блюстителя. Так, после смерти Н.Н. Блюстителем Братства стала его сестра и помощница в последние годы Мария Николаевна Уманец. /2:292/.

Семьи: Николая Чудотворца — учителя;

Андрея Первозванного — подготовительный класс к жизни в

Братстве (Рождественский хутор?);

Иоанна Богослова — с/х работы (старшина —

Андрей Иванович Фурсей);

Девы Марии — швейная артель;

Св. Александры — прачечная артель. /3:87/

Сейчас 5 семей.

ап. Андрея

ап. Петра и Павла

Девы Марии — женская из незамужних и вдов.

В каждой семье две тетради: для замечаний по хозяйству и по нравств. религиозной сфере. /13:421/.?

В общежитии на каждую семью — одна большая комната. Дети обедают раньше взрослых. /14:85/?

Рост численности Братства

В 1903г. Братство приняло решение увеличить состав до 400 человек /4:35/.

В 1905г. всех членов Б. было 195; 69 мужчин, 82 женщины и детей 44. /2:307/. Если добавить 150 чел в двух с/х школах, то будет 345.

Инославные в школе

Полная религиозная терпимость: в школу принимались и баптисты (единственный хотевший вступить в школу иудей, но ему запретили родители, т.к. надо было есть вместе с христианами), и католики и лютеране, и меннониты. Но и инославным родители писали им в нетерпимом духе против православия, и поэтому мы советовали родителям забрать их обратно /3:342/. Исключив баптиста, решено было больше инославных не принимать.

Неудачи со священниками Братского храма

            Фамилия священника изменена. На самом деле письмо адресовалось о. Роману Медведю, бывшем настоятелем Крестовоздвиженского храма 1901-1902 гг.

«Польза и достоинство Церкви Поместной и на лоне Ее возникшего Православного Трудового Братства требует, чтобы прекратился позорный соблазн постоянной смены настоятелей храма Братства. Не вступая в оценку деятельности ваших предшественников, не могу умолчать, что была общая причина, делавшая невозможным их долговременное пребывание в положении духовных пастырей на лоне Братства: — все трое были слишком неустойчивы в деле понимания жизненного значения… стройной организации жизни, отношений и всех родов труда на основе мира и братолюбия» /10:6-7/.

говорить — легко, а «Осуществить дело братства между людьми бесконечно трудно, благодаря вековому греху антибратской рутины жизни народов, твердо убежденных в своем правоверии, при полном разладе экономического и социального строя жизни с самыми элементарными требованиями веры» /10:8/.

«Вы желали бы возможно более экстенсивной деятельности Братства, желали бы, чтобы оно проповедывало и организовывало Братство среди людей совершенно чуждых основной добродетели реального нежного братолюбия» /10:10/.

«Проповедывать Братство и желать для него мирового господства было бы не новым делом, а старым делом, которое не помешало человечеству быть тем, чем оно есть» /10:11/.

Н.Н. хочет реального осуществления любви внубри Братства, свящ. И. хочет внешней деятельности.

«Вы придаете в деле духовного развития громадное значение умственному развитию, богатству научных познаний и «широкому парению мысли» в смысле широких завоевательных планов, что я готов назвать «системой духовного милитаризма».

«Вы предаете а деле духовного развития громадное значение умственному развитию, богатству научных познаний и «широкому парению мысли» в смысле широких завоевательных планов, что я готов назвать «системой духовного милитаризма». При этом основные христианские добродетели: великодушие, кротость, смирение, любовь, особенно в их применении на практике личных отношений, не скажу, что вами совсем отрицались, но совершенно стушевываются, отходя на задний план. Для вас «большая духовная величина» человек, обладающий первыми, а не вторыми качествами, Для меня, напротив, первые качества не имеют ни малейшей цены в отсутствие вторых, в которых я и полагаю истинное духовное развитие, и только человека, обладающего ими, могу назвать «большой нравственной величиной» /10:12-13/.

«Дисциплину любви» вы понимаете в смысле слепого повиновения и безусловного признания авторитета личности» /10:13/.

Слова о Н.: « в Братстве должны быть только две величины, две воли – вы и я. Вы – пророк, я – священник. Перед нами сама Дума не должна иметь самостоятельного значения» /10:13/.

«Дисциплина любви, как я ее понимаю, невозможна без духовной свободы, постоянно оставаться верным любви, хотя бы и самые авторитетные приказали изменить ей. Дисциплина любви есть верность братолюбию, согласованному с любовью к Богу и вечному делу Его сплочения любовью всего творения Его в одно духовное стадо, одну любовь. Для меня барометром дисциплины любви является главным образом то, насколько человек чувствует потребность личного единения в братолюбии и сознательно подчиняет свою волю, не другому человеку, не другой человеческой воле, а именно требованиям делу любви, осуществления реального братства в жизни» /10:14/.

«Наше дело – осуществлять Божию правду братства в собственной жизни, во всех мелочах ежедневного, будничного, братского общения с теми, кто пожелал быть нам братьями. Именно это дело я и назвал самым главным, важным для нас, даже единственным нашим делом. Все остальное дело не наше, а дело Божие. Он прославит, возрастит и расширит дело смиренных тружеников, смиривших себя до братолюбия, до бескорыстия» /10:18-19/.

Первые советы Н.Н. о. И. встретил в штыки.

«на лоне Братства ни супружеской неверности, ни соблазненных девушек, ни опозоренных матерей, убивающих незаконнорожденных детей, что составляет такое заурядное явления вне Братства, совсем нет» /10:28-29/.

«неужели вы вместе с манихеями проклинаете Творца в целой области жизни его творений, называемой страстными влечениями и столь возмущающими душу мою словами «половая жизнь»? Неужели вы считаете за грех, в котором должны каяться «на  духу», всякое страстное желание, когда ради удовлетворения его не сделано ближним никакого зла?

Грехопадение извратило святую гармонию души до дисгармонии грубейшего животного эгоизма.  При отсутствии вдохновенной торжествующей любви, именно «половое влечение», обладание, как собственностью, женой с одной стороны и мужем с другой, наиболее отвечало, как грубо эгоистическому и корыстному настроению, так и постепенному воспитанию от позора равнодушия и злобы к сравнительной славе, честной супружеской любви, от узости эгоизма личного к сравнительной широте эгоизма семейного. Для многих даже так называемая «половая любовь» есть сравнительное добро. Вот почему я, не только не нахожу основательным считать за грех и требовать покаяния по поводу всех тех проявлений «страстных влечений», которые никому не причиняют никакого зла, но и считал бы это крайне опасным и зловредным» /10:29/.

«Многолетняя практика убедила меня на опыте в том, что, напротив, восстановление достоинства святыни страстности души, быстро поднимает духовно, облагораживает, дает нравственные силы и приводит к той честности жизни и отношений, которая так разительно и выгодно отличает атмосферу жизни Братства от жизни окружающей» /10:30/.

у о И. нет любви к прихожанам. Он быстро испортил с ними отношения.

«Ваш престиж наиболее страдает именно от того, что прихожане ваши не видят в вас ни справедливой оценки добра и зла в себе и других, ни покаяния во зле даже и тогда, когда оно проявляется в вас наиболее ярко» /10:35-36/.

«Я в полной мере признаю за вами все ваши права Православного иерея, настоятеля храма, законоучителя» /10:36/.

«В Братстве – вся моя жизнь, весь смысл ее; не отвлеченная идея братства, которой бы я до самозабвения горделиво величался перед собою и людьми, как то думают враги мои, но реальное Братство живых людей, перед которыми я смирил себя до живой братской любви, реальное Братство живых людей, составляющее воздух души моей и единственную радость сердца моего» /10:36-37/.

«Любовь и братство, не отвлеченная идея любви, не отвлеченная идея братства, а живая любовь и живое братство, были не частью моей жизни, а вся жизнь моя /10:19:37/.

«С тех пор (нестроений в Братстве – Н.С.) Братство много возросло духовно, оно для меня более не пустыня, но степень братолюбия еще далеко не та, при которой я мог бы не чувствовать голода сердечного» /10:39-40/.

Претензии к отцу И.

—         не хотел общаться с простыми братчиками, считал это «потерей времени»;

—         обвинил Н.Н. в материальной непорядочности;

—         просил М.Н. никогда не передавать Н.Н. разговор с о. И. (М.Н. обиделась, но не сказала этого о. И.);

—         после первого отвергнутого совета (Думе и Педагогическому Совету) перестал давать их вообще;

—         в споре такой аргумент: «вы этого понять не можете, т.к. богословие не изучали; мнение, что «совесть важнее любви» /10:43-44/.

—         Священник должен быть высшей совестью, но благодать священства автоматически ее не обеспечивает /10:48/.

«ваши предшественники, которые все, один за другим, считали своим правом становиться домашними врагами» /10:49/.

О.И. противопоставлял Церковь Братству, Н.Н. и всей верующей интеллигенции /10:51/.

Неплюев о себе: «несмотря ни на что, верному и любящему сыну Церкви Православной» /10:51/.

Иванов посещал братство во время студенчества и Н. пригласил его священником в храм. /10:51/.

«Горе в том, что вы не устояли в любви, что опять разум, а с ним вместе и гордость в вас, в жизни вашей и в отношениях ваших перевесили любовь, почти потушили ее» /10:53/.

«Любовь смиренна. Вы искренне думали, что любите нас: и меня и прочих ваших прихожан. На самом деле гордость ума вашего во много раз превышала любовь вашу к нам» /10:53/.

«Православный пастырь не может не выдать себя за непогрешимого папу, ни смотреть на себя как на такового, не переставая быть православным пастырем» /10:61/.

«Он должен показывать своим прихожанам пример смирения, следовательно, его руководство будет смиренным увещеванием, любовной поддержкой и утешением. При таких обстоятельствах само руководство становится духовным благодеянием, помощью и утешением, для всех желательными, не могущими вызвать в людях никакого протеста, руководством, не могущим привести с ними ни к какой коллизии» /10:61/.

«Только такой человек, совершенно утерявший характер православного пастыря, мог бы потребовать, чтобы признавали его руководство в смысле слепого повиновения ему и обязанности принять всякое его слово в качестве непогрешимой истины, «к исполнению» /10:62/.

«Никогда старчество не могло быть обязательной принадлежностью игуменства, не может быть и обязательной принадлежностью пастырства» /10:68/.

«Может и священник удостоиться этого положения (старца – Н.С.), но не как священник, а по своим личным духовным качествам» /10:68-69/.

Н.Н. считал, старчество несовместимо ни с игуменством, ни с должностью священника храма.

Дума по уставу не обязана приглашать священника на свои заседания, но она это всегда делала /10:73/.

 «Всех их (членов Братства – Н.С.) вы оттолкнули от себя вашим изумительно высокомерным к ним отношением и явным, не раз словом и делом выраженным вами нежеланием «терять время» на личное обещание с этими «ничтожными духовными величинами» /10:74/.

о. И. говорил, что в Братстве «православному священнику нечего делать» /10:81/.

«В частности и мне именно этого и не прощали по поводу того, что в уставе я не предоставил священнику каких-то исключительных прав, которых я действительно ему не предоставил, не желал предоставить, скорбным опытом жизни познал, что очень благоразумно сделал, что не предоставил и могу только тому радоваться не только  за Братство, но и за Церковь Православную» /10:81-82/.

«Между ними (пастырями — Н.С.) все чаще попадаются еще более опасные для достоинства Церкви, духовные Бисмарки, одушевленные самыми воинственными планами, готовые водворить на лоне Церкви вооруженный мир, внушающие кулаками любовь и уважение к духовному сану… Такие представители духовной иерархии бесконечно опаснее для достоинства Церкви, нежели прежние простенькие, иногда и пьяненькие сельские попики…

Не будем ошибаться, грозных признаков зла уже много. Народ толпами уходит в штунду и другие расколы… Не от Церкви уходят эти миллионы русского народа, а именно от духовенства, которое они привыкли считать не только полными хозяевами Церкви, но и за саму русскую Православную Церковь» /10:91-93/.

«Все священники, бывшие в Братстве и не имея этих исключительных прав, один за другим, но все без исключения так себя проявляли, что духовное ведомство должна было бы по справедливости защищать меня и Братство от них, а не для них желать исключительных прав» /10:93-94/.

«я понимал, что нельзя желать исключительных прав, сверх тех громадных прав, которые даны православному священнику русским законодательством, для священников на лоне Братства, не зная, каковы они будут, какую нравственную величину тот или другой из них будет из себя представлять.

Если священник братского храма не будет стоять на высоте своего положения, для него будет слишком много и тех прав, которые он имеет, а таковыми были до сих пор все те, с которыми я имел тяжелое горе иметь дело» /10:95/.

«Этим ответным письмом я совершаю над вами болезненную операцию. Молю Бога, чтобы Он дал вам силу перенести ее мужественно, в Христианском смысле этого слова, простив мне боль, мною вам причиняемую во здравие» /10:101/.

Нам пришлось расстаться с бывшим священником нашего храма о. Сергеем Ч. (о. Сергий Четвериков). Братство «он постоянно ставил в необходимость выбирать между потерей любви, уважения и доверия к нему или к блюстителю Братства» /3:152/. (1899г.)

Воздвиженск

Воздвиженск в 20 верстах от Глухова, основан 80 лет назад. 40 верст от хутора — Глинская пустынь. Хутор окружен кольцом лесов (так была задумана вырубка леса), превратившихся в парк. Поляна внутри парка используется под садовый питомник. Есть церковь (старая). Больница.  /12/

Вооруженная охрана Братства

Губернатор предложил вооружиться для самозащиты (в 1905г.). И это не есть грех.

«Пора понять, как наивна мнимая гуманность тех, кто восстает против буквы войны, казней и всякого убийства, мирясь с анти-братским строем жизни, со всем, что в жизни по духу не братство» /7:28/.

«Пора понять, как наивна мнимая гуманность тех, кто возмущается буквою богатства и нужды, эгоистичной эксплуатацией и проявлениями грубой корысти, мирясь с укладом жизни, представляющим по духу сплошную экономическую борьбу, не желая сходить с почвы этой борьбы на почву экономического братства» /7:28/.

«Пора понять, как наивно было бы нам, ставшим по духу и по букве на почву мира и бескорыстия братского единения, вообразить для себя нравственно обязательным не защищать, даже и с оружием в руках Братство и его достояние, или все даром отдавать тем, которые ни по духу, ни по букве на стали на почву братского единения с нами, тем, которые по духу остаются убийцами и ворами» /7:28/.

«Братство сознает, что … оно обязано «не только не грабить, но и не допускать нив какой форме экономической борьбы, которая по существу своему есть только разновидность того же грабежа» /7:29/.

Демократия в школе

Уроки готовят сообща — чтобы заставить ленивых готовить уроки. После этой меры уровень занятий значительно повысился (!).

Из 68 воспитанников: в Старшем Б.К. 10 в младшем Б.К. 38 вне кружков 10.

Раз в год пишутся характеристики: на членов СБК — учителя, учеников — члены СБК. Характеристики читаются и обсуждаются на собраниях учителей и попечителя (Н.Н.). /14:110/.

Всероссийское Братство

Неплюев выдвинул идею Всероссийского Братства, с отделениями по городам и селам. Это — не партия, но Братство должно содействовать возникновению «Партии мирного прогресса» — «партии беспартийных», «этической партии» («Проект программы партии мирного прогресса»).

В Киеве в 1906г. создается комиссия по выработке Устава В.Б., но она быстро распадается (в комиссии участвовал и сам Экземплярский). Но в 1907г. Н.Н. сам пишет Устав В.Б. («Материалы для проекта устава В.Б.»). Ему предшествовало «Воззвание к друзьям свободы и порядка».

там: «братство имеет характер внутренней миссии… это крестовый поход для завоевания умов, сердец и жизни для Бога Живого, в достояние Его» /2:314/.

В.Б. должно содействовать выяснению жизненной правды христианского Трудового Братства» и содействовать «осуществлению социальной правды Трудового Братства в жизни» /2:316/.

«То, что мы делаем, могут делать все… Мирное благоденствие, осуществленное нами на лоне нашего Трудового Братства, могло бы быть осуществлено на лоне каждого прихода, в каждом селе, в каждой рабочей ассоциации любого города» /6:14/.

Партия мирного прогресса

«Если бы меня спросили, к кому же я себя причисляю, к консерваторам или либералам, я скажу: и к тем ни к другим в некоторых отношениях, ни к те, ни к другим – во многих пунктах, по-видимому принятых ими катехизисов» / 24:10/.

«Высшим добром мы принимаем разумную деятельную любовь. Она одна – цемент, способный сплотить всю нашу Россию в одно стройное единство» /24:12/.

«Такие же трудовые братства должны быть организованы там, где их совсем нет, даже и на степени мертвой буквы крестьянских общин. Все роды труда могут и должны быть организованы на этих началах. Эти трудовые братства станут духовными санаториями для одних, правдою осуществления наивысших потребностей сердца и разума для других. Не будет более невинно страдающих, случайно обездоленных,/  бедствующих больных, вдов, сирот и престарелых, о всех их позаботится родной братство, великая братская семья» /24:27-28/.

«Эти трудовые братства, когда они покроют всю нашу страну, станут здоровыми живыми клетками живых организмов государства и Церкви поместной. Теперь этих живых и здоровых клеток нет, их надо создать» /24:28/.

О капитализме

Необходимо понять, что никакие частичные реформы в области жизни социальной не помогут, пока мы цельно не сойдем с анти-христианской, анти-братской почвы капитализма, с его неизбежной экономической борьбой, на мирную почву христианского братского единства» /24:32/.

«Принудительной продаже земель и распылению крупных поместий в форме этого принудительного отчуждения для незначительной прирезки земель в частную собственность крестьянам мы не сочувствуем» /24:33/.

Нищенство и добровольная бедность

«Смешивать христианский идеал с нищенством, самоистязаниями и вообще самодовлеющим аскетизмом, есть тоже смешение понятий по самому существу своему прямо противоположных» /7:54/.

О добровольной бедности: «это был великий подвиг веры и любви… душеспасителен животворящий дух верной любви к Богу, при котором нищенство предпочитали участию в корыстной борьбе… а не буква нищенства, не буква лишений, скорбей и страданий» /7:54/.

«Если Братство придет к убеждению, что для человечества полезней будет пример возможности на лоне Братства, оставаясь верными братским принципам, такого благоденствия для всех, которое совершенно недоступно для большинства, распыленного злобою и корыстною борьбою, всякую степень роскоши я признаю нравственным правом его и не сочту за измену ни братским принципам, ни христианскому идеалу» /7:55-56/.

Искажение природы человека грехом

«Отдав себя и жизнь свою на осуществление высшего завета любви, организуя труд и отношения на основе братолюбия, мы с каждым днем на себе убеждаемся, до какой степени искажена духовная природа человека вековой рутиной жизни на основах страха и корысти… возблагодарим Господа за то, что не испугались мы трудности задачи, не опустили малодушно руки» /3:93/.

Перед Богом все виды труда одинаково почетны

«Одна из коренных основ Братства Трудового — стройная организация труда на началах любви. Основа эта требует, чтобы один труд не был выгоднее другого, без чего будет неизбежна экономическая борьба за труд более выгодный» /3:112/.

Тогда бы артель прачек едва сводила бы концы с концами, а семья учителей — жила припеваюче и мы пришли бы » к крайне неблагоприятным, и даже, по моему убеждению: смертельным для братства результатам: 1) затмилось бы понимание первостепенного для блага Братства жизненного значения животворящего духа веры и любви;

2) Братство сошло бы с прямого пути единения и сознания необходимости достигать степени любви, необходимой для дисциплины любви, без чего само единение — бремя непосильное (…) 3) в Братстве, как и вне Братства были бы профессии более или менее выгодные, все желали бы быть в тех артелях, жить в которых было бы выгоднее; 4) (…) 5) естественно все, как мы видим это вне Братства, захотят быть управителями и учителями, «выйти в люди». От экономического Братства не останется и следа» /3:112-113/.

«мы от себя должны требовать высоты настроения, соответствующего бескорыстному единству тесного братского общения с возможно большим числом лиц, а не формы братской жизни понижать до уровня немощей наших» /3:114/.

«Старшина семьи, распорядитель работ, учитель школы, управляющий школой и управляющий имением, председатель Хозяйственного Совета и рядовой брат, член рабочей братской артели — все равны в праве на равную долю участия в чистой прибыли Братства. То, что кажется неосуществимой утопией вне Братства именно по соображениям корысти, личного и семейного эгоизма … осуществлено на лоне Братства» /7:53/.

Братство, без участия Н.Н., уменьшило годовое содержание со 150 до 100 р. Получая вдвое больше дохода, чем предполагалось, Братство на личные счета отчисляет незначительную часть (противно уставу Б.), ради увеличения численности Братства.

Н.Н. знает «Кто из богатых спасется» Климента Александрийского.

Трудовая жизнь. Все роды труда одинаково почетны и одинаково оплачиваются /2:298/.

Грешность простого народа

«Наш народ не воспитан историческим прошлым к жизни свободных людей; он пассивно подчинялся жизни, все религия его приняла характер слепой веры и смиренной покорности. Этого было достаточно для того, чтобы повиноваться; этого совершенно недостаточно в настоящее время для того, чтобы разумно творить жизнь на новых путях» /1:10/.

«Мне пришлось на деле убедиться, что на земле не рождаются ангелы. Дети любили меня, но большинство из них любило меня только на степени довольства человеком, который поставил их в сравнительно лучшие материальные условия и выражает добрые чувства к ним… Что касается до любви к Богу, — они долго не могли усвоить себе это совершенно новое для них понятие. Грубая гордость в самых разнообразных ее проявлениях, убежденный в своей правоте грубый эгоизм, грубое неуважение к человеческой личности, образу и подобию Божию, (…) самодовольное равнодушие ко всему возвышенному, доброму и прекрасному, (…) восторженное отношение к грубому, пошлому и безобразному, грубое суеверие на месте веры живой, (…) грубая требовательность по отношению к ближним и совершенное непонимание своих обязанностей по отношению к ним — вот грустная картина великих немощей, присущих в большей или меньшей степени огромному большинству детей того православного простонародья, которое народники стараются представить идеалом всяких христианских добродетелей и предлагают в учителя для интеллигенции вместо Христа» /2:165-166/.

Совестливый богатый

«Если прибавить ко всему этому невыносимое для богатого христианина сознание, что его выгоды не согласованы с выгодами всех окружающих, что подкупать высших служащих громадным жалованием и закрывать глаза на все прочее — недостойно христианина и что богатство его возбуждает кругом только зависть и грубую недоброжелательность, мы поймем, какие нравственные муки доставит ему богатство.

По моему глубокому убеждению единственный выход из этого невыносимого положения для всякого христианина-землевладельца — положить все силы духовные и материальные на организацию трудового братства, и братству этому отдать все свои земли и заводы в аренду» /1:9-10/.

«Для богатого христианина Трудовое Братство … единственная возможность для него помириться с своим богатством и не страдать ежечасно сознанием эгоистического благополучия среди моря скорби и грязи окружающей жизни» /1:14/.

Экуменизм, отношение к спиритам

«Мы так привыкли бороться, что с трудом понимаем единение в любви» /15:11/.

«Никогда спиритизм в смысле вызывания духов и вообще стремления по собственному почину войти с ними в общение, помимо молитвы и таинства причастия любви, я не занимался… Многие представители спиритизма и оккультизма заслужили с моей стороны чувство уважения, любви и благодарности за их сердечное, чуткое отношение и ко мне и, что для меня еще более ценно, к делу Братства… Они простерли свою любовь ко мне … до того, что избирали меня почетным президентом своих конгрессов, почетным членом своих обществ… Такую степень любви и смирения я в течение земной жизни моей мало видел, она — доказательство для меня, что многие спириты и оккультисты желают быть достоянием Божиим… и потому не берусь судить их в том, что они говорят и делают несогласного с моими личными взглядами и чувствами» /3:224-225/.

Конгресс Единого Человечества

Очевидно, главной цель его, его отличительной чертой является желание напомнить и громко провозгласить насущную потребность для блага человечества солидарности и тесного единения в братолюбии поверх всех разъединяющих границ — расовых, исповедных, партийных и социальных» /16:94/.

«Одна любовь — истинный источник солидарности» /16:94/.

Конгресс состоялся в Париже 20сент. — 4 окт. 1900г. (н.с.). По призыву Н.Н. многие делали пожертвования в фонд конгресса. Н.Н. пишет устав и Программу Конгресса (опубликованную на фр. языке). Но 16 сент. с.с. Н.Н. делает «Заявление» о своем несогласии с деятельностью конгресса. Далее, при выезде из Парижа он делает другое «Заявление»:

«я должен был воздержаться от дальнейшего участия в Конгрессе для того, чтобы не быть участником преступления, совершаемого против человечества и против Франции. Против человечества потому, что не проходило дня, когда бы не оскорбляли целые народы, их Церкви и их Государей, всех тех, кто не исповедует республиканских взглядов» /16:126/.

«С прискорбием должен сказать, что конгресс совсем не имел этого характера (братолюбия — Н.С.). Представители мира и любви отсутствовали на конгрессе, вернее сказать, были так малочисленны, что не могли оказывать на ход конгресса достаточно благотворного влияния. Господствующий тон конгрессу дали представители борьбы, вражды и раздора» /16:127/.

Н.Н. был избран почетным президентом и читал там доклад, имевший успех. Но были выпады в адрес Государя, России и ее Церкви. Фактический президент граф де-Фореж «решил действовать в тон большинства».

Из работы конгресса Н.Н. лучше понял противоположность русской души и «детей века сего», т.е. западной цивилизации. /16:128/.

Н.Н. отказался от каких-либо решений конгресса и любой солидарности с ним.

Н.Н. часто был заграницей (ибо в России до 1901г. его не публиковали). В Париже он был выбран почетным президентом «конгресса единого человечества». Но позже Н.Н. даже прекратил посещение его заседаний, «настолько все в этом конгрессе противоречило идее любви и единения человечества» /2:317/.

Национальный вопрос

Самый факт объединения многих народов в одно государственное единство высоко ценен с точки зрения мирного единения между всеми объединенными народами (…) Надо заменить механическое единство органическим, сплотив духовно все народы, входящие в состав Российской Империи, цементом любви. Для этого необходимо, чтобы великорусское племя добровольно отказалось от горделивого положения нации «господствующей», и приняло на себя святое благородное дело нации объединяющей все другие любовью» /24:21/.

О политэкономии

«понятия об абсолютной выгодности и справедливости находится в тесной, неразрывной связи с мировыми вопросами об абсолютной истине бытия и цели земной жизни человека. Что считает выгодным и справедливым эпикуреец, озабоченный комфортом жизни, ставящий выше всего физическое наслаждение и роскошь обстановки, то будет признано глупой нерасчетливостью и вопиющей несправедливостью со стороны стоика, озабоченного исключительно невозмутимым спокойствием духа» /25:107/.

«В государстве христианском понятия о выгодности и справедливости должны непосредственно вытекать из религиозного понимания смысла земной жизни человека» /25:107/.

Но современная политэкономия говорит, что экономическая сторона – главнейшая, все остальное – ею обусловлено. «И это напечатано в христианском государстве, христианином профессором в лето от рождества Христова 1881 !!!» /25:109/.

Отношение к Церкви

Н.Н. целиком принимал все учение Православной Церкви. «мы не можем не выразить удивления, как мог Н.Н., при всей остроте и силе критики различных сторон нашей современной жизни, неизменно всегда оставаться верным авторитету Церкви, проникнуться духом ее учения и жизни, осмыслить все формы ее жизни» /2:595/.

Соборность. Поместный Собор.

«именно нарушение начала соборности и омертвило приход, лишило мирян всякого деятельного участия в церковной жизни прихода» /9:404/.

«патриаршество уместно и будет благотворно только при честном восстановлении соборности.Соборность гарантирует православно-церковный характер патриаршества» /9:408/.

«Улучшение Церковного управления все сводится на восстановление честной соборности. Религиозным братствам, а потом и целым приходам, должно быть возвращено право избрания священника» /9:410/.

Программа Собора:

  1. Покаянное воззвание к Церкви и народу.
  2. Вопрос о восстановлении первенствующего значения любви.
  3. Вопрос о согласовании с заповедью любви всего уклада жизни христиан.
  4. Вопрос о воспитании душ в школах.
  5. Вопрос об оздоровлении души народной.
  6. О семье.
  7. О приходе.
  8. Об организации жизни Церкви поместной.
  9. Об отношении Церкви ко всем областям жизни государственной и общественной.
  10. О «соединении всех».
  11. О международном общении людей доброй воли.
  12. Об отношении к «современным антихристам».

надо «быть по крайней мере столь же умным на добро, сколько современные нам сыны тьмы умны на зло» /9:293/.

Н.Н. очень хотел бы быть на Соборе.

«Надо, чтобы Собор громко заявил, что христианская школа, безразлично, духовная или светская, обязана не только развивать умы и давать им возможность обогащаться знаниями, но ивоспитывать волю к добру» /9:/.

«Собор должен громко покаяться за Церковь поместную в том, как дурно было до сих пор поставлено дело преподавания Закона Божия в учебных заведениях всех разрядов, имея характер сухой схоластики, отрывочных, неупорядоченных сведений о букве догматического учения и богослужебной обрядности, никого не научая, ни пониманию цельного христианского мировоззрения, ни пониманию первенствующего значения первенствующего значения верховной заповеди о любви, … ни пониманию определенной программы упорядочения жизни» /9:395/.

«Предстоящий Собор может и должен призвать остаток верных спасти Россию и Русскую Православную Церковь… Это не описка. Хорошо знаю слова Спасителя: «созижду Церковь Мою и врата адовы не одолеют ее». Слова эти относятся к Церкви Вселенской. Непреложно слово Божие. Церкви поместные могут «оставить первую любовь свою» и им, как Церкви Эфесской скажет Господь «вспомни, откуда ты ниспал и покайся…, а если не так … сдвину светильник твой с места его!» (Откр,34-5)… Что сказано Им Церквам Эфесской и Сардийской, сказано Им и Церкви Русской. Может быть сдвинут светильник Церкви Русской, как были сдвинуты светильники многих церквей Малоазиатских, если и Она не будет светом мира и солью земли, чем быть должна. Повторяю, Собор может и должен спасти Россию и Русскую Православную Церковь, призвав к тому остаток верных. Если он этого не сделает, лучше ему и совсем не собираться…Главное дело его – призвать все слои Русского общества, всех членов Русской Православной Церкви к честному, нелицемерному покаянию во всем, что, при соблюдении буквы постов, праздников и внешней обрядности, было изменою Богу Живому и правде Его» /21:115/.

Всенародное покаяние

«как религиозное, так и государственное и национальное самосознание требует от нас совершить акт национального покаяния» /4:8/.

мы «не имеем права сомневаться, что силы эти дадутся всякому алчущему и жаждущему Божией правды и только тем не даются, которые этой правды не ищут и не желают. То, что среди нас, русских людей всякого звания, слишком много представителей злобы, гордости и корысти — наш национальный грех, наш национальный стыд. То, что мы с этим грехом миримся, хуже того, остаемся самодовольными и самоуверенными в грехе, стыда этого не стыдимся, удесятеряет грех и позор наш, становится национальным преступлением, за которое мы неизбежно и понесем заслуженное наказание, как логичное следствие нашей греховности и нашего грехолюбия, если не покаемся и не сотворим плодов, достойных покаяния» /4:28-29/.

«Именно делом национального покаяния и должно быть со стороны всех участников: и народа, и интеллигенции, и крупных землевладельцев, и, особенно, духовных пастырей, дело воспитания детей, дело создания трудовой общины» /4:29/.

«Было бы делом преступной гордости и несправедливого самообольщения обвинять за то других, а не самим каяться. Откуда взялись все те безбожники и антихристы, все те «агитаторы» и «демонстранты» … Разве не вышли они из среды православных русских людей?» /8:3/.

«Никто иной, а сами мы виноваты в том, что не святится имя Божие в умах наших, нет Царства Божия в сердцах наших и не творится святая Воля Его в стране нашей. Не других осуждать, а покаяться нам надо и сотворить плоды, достойные покаяния. И стыдно и страшно, когда слышишь от имени Церкви поместной слово гордого самообольщения на месте честного призыва к покаянию — теперь, когда совершается суд Божий над нами» /8:4/.

«Простите же архипастыри и пастыри Церкви, если слово мое будет полно огня негодования… И это письмо, как и вся жизнь моя и дело жизни моей Православное Кресто-Воздвиженское Трудовое Братство есть один сплошной покаянный вопль за всю Церковь нашу, Которую люблю, о Которой ревную, ответственным членом которой себя сознаю, что и дает мне право от Ее имени говорить, Нее каяться, о Ее поругании негодовать» /8:4/.

«Когда я говорю о Церкви кающейся, я, само собой разумеется, говорю не о духовной единой святой соборной и апостольской Церкви, которая всегда неизменно свята и непорочна, которую «врата адовы не одолеют», которой не в чем каяться, а о той Внешней организации, которая называется Русской Православной Церкви Поместной /8:4/.

«каюсь за всю Церковь нашу, предоставляя архипастырский и пастырской деятельности Вашей принять участие в этом покаянии в размере любви Вашей к Богу Живому» /8:5/.

«Величайший грех наш, что мы не соблюли верность верховному закону христианского Откровения, царственному закону о любви … мы являем позорное зрелище кумиропоклонников буквы под сению креста» /8:6/.

«мы самодовольны в малой любви нашей, не сознаем себя нищими любовью» /8:6/.

«мы полагаем верность нашу в соблюдении православной буквы, оставаясь чуждыми Богу» /8:6/.

«организация на лоне Церкви жизни и труда на честной христианской основе единения в братолюбии считается за ненужное и даже вредное соблазнительное новшество» /8:7/.

«Страх Божий да научит нас понять всю степень преступности нашей, да научит нас от всего сердца покаяться и почерпнуть в силе покаяния нашего решимость с помощью Божией принести плоды, достойные покаяния» /8:7-8/.

«Отчего безуспешно преподавание закона Божия? Отчего много атеистов и монархистов? Отчего народ остается в невежестве в вопросах веры? Отчего даже ищущая Бога интеллигенция так мало находит удовлетворения самым законным потребностям ума и сердца на лоне Церкви?» /8:8/.

«Не будем возлагать ответственности за это ни на Толстого, ни на Пашкова, ни на нашу науку, ни на какие-либо иные обстоятельства жизни. Сознаем честно, что сами мы в том более всего более виноваты» /8:8/.

«Мы не научаем понимать, что живая любовь важнее всяких богословских знаний, всяких благочестивых упражнений, не научает понимать даже и того, что живая разумная любовь («всем разумением») требуется Церкви более соблюдения постов и мелких постановлений чисто временного дисциплинарного характера» /8:9/.

«Мы не можем призывать к смирению, сами не смирившие себя до живой любви«. Мы и смирение оклеветали: из разумной силы души превратили в неразумные цепи, на которых преступно держали рабами нашими тех, кого должны были делать достоянием Божиим … И наши дети возненавидели смирение» /8:11/.

«Мы и великодушие оклеветали, превратили его в попустительство бессрочного коснения во зле… Дети и юноши наши возненавидели великодушие, потому что и тут им предлагалась одна буква мертвящая, лишенная животворящего духа любви, созидающей жизнь на началах великодушия» /8:12/.

«Представители священной иерархии и духовное Ведомство наше не любит мирян, т.е. громадное большинство представителей Церкви поместной, до желания сердечного единения с ними на православных началах соборности, до признания за ними прав, признанных за ними Соборной и Апостольской Церковью во времена «первой любви» /8:13/.

«И бедные не лучше богатых, не более их любят Бога и ближних, не более их желают братства между людьми и общего благоденствия для себя и своей семьи, что и обнаруживается, как только они «выходят в люди», становятся кулаками и эксплуататорами» /8:14/.

«Мы не оразумели живою любовью основ государственной жизни» /8:15/.

«Главное святое дело предстоящего Собора и состоит в том, чтобы призвать Россию и чад русской Православной Церкви к нелицемерному покаянию в своей беспримерной безблагодатности рутины жизни, к покаянию в том, что перестали быть достоянием Божиим» /9:269/.

«Без этого великого акта нелицемерного покаяния напрасны будут все труды Собора, все реформы» /9:270/.

«Вторым святым делом Собора будет, указав определенно и ясно на все, что является в рутине жизни злом, … соборно установить совершенно определенную программу оздоровления души народной, понимая под словом «народ» все слои Русского общества» /9:270/.

«Все мы, не препираясь о том, кто и в какой мере наиболее виновен, должны в том покаяться и дружно соединить наши усилия для того, чтобы исправить вековую ошибку, загладить вековой грех отцов наших, объединиться на святое дело разумного оздоровления трудовой и социальной жизни» /24:28/.

В чем покаяться

«Отождествлять с Нею (Вселенской Церкви божией — Н.С.) нашу Церковь поместную есть дело неразумной гордости и слепого самодовольства. Светильник ее может быть сдвинут, как были сдвинуты светильники многих Церквей Малоазийских за то, что не «соблюли первую любовь» свою, «имели только вид жизни, но были мертвы и не покаялись». Истинная разумная любовь к нашей Русской поместной Церкви состоит не в том, чтобы обелять зло рутины жизни на лоне Ее…, а в том, чтобы честно призвать чад Ее к покаянию» /9:271/.

«Слишком много из православных Русских людей прониклись сочувствием к злейшим врагам России, к самым грубым и разрушительным социальным и политическим теориям… Не будем и тут ошибаться и себя обманывать, повинны в этом не внешние враги России, не еврейский бунд и не какие-либо обстоятельства, он нас независящие, а главным образом мы сами, православные Русские люди, распыленные в нашей безблагодатности, лишенные цемента любви, что является естественным плодом, горьким плодом отвержения верховного закона любви, векового позорного и преступного нерадения в том, чтобы быть Божиими любовью, честно устроять весь уклад жизни нашей, отношения и труд на святой основе братолюбия, на святой основе «веры, действующей любовью».

Повинны мы в этом все без исключения… Повинна Церковь поместная, не научившая в достаточной степени чад своих разумению правды Божией и первенствующего значения верховного закона любви» /9:272/.

«Повинны в этом государственные власти, громко провозглашавшие Православие основою и устоем государственной жизни, в то же время кощунственно желая сделать Церковь орудием своим в достижении чисто земных целей» /9:273/.

«Повинны в этом слишком многие из представителей священной иерархии, которые стоя у святая-святых, не любили Бога всем разумением, не любили паству до разумения ее блага духовного, были не служителями Церкви, а теми же бюрократами» /9:275/.

«Приходы распылены, превратились в фикции» /9:275/.

О духовенстве:

«Другие, … являют собой не менее соблазнительный пример, становясь не во главе христианского духовного возрождения, а примыкая к партии «социал-демократов», несмотря на их позорный, с точки зрения веры, характер грубой борьбы, на позорных основах злобы, зависти, корысти, мщения, насилия, непризнания чужих прав, и за собою никаких нравственных обязанностей, горделивого требования свободы зла и преступлений, — одним словом, — с явным клеймом антихриста и демонизма» /9:276/.

«Повинны в том представители интеллигенции… Протестуя против стеснения свободы, они никакой свободы не признают не только за своими противниками, но и за своими сотрудниками, не говоря уже о целой стране, о всех тех, которые не желают принимать участия в борьбе. Никакой тиран не может сравняться с ними в презрении к правам личности на свою свободу и свое имущество! …

как и пресловутое «аграрное движение», отменившее собой десятую заповедь Божию и заменившее ее предписанием: «желай дома ближнего и села его и вола его и всякого скота его и всего елика суть ближнего твоего, не сомневайся в своем праве грабить, жечь и учинять всякие насилия»! В одном они были неизменно последовательны — в предпочтении Вараввы — Христу!» /9:278-279/.

«И крестьяне, и рабочие одинаково повинны в своем «образе зверином», повинны в том, что изменили любви, перестали верить в правду добра… пошли за теми, кто призывал их к грабежам: к поджегам и насилиям, сами стали ворами и разбойниками. Не правда, что на эти злые дела шли только исключительно дурные элементы народа. На них не шли только исключительно добрые. Целые селения, почти в полном составе шли грабить помещичьи усадьбы, когда надеялись, что их злодеяния останутся безнаказанными, а теперь живут надеждой на то, что Государственная дума отнимет землю у имущих в пользу неимущих, оставляя в силе право собственности, от которой они сами отказаться не желают, и тем даст им право завладеть чужим имуществом на законном основании» /9:280/.

«Вот в чем необходимо, чтобы Собор призвал к покаянию всю Россию… Пока не будет совершен этот великий акт общецерковного и всенародного покаяния, напрасно будет ожидать в жизни Русского народа и плодов, достойных покаяния. Никакие реформы не проникнут вглубь души народной, не оздоровят ее, не вызовут светлого преображения умов, сердец и жизни» /9:281/.

«русская Православная Церковь переживает в настоящее время очень опасный для нее и ее достоинства, исторический момент. Истинное православие так недостаточно осуществлялось в жизни русского народа, что миряне, прав которых Православная Церковь никогда не отрицала, стали в глазах духовенства простым «христианским материалом», как вы очень прискорбно говорите это в своей статье о пастырстве. Христианин не может быть «материалом», он непременно живой и сознательный камень духовный, добровольно и сознательно созидающий дом духовный в братском единении с такими же живыми и сознательными духовными камнями, зодчим, признающими одного Христа Бога, который и остается Единым учителем для всех, краеугольным камнем, на котором зиждется все здание. Это требует вполне сознательного отношения верующих к служителям Алтаря Господня, под опасением изменить Христу и перестать быть живым и сознательным камнем здания Царства Его. К этому сознательному отношению к пастырям и жизни Церкви главным образом и сводятся права мирян, это и придает им характер «словесного стада», в православном, почетном смысле этого слова, а не в позорном смысле стада бессловесного, ставшим «христианским материалом» совершенно безвольным, безответственным, а потому в православно христианском смысле слова и не имеющим никакой нравственной Цены.

То, что было узаконено в Церкви католической, то, в силу многих исторических причин, стало противозаконной   рутиной, вековым грехом в жизни русского народа. Говоря «в силу исторических причин», я ни с кого не снимаю ни одной йоты нравственной ответственности. Исторические причины создаются духовным настроем людей и их желаниями, направлением их воли и деятельности, а не наоборот, как это теперь принято думать под влиянием модных предрассудков, порожденных материализмом ученых язычников христианского мира. Христианин обязан стать выше обстоятельств, творить жизнь; иначе и быть не может, если он действительно христианин. Для христианина нет оправданий не быть христианином, изменить Христу, примириться с какой-либо рутиной, не согласной с честным осуществлением правды Божией. Это хорошо понимали христиане средних веков. Никакие исторические обстоятельства не заставили их не быть христианами…

… Все повинны в том, что отчасти подчинились историческим обстоятельствам, отчасти создали их. Неправда, чтобы кто-нибудь был невиновен.

Во всяком случае факт налицо. Рутина жизни православного русского народа страшно далека от православной правды. Помещики создали эту неправду, не в том смысле, что они были помещиками, а в том, что будучи ими, видели в крепостных своих, которых заботливыми отцами они должны были быть по мысли русского законодательства, не любимых и уважаемых братьев о Христе, по православно-христианской правде, причем никакое крепостное право, как историческое обстоятельство, не помешало бы им обратить свои владения в православно-христианские Трудовые Братства и работать на мир, единение в братолюбии и духовное благо, а рабочий материал, которого эксплуатировали, ожесточали и обращали в дикарей. Помещикам нет оправданий в том, что они в своей роли помещиков были язычниками, а не христианами правослаными.

После насущной потребности веры и любви, главной побудительной причиной для меня создать Трудовое Братство, было сознание нравственной ответственности отцов моих, русских помещиков. Для мнея Братство Трудовое есть не только осуществление православно-христианской правды в жизни, но и акт покаяния в вековой неправде, в вековом грехе нашей православной России, плод, достойный покаяния, без которого я чувствовал бы себя участником векового греха, братоубийцей, не признающим братьями братьев о Христе… Насколько большинство богатых и сильных по своему общественному положению людей, обладает православно-русским самосознанием, видно из того, как они относятся к зарождающемуся Братству. Их презрительное равнодушие, из злорадное недоброжелательство, их самодовольная решимость не следовать моему примеру не требуют комментариев.

Духовенство допустило эту неправду, не в том смысле, что оно должно было возбуждать народ против помещиков и проповедывать вражду и крамолу, а в том, что само оно изменило правде, не проповедывало ее ни помещикам, ни народу, не призывало к осуществлению ее ни помещиков, ни народ, стало участником помещиков в создании неправды, допустило народ до одичания. В конце концов оно само, в лице слишком многих из своих представителей, одичало, дошло до оправдания зла в жизни, а на практике настолько помирилось с анти-православной рутиной анти-братского строя жизни, что очень довольно этой рутиной, не только не проповедует, но даже и не желает осуществления православной правды в жизни. Ни бедность, ни приниженное социальное положение, о котором так много говорят в смысле оправдания духовенства, не могут служить не только оправданием, но и извинением для него. Высшие представители духовной иерархии не были ни бедны, ни бесправны. Самые бедные сельские пастыри не были беднее апостолов и священников христианских общин первых веков, не были так бесправны в социальном и государственном смысле, как бесправны были апостолы и пресвитеры их времени.…

То, как странно звучат эти нравственные требования (к богатым и сильным – Н.С.) от пастырей, лучшее доказательство, до какого унижения слишком многие дошли по собственной вине, путем систематично нечестного отношения к исполнению своих святых обязанностей, лучшее доказательство того, что они, «допуская» неправду, не менее, а более виновны, чем помещики, создавая эту неправду. Чем более мы уважаем священный сан, чем более признаем действительность благодати, даруемой им в таинстве священства, тем более обязаны признать огромность и абсолютную неизвинительность их вины.

Для них проповедывать братство трудовое, как во времена крепостного права, так и теперь одинаково обязательно. Для них отнестись с горячим сочувствием и всех призывать к сочувствию оказать всякое содействие и выяснить значение осуществившегося Трудового Братства, не менее чем для меня, естественный акт сознательной веры и покаяния в вековой неправде, в вековом грехе. Без этого они не менее меня должны чувствовать себя участниками этой вековой неправды, этого векового греха.

Отношение большинства духовенства к зарождающемуся Братству тоже является лучшим мерилом наличности в них православно-русского самосознания.

Их недоброжелательная ревность к мирянину, осуществляющему то, что они всегда должны были проповедывать, изумительная мелочность их недоброжелательных придирок, их отстаивание рутины жизни от новшества Братства, их властолюбивые замыслы по отношению к этому делу мирян доброй воли, их нежелание признать это дело церковным, пока оно не станет делом рабского повиновения им, отрицающим, ненавидящим и гонящим его, их жестокое, клеветническое, упорно враждебное отношение к учредителю и первым пионерам его, их готовность побить его камнями и распять его – все это тоже не требует комментариев.

Простой народ не только смирился с этой неправдой, но вполне усвоил ее себе. Он не доволен жизнью, не только в смысле православно-христианского алкания и жажды братской правды жизни, а в смысле желания анархического своеволия, составляющего естественный идеал всякого одичалого человека, все равно, одичалого в унижении безысходного рабства или в дебрях безбожной культуры. Охотно соглашаясь, что русский крестьянин менее виновен, более извинителен, чем помещики и особенно духовенство, я никак не могу примкнуть к ласкателям народа, снимающим с него всякую ответственность, выдающим его за доблестную жертву…

Да, во многих отношениях он был жертвой… Доблестной жертвой я признал бы его только в том случае, если бы он, будучи жертвою, остался христианином, с христианским идеалом в сердце, с жаждой осуществления братской правды в жизни… И для него при наличности православно-русского самосознания, Трудовое Братство должно было бы быть «потребностью» сознательной веры, и актом покаяния в вековой неправде, в вековом грехе жизни, чуждой братолюбия…

Их неспособность понять и оценить значение организации, обособляющей кротких от соприкосновения с хищниками, их равнодушие и даже враждебность к тому, что осуществляя правду Божию, правду братства, гарантируя возможность добывания хлеба насущного, гарантируя от нищеты больных, вдов и сирот, более того, гарантируя всех своих сочленов от многих нравственных опасностей рутины окружающей жизни, только не может служить целям личной наживы и грубого личного и семейного эгоизма, их нежелание братства для детей своих, их желание оставаться в рутине борьбы, под условием быть победителями, «выйти в люди», их желание оградить детей своих, не от борьбы и соблазнов «мира сего», а от братства, их циничное желание, чтобы дети их само Братство обокрали, воспользовавшись даровым воспитанием в нем… — все это тоже не требует комментариев…

Все виновны. Все должны покаяться и сотворить плоды, достойные покаяния…

Необходимо, чтобы это дело покаяния было делом общим и всеми одинаково делалось в духе покаяния, в духе смирения. В этом деле никто не должен властвовать, все должны сознавать себя служителями общего дела. Это дело национального и церковного покаяния….

Не все разделяют эти взгляды…» /10:82-90/.

«В настоящее время злейший враг веры — не языческое государство, а миллионы лже-христиан, самодовольных во зле… лже-христиане дошли до такого позора…, что громко заявляют свое неверие в возможность практического осуществления правды веры в жизни, цинично обзывают неосуществимой утопией жизнь на основе братского единства.

Они наивно воображали, что Господь Бог существует исключительно для того, чтобы быть достоянием их и заниматься бессистемной благотворительностью даже с оттенком коммерческих сделок, даруя людям … блага долгой жизни (т.е. продолжение срока каторги земного бытия), здоровья и успеха на путях корысти и честолюбия, на путях личного и семейного эгоизма, получая за то плату буквою молитв, буквою жертв, буквою благочестивых упражнений и благотворений. Редкие исключения, те, которые выдающимся умом или выдающейся любовью вырастали из этих суеверий: одни становились неверующими, … другие убегали от жизни в аскетические братства иноческих обителей, в пустыни, в затворы, в юродство.

Только немногие, сознав весь ужас и наивное кощунство жизнедействительности, обрекали себя на святой подвиг апостольства, призывая к покаянию, показывая пример самоотверженной любви, но не решаясь еще требовать логики веры в области жизни общественной, трудовой, государственной и международной. Такие святые подвижники были во все времена и у всех народов… Они как звезды небесные, блистали во тьме жизни, тьма не объяла их, но и сама не становилась светом» /7:48/.

«самое главное на этом пути, чтобы мы, чада Русской Православной Церкви, и жизнь наша стали бесконечно больше достоянием Божиим, чем были до сих пор… Для этого необходимо совершенно иное отношение к Богу и правде его, не реформаторская ломка, а именно иное отношение душ живых к Богу Живому, живых клеток приходов к живому организму Церкви, иное отношение к тем же догматам, тем же образам, к тем же постам, к той же обрядности; необходима дематериализация религии» /9:282/.

«не только вопрос в том, ветхозаветные или новозаветные мы люди, но даже — христиане мы или язычники, кумиропоклонники, под святым знамением Христа и святым стягом Его Церкви. Ведь не даром мы дожили до ужаса и позора, нами переживаемого. Ведь не даром затемнилась вера в сознании столь многих, … Ведь не даром так много отпадает от Церкви и вне ее удовлетворяются меньшей истиной и несравненно более низменными идеалами… Ведь не даром наша Россия обратилась в вертеп разбойников, наша интеллигенция — в атеистов, анархистов и социал-демократов, наши юноши — в бесноватых, наши крестьяне и рабочие — в грабителей и разбойников!» /9:284/.

«Церковь должна требовать…, чтобы государство обеспечило за верующими возможность беспрепятственного осуществления правды веры в жизни» /9:305/.

Посты — добровольно. Редакцию богословских книг сделать более вразумительной. Сократить службы. — «все это является долгом любви по отношению к верующим» /9:413/.

Новый Катехизис

Нужен новый катехизис /9:293/. Там должно быть учение о любви «всем разумением».

Нужно восстановление института «катехетов» — в виду позорного невежества не только народа, но и интеллигентных классов» /9:296/. Школы катехетов.

Активность мирян в Церкви

«Я не из тех, которые всю ответственность за все нестроения жизни церковной возлагают на духовенство и сами ничего не делают … Вся жизнь моя была сплошным доказательством возможности для мирян самодеятельности даже при самых неблагоприятных условиях, а следовательно и не основательности возлагать на одно духовенство, всю ответственность за шаткость умов, за холод сердец и все нестроения жизни на лоне Церкви поместной» /8:5/.

О составе Собора: «Допущение на Собор белого духовенства и мирян должно быть потребностью любви для епископов…, а не делом снисходительной терпимости, не делом политической необходимости и уступки общественному мнению, как на это смотрит преосв. Сергий, епископ Финляндский и преосв. Арсений, епископ Харьковский. Конечно, лучше совсем не приглашать ни тех, ни других, питая к ним чувства, выражаемые преосв. Антонием, епископом Волынским в I и II своих отзывах, предпочитая пригласить на Собор «каторжную тюрьму в полном ее составе» /9:285/.

Отзывы Антония дышат: «искренним и глубоким чувством недоброжелательного недоверия и горделивого презрения» /9:286/.

Н.Н. считает, что Антоний оскорбил всех мирян. Н.Н. за двухстепенные выборы. Священники и миряне должны иметь голос совещательный по вопросам догматическим и решающий по всем другим вопросам. Надо пригласить на Собор другие церкви, в т.ч. старообрядцев.

Все, весь народ не живет по христиански

«С детства поражала и пугала оторванность жизни от этой святой (христианской — Н.С.) правды. Когда критика фактов была для меня еще непосильна и формулировать свои мысли я еще не мог, сердце чуяло непримиримый разлад настроения духа громадного большинства с тем духом мира и любви, который со страниц Евангелия освещал и согревал детское сердце.

Чем более я жил и знакомился с жизнью, тем более я убеждался, что подавляющее большинство людей не умеет ил не желает ни думать, ни чувствовать, ни жить по христиански. Чем более я любил и понимал вечную истину правды воли Божией, тем менее я был способен мириться с тем, что было с нею несогласно в окружающей жизни…

С каждым днем умножались для меня доказательства того, что я имею дело не с учениками Христа Спасителя, а с людьми, систематически изменяющими Ему всем складом ума и симпатий своих, всем строем жизни и устоявшихся взаимных отношений» /1:3-4/.

«Я (…) понял, что грустное духовное состояние нашего бедного народа есть результат антихристианских отношений к нему наших предков, из которых большинство видело в нем только рабочую силу, слишком долго забывая, что он должен быть для нас любимым и уважаемым о Христе братом» /2:162/.

«Как проклятие, в результате веков измены Богу умом, сердцем и жизнью, при самообмане лже-христианства, нависли над человечеством тяжелые тучи вековых суеверий и вековой рутины жизни, позорной и преступной для христиан. Как проклятие, глубоко внедрилось в умы и сердца убеждение, что жить по вере не обязательно, более того, невозможно. Главный враг веры и Церкви в настоящее время — неверие самих христиан в жизненную правду, в практическое осуществление веры, и это неверие роковым образом ведет христианское человечество, неспособное более на самообман нелепых суеверий, к убежденному атеизму.

При таких обстоятельствах насущной потребностью Церкви является не смерть за веру и не скорбное мученичество, … а осуществление правды веры, наглядный опыт мирного благоденствия и высшей жизненной правды даже и того несовершенного осуществления правды веры, которое, как отраженный свет от Света Небесного, силою Божиею в немощах наших, является миру» /7:48-49/.

«Люди, не желающие принимать верховного закона христианского Откровения и признавать для себя обязательным быть логичными и последовательными на этом пути, не имеют никакого основания называть себя христианами и оставаться на лоне Церкви» /9:301/.

«Болезнь души народной ни в чем ином, как в малой любви. Не были любимы, не любили, не жили любовью, утратили понимания значения любви, не дорожат любовью, не верят в силу любви и ожесточились сердца, перестали быть достоянием Божиим, стали безблагодатны» /24:24/.

Христианство — не утопия

«Я хотел (…) доказать, что христианство не отжившая утопия, не утешительный обман для престарелых, скорбящих и больных, а живая правда» /2:284/ /т.4:15:16/.

«Скажут: «создать такую общину слишком трудно, даже невозможно, это утопия». Путь те, которые так говорят, не обманывают себя, они тем самым признают утопичным, неприменимым к жизни само христианство, следовательно должны отказаться и от Православия и от Самодержавия Божией милостью, как основ государственной жизни» /4:27/.

«Одно из двух, или мы верим в Бога и Христа Его, или не верим. Если верим, то не имеем права считать за утопию то, что он нам завещал» /4:28/.

«Наши воспитанники и воспитанницы являются живым доказательством возможности настоящего духовного преображения, в короткий срок 4-5 лет. Наше Трудовое Братство — живое доказательство того, что эти молодые люди и молодые девушки действительно дисциплинированы любовью, так как жизнью своею на лоне Братства осуществляют такую степень мира, братского единения и мирного благоденствия, которая, вне нашего Трудового Братства, всеми единодушно признается утопичной и неосуществимой» /6:13-14/.

Осуществление в жизни такого идеального христианского государства является, конечно, несбыточной утопией при настроении большинства, совершенно для того не пригодным, и стало бы естественным, неизбежным, при соответствующем настроении большинства» /19:393/.

Мертвящая буква

Для этого надо, чтобы: духовенство считало главной обязанностью воспитание детей и организацию жизни в духе братолюбия. Соответственно и обучение закону Божиему должно перенести тяжесть с буквы исторической и догматической и обрядово-служебной на нравственную область» /4:30/.

«как ложь — внешняя форма без наличности соответствующего животворящего духа, так ложь — и отсутствие формы, внешнего проявления при наличности духа животворящего. Вот почему всякое принуждение в области шаблонного, для всех одинакового, аскетического соблюдения какой-либо буквы, какой-либо формы в определенном размере, ведет неминуемо ко лжи, к лицемерию, и в конце концов — к ошибочному отношению к этой букве, которой придают самодовлеющее значение, к позорной материализации религии» /9:282-283/.

Революция в России

«В России революция — только революционные декорации, только пьеса сомнительного вкуса… Крестьяне были подкуплены обещаниями нечестных людей, пробудивших в них низкие инстинкты корысти и насильничества. Да, русские крестьяне показали себя достаточно дикими для того, чтобы стать разбойниками и грабителями, как только власть оказалась бессильной удерживать их силой в границах вынужденной дисциплины» /6:4-5/.

«план русской революции был выработан немцем Бебелем, французом Жоресом… и другими представителями европейского социализма и европейского анархизма» /6:5/.

О том, что все слои общества работают на революцию: «При таких обстоятельствах, я очень склонен считать социальную революцию неизбежной в самом ближайшем будущем» /6:7/.

«Именно этим путем полного разлада между идеальной основой христианства и рутиной установившегося уклада жизни и привели Россию к тому глубокому и общему недовольству, благодаря которому мы в настоящее время так далеки от мирного благоденствия. Именно этим наивным применением требований христианской нравственности к строю жизни, радикально анти-христианскому и к людям, не имеющим ни малейшего понятия о своих христианских обязанностях, мы и оклеветали христианство, мы и оглупили христианскую нравственность, сведя христианство  из разумной основы жизни на степень неосуществимой утопии и христианскую нравственность из разумного понимания братских прав и братских обязанностей на степень той бессистемной благотворительности, которая ни мало не организует жизнь на добрых началах и является, в лучшем случае, успокоением совести, а в худшем – подкупом Бога и общественного мнения»  /24:20/.

О первохристианских общинах

«Не трудно понять, почему христиане первых веков находили разумным не защищаться оружием в руках, даже противно букве слов Христа Спасителя, сказавшего «настанет время, когда … имеющий одежду продаст ее и купит меч». Христиане были небольшая горсть людей среди враждебного языческого мира. Самое государство не признавало за ними никаких прав… само отнимало у них имущество, подвергало их пыткам и мучительным казням» /7:45/.

«Если зерно горчишное братских общин времен Апостолов даже и совсем не прорастало на ниве земной, и тогда мы не имеем права говорить, что такова воля Божия. Зерно посеяно несомненно для того, чтобы прорасти, чтобы вырасти в могучее дерево, чтобы роскошно украшаться цветами, чтобы дать обильный плод» /7:45/. В том, что этого не произошло — воля «сынов противления».

Политический строй в России

Какая бы форма правления не установилась в нашем Отечестве, мы желаем, чтобы правительство признало для себя обязательной конституцию высшей правды и высшего добра, конституцию правды Божией, без чего никакая форма правления не приведет к тесной сплоченности сердечного единения, не поставит страну на путь мирного прогресса и не обеспечит за ней мирного благоденствия» /24:36/.

«Государство имеет неотъемлемое право подвергать законной смертной казни и силой оружия подавлять буйство тех, которые убивают и совершают насилия» /24:38/.

Отношение к крестьянской общине

«упразднение христианской общины было бы для самих крестьян и для всей России еще большим злом, чем ее существование даже и в теперешней, совершенно неудовлетворительной форме, повело бы неизбежно к быстрому обезземеливанию большинства крестьян, быстрому росту пролетариата со всеми его невыгодными, как экономически, так и этически, социальными и политическими последствиями /4:4-5/

«польза Государства, вполне совпадающая с пользою самого крестьянского населения, требует не упразднения крестьянской общины, а требует … совершенного изменения самого духа этой организации, самого характера отношений ее сочленов, как друг к другу, так и к самой общине» /4:5/.

«убежденно говорю: … благоденствие меньшинства среди обездоленного, недовольного и потому в социальном и политическом смысле неблагонадежного большинства, несомненно хуже с государственной, общественной, и народной точки зрения, нежели умеренное довольство поголовно обеспеченной в смысле хлеба насущного крестьянской общины /4:7/.

«Существует крестьянская община, но цемент любви не сплачивает ее членов в одну дружную духовную и экономическую семью. Злоба на лоне общины духовно и экономически распыляет ее сочленов. Ничего общего, кроме общего владения землей и общей зависимости от «мира» у них нет. Как им не тяготиться и тем и другим! Они и общность в деле поземельной собственности свели на минимум. Обрабатывать всю землю общины сообща, организовать из своей общины производственную и потребительскую артель, дружно, сообща добывающую средства к жизни, что очевидно выгоднее, они не могут ни по чему иному, как именно по позорному для христиан духовному настроению большинства. По злобе это большинство совершенно неспособно к дружной солидарности; при дележе урожая все мужчины ежегодно ссорились бы, бесконечно препираясь о доле каждого, требуя высокой оценки своего труда, не желая даром ничего дать больному, многосемейному и вообще тем, чей труд по каким-либо причинам был менее производителен. Все женщины ежедневно ссорились бы из-за каждой курицы, из-за каждого яйца, из-за каждой горсти муки, из-за каждого горшка. Очевидно не общинная форма жизни в том виновата, а именно настроение большинства столь же позорное для христиан, как и зловредное как в социальном, так и в политическом отношении. Между тем мы на каждом шагу видим, что это настроение признается за явление естественное и неизбежное, с которым не только считаться надо, к которому даже применяться необходимо. Общинная форма жизни не соответствует этому настроению, — уничтожить общину. Лучшею она быть не может при данном настроении большинства, а изменить это настроение и нельзя и не надо: оно узаконено рутиною жизни!» /4:11-13/.

И эта подлежащая упразднению община не имеет ничего общественного. Земли ее разделяются на малые участки и переделяются через известное число лет. Все же лучше ссориться раз в несколько лет, чем ежегодно из-за каждого урожая!» /4:13/.

«Рабская зависимость друг от друга … в смысле крепкой страховки от всякой возможности каких-либо усовершенствований» /4:13/.

«нет никаких сбережений» /4:13/.

«Прибавьте к этому убежденно корыстные отношения, чего при данных обстоятельствах трудно поставить в вину горемычному члену горемычной общины, к земле, временно ему принадлежащей: «к чему тратиться на землю, которая через несколько лет отойдет к другому, когда до этого другого, как и до всей общины, мне нет никакого дела, и никаких нравственных обязательств я по отношению к ним не чувствую», что тоже признается вполне естественным и нормальным, и вы поймете весь ужас экономического положения, столь же горемычной, сколько и постылой общины» /4:14/.

«Нет никакой страховки от всяких случайностей … Беспомощность полная. А что делается со вдовами, сиротами, даже просто многосемейными! Никому до них нет никакого дела в этой, злобой распыленной общине …

При таких обстоятельствах жизнь на лоне этой общины представляет истинный духовный и экономический хаос … В этом аду живут с самой колыбели, привыкая и считая это явление нормальным, неизбежной судьбою, более того, совсем не считая этот ад за ад» /4:14-15/.

«я ничего не преувеличиваю» /4:15/.

«И несмотря на все это крестьяне все же сознают, что уничтожая общину, они лишают себя последней гарантии от полного и поголовного обнищания, причем благоденствие немногих «кулаков», очевидно, совсем не признается ими достаточным утешением в общей беде» /4:16/.

«Действительно, чем же улучшилось бы положение большинства членов общины при ее упразднении? Общинная форма землевладения только и могла бы быть заменена: неограниченной собственностью, беспредельно раздробляемой и отчуждаемой и недробимой мелкой земельной единицей, вроде майората или минората, безразлично. … В обоих случаях превращение громадного большинства русского народа в пролетариев неизбежна.

Решиться на это можно только обрекая Россию на все логичные последствия пролетариата, с его необеспеченностью громадного большинства населения и враждебным отношением этого большинства к имущим и всем властям, в которых видят основу и опору невыгодного для себя установившегося порядка вещей. Решиться на это можно только обрекая Россию на все ужасы ожесточенной экономической борьбы, которой, как пламенем пожара, охвачена вся Западная Европа, быстро, по наклонной плоскости стремящаяся к хаосу анархии и потопу социальной революции. Решиться поставить Россию на этот путь, — значит отречься от самого духа ее государственной идеи, отречься разом от всех основ русской государственности, от самого духа Православия, от самого духа Самодержавия, от самого духа русской народности» /4:17-18/.

«Не уничтожать общину нам нужно, а дорожить ею и совершить акт национального покаяния… вступить на путь нелицемерной любви» /4:19/.

«Интересы общины, таким образом, вполне солидарны с интересами русской государственности» /4:19/.

чем она могла бы стать: «Для этой живой духом братолюбия общины, совершенно естественно было бы сообща дружно обрабатывать всю землю, ей принадлежащую, сообща вести общее хозяйство» /4:20/.

«Легко понять, какие неисчислимые благие последствия получаются в результате как для самой общины, так и для Церкви, к которой она принадлежит, для Государства, в состав которого она входит, для всего общества, среди которого она живет. Не может быть здоров организм, состоящий из больных клеток. И живой организм Государства не может быть здоров, если тяжко болеют живые клетки, его составляющие. Духовное оздоровление общины есть в то же время и духовное оздоровление прихода, с которым в большинстве случаев община совпадает» /4:22/.

Такая община и есть здоровая клетка и Церкви и Государства.

Надо, чтобы представители крупного землевладения и духовенства участвовали в этом деле, но они должны быть «представителями любви», «желающими служить на святое дело созидания добра и общественного блага, а не властвовать над народом под предлогом опеки над ним» /4:23/.

надо, чтобы они «сознавали насущную потребность смиренного дела национального покаяния в вековом грехе измены животворящему духу всех основ русской государственности» /4:23/.

священник должен стать «в положение светоча, указывающего путь в деле честнаго создания этой общины на истинно-церковных началах, причем отпадение от Церкви вследствие полного отсутствия церковного самосознания, преувеличенного представления о правах духовенства в Церкви, совершенного непонимания прав мирян, как ответственных членов той же Церкви и горячего желания духовной свободы при отождествлении пастыря с духовным насилием и Церкви с этим пастырем, станет невозможным. В этом решение столь обострившегося в настоящее время церковного вопроса и только в этом — в осуществлении в жизни церковной правды. Всякая другая программа неизбежно приведет к церковному индифферентизму под видом слепого повиновения духовенству, или свободы совести в смысле права на полную бессовестность, или к клерикализму, который неизбежно приведет нас к тому, к чему он привел все католические страны: к горячей ненависти не только к духовенству, но и к Церкви и к христианству, и ко всякой вере, к торжеству атеизма» /4:23-24/.

Таким общинам землевладельцы могли бы отдавать в аренду все земли и заводы.

«Идеальные основы этой общины вполне соответствуют идеальным основам Церкви Православной и русской государственности, совпадают с ними, тождественны» /4:25/.

О преимуществе больших наделов… «Откладывая часть дохода в общие, основной, запасной и страховочный капиталы, община обеспечит себе возможность покупать новые земли и на них устраивать новые общины для избытка прироста населения» /4:20-21/.

Объединение в одну производственную артель, при нелицемерной любви друг к другу «и приведет неизбежно к систематизированной самопомощи, синтезирующей для всех членов общины все роды благотворительности» /4:21/.

«Чем больше любви, тем больше и сплоченности. Общие развлечения, воспитание детей — все приобретает под влиянием животворящего духа любви возвышающий, облагораживающий характер. Тот же характер приобретают при этом и все взаимные отношения, ложится в основу всякой энергии на место корысти и желания «выйти в люди» /4:21/.

«Животворящий дух общины — любовь» /4:25/.

«Непонимание мирового и жизненного значения любви, будучи несомненным признаком отсутствия церковного самосознания, ведет неминуемо и к отсутствию и государственного самосознания» /4:25/.

«Православно-русская основа — любовь, единение в братолюбии» /4:25-26/.

такая община «ключ к решению всех затруднений, как Церковных, так и государственных и социальных» /4:26/.

«В экономическом быту любви, широкому единению в братолюбии соответствует не экономическое распыление, не экономическая борьба, а мирное единение в братолюбии на лоне трудовой общины» /4:26/.

«Вопрос о том, насколько это дело трудное и как скоро могут получиться благоприятные результаты, вопрос совершенно праздный и неуместный. Для верующего в Бога Живого и знающего силу Его, совершенно очевидно, что и то и другое зависит от одного: насколько деятели отдадут себя в руку Божию и тем дадут Ему возможность действовать через них» /4:29/.

Государство должно: «выяснить богатым и бедным характер социального недуга, меры лечения и определенную программу мирного прогресса и поставить эти идеи во главу школьного воспитания» /4:31/.

«Скажут, такое навязывание государством программы жизни может иметь характер нравственного насилия. Нет, это будет не большим насилием, чем само существование Церкви и Государства. Для врагов Церкви и Государства, желающих упразднения их, это может быть нравственным насилием, как препятствие их разрушительным планам» /4:31/.

«Нельзя быть христианином … и не заботиться о соответствующем настроении подрастающего поколения и соответствующем укладе жизни» /4:31/.

«Наоборот, именно планомерная и систематичная работа по определенной программе и уничтожит наконец разрыв между верой и жизнью» /4:32/.

Никакого насилия. Христианский уклад жизни в России совершиться может так (как в случае самого Неплюева): сначала энтузиасты, а затем:

«При дружном содействии Церкви, Государства, крупных землевладельцев, интеллигенции и духовенства Россия быстро покрылась бы такими трудовыми общинами» /4:33/.

Тогда представители любви стали бы задавать тон.

«Существующая крестьянская община – мертвая буква, не удовлетворенная любовью, не уничтожать ее надо, а оживить любовью, из механического агломерата людей превратить в живое братство любви, трудовое братство, тесно сплоченное цементом любви, синтезирующее все роды благотворительности в форме разумной самопомощи и взаимопомощи, заменяющее бессистемную благотворительность системным выполнением братских обязанностей» /24:27/

Отношение к социалистам

«К социалистическому движению Н.Н. относился крайне отрицательно и в предлагаемом им пути реорганизации жизни видел прямую противоположность тактике социализма» /2:619/.

Мистика, общение с духами

«В это время произошло следующее событие в жизни души моей. Внутренний голос сказал мне: «по силе злобы, проявившейся к тебе, с нежной любовью призывавшей к вере и жизни по вере, пойми всю силу злобы грешного человечества к Творцу миров, создавшему их для любви и любовью призывающему их возжелать причастия Любви Его». С этой минуты личная обида и личная скорбь, уступили место живому сознанию великой вековой неправды человечества перед Богом, страшной силы греха» /3:223/.

«С этой минуты я стал ощущать мир незримый в бесконечно большей степени, чем прежде, по временам с такой же силой, как иногда ощущал его в детстве. Я стал ощущать настроение духов, желающих войти в общение со мною, настроения часто совершенно противоположного моему личному в данную минуту, стал воспринимать мысли их, гораздо яснее прежнего сознавая источник этих мыслей» /3:223/.

«В полночь с 4 на 5 июня (1901г — Н.С.) произошло одно из самых поразительных явлений из всех, испытанных мною в области таинственного соприкосновения с миром незримым» /3:347/. Это было во Франции. Н.Н. заболел — началось движение камней. Н.Н. молился Господу об исцелении. Во время невыносимых болей я внезапно почувствовал настойчивое желание перекреститься. Невидимая сила три раза поднимала мою руку для крестного знамения… Непосредственно за тем я ясно почувствовал большую силу, приближавшуюся ко мне от большого распятия, находившегося в моей спальне. Это ощущение было настолько реально, что я вполне точно сознавал последовательные расстояния, на которых эта сила, приближаясь, от меня находилась. Она подошла ко мне вплотную и остановилось по правую руку мою. В это время я совершенно ясно почувствовал, как над моей головой простерлась рука или крыло и в то же мгновение сильный жар, который томил меня, разом прекратился… Затем я ясно почувствовал прикосновение губ к моим губам, большая сила как бы проникла в глубь моего тела, коснулась почек и на подобие сильных электрических токов, прошла во все внутренние органы… Разом я почувствовал себя совершенно здоровым. Благоговейное умиление наполнило мою душу… В эту минуту мне не только дана была сила прожить на земле до полного завершения того, что должно быть сделано мною в деле созидания Братства, но и сила прожить остаток дней более радостно, чем это казалось возможным» /3:347-349/.

Отношение к монашеству, аскетизму, постам

О монахах: Н.Н. глубоко уважает монахов смиренных, кротких, любящих уединение и не требующих, чтобы все стали монахами и подчинялись им.

«Путь аскетизма и уединенно-созерцательной жизни не есть действенный путь спасения, не есть единственный путь спасения, не есть даже лучший путь для всех, не дурной путь только для тех, которые и на этом пути остаются верны… пути деятельной самоотверженной любви к Богу, деятельного самоотверженного братолюбия» /9:298/.

это следует из речения: «милости хочу, а не жертвы», — иначе бы Христос дал нам заповедь аскетическую.

«Непонимание этого есть одно из важнейших проявлений отсутствия в наших верующих современниках любви к Богу «всем разумением» и молчаливого отвержения ими верховного закона христианского Откровения» /9:299/.

«Поняв первенствующее значение любви в деле веры, спасения и честной жизни по вере, нам нечего бояться подменять любовь аскетизмом;… надо достигнуть высшего самообладания, чтобы быть в состоянии цельно отдать себя на дело любви. Любовь не дозволяет нам возвести это средство в самодовлеющую цель, оградит нас от узости, робости и мертвенной сухости фанатичного аскетизма» /3:89/.

«Такими оазисами (христианской жизни — Н.С.) среди крещеных язычников были общежительные монастыри, которые по идее, в чистом, неизвращенном виде, и были аскетическими трудовыми братствами» /11:25/.

Толкование Писания

На «хлеб наш насущный даждь нам днесь»:

«Если ты умен — честная христианская обязанность твоя в жизни понять и другим пояснить, какой экономический строй жизни соответствует воле Божией, насколько христианское трудовое братство разумнее зверской борьбы на пользу кармана и насколько нелепы и лживы все попытки разукрасить фикцию капиталистической идиллии.

Если ты этого не хочешь делать, стыдись ума твоего и не смей читать молитву Господню! Ты ли желаешь для всех хлеба насущного, находя капитализм разумною формою жизни, оправдывая роскошь, сочувствуя героям наживы!.

Если ты богат — честная христианская обязанность твоя в жизни содействовать учреждению трудовых христианских братств, воспитывать детей в понимании их значения, ссужая им деньги на обзаведение, отдавая им в аренду свои земли» /17:167/.

«Горе вам, лицемерные христиане, прося хлеба насущного, в роскоши утопающие!

Горе вам, лицемерные христиане, прося хлеба насущного на сей день, всю жизнь на стяжание и ограждение богатств своих отдающие!

Горе вам, лицемерные христиане, детей своих честно приобресть хлеб насущный не научающие, громадные богатства для роскоши и праздности потомков своих накопляющие!

Горе вам, лицемерные христиане, с волками уживающиеся, от волков по волчьи огрызающиеся, с волками по волчьи жить привыкающие!

Горе вам, лицемерные христиане, по волчьи всю жизнь свою устрояющие и волчью жизнь свою за христианство выдающие!

Горе вам, лицемерные христиане, трудовое братство за вредную утопию почитающие!

Горе вам, лицемерные христиане, трудовое братство для себя за непосильное бремя признающие, вне христианского братства жизнию по волчьему обычаю «мира сего» вполне удовлетворяющиеся!» /17:168/.

На Мф.10:

«Если ты богат: ты должен принять на себя тяжелый крест разумного служения богатством своим на дело Божие. Ты не смеешь отделываться подкупами неподкупного Бога и продажного общественного мнения, не смеешь усыплять совесть свою бессистемной раздачей пятаков нахалам и лентяям, живущим за счет Христа. Ты должен помнить, что все состояние свое ты должен положить наразумное служение разумному делу Божию, на воспитание душ живых в сознательной вере и в сознательной любви к Богу, на разумную помощь тем, которые верят сознательно, и желают разумно согласовать жизнь с верой» /18:224/.

Молитва за Россию Крестовоздвиженского Трудового Братства (1905 г.)

За отчизну нашу, Россию, излей благодать, Боже!

Да соединятся все народы, ее населяющие, в одну семью, тебя, Отца Небесного, единомысленно исповедующую, всю жизнь свою единодушно, по вере, устрояющую, да будет стадо едино и единый пастырь.

Да будет хлеб насущный и духовный для всех без изъятия.

Да будет мир и любовь между всеми нами и да будут бессильны козни врагов внутренних и внешних, злых сеятелей плевел на ниве Твоей — писанием, словом или делом вносящих шаткость в умы, горечь в сердца, соблазн, раздор и всякую скверну в жизнь.

Пошли, Господи, деятелей добрых на русскую ниву Твою. Да огласят они ее глаголами Правды Твоей, да прославят ее примером жизни по вере.

Пошли, Господи, народу российскому чуткость сердца, да разумеет он святые речи избранников Твоих.

Да разумеет он святую волю Твою и неизменно и с радостью творит ее, да будет Русь воистину свята, да соединится она единомысленно и единодушно в одно великое братство, мыслью, словом и делом верное Богу.

Господи, Владыко мира, посети отчизну нашу благодатию своею, да облечет она святостью, как ризою, и да будут сыны ее в смирении своем достойны одежды брачной, в ней же войти надлежит в чертог царствия Твоего.

Дай, Господи, России пройти путь покаяния и осознания в смирении. Дай, Господи, ей преображения.

Аминь.

Литература

  1. Н.Н.Неплюев. Трудовые братства. Могут ли долее обходиться без них церковь и христианское государство и как их осуществить. Лейпциг, 1893 г., С.24.
  2. В.И.Экземплярский. Памяти Николая Николаевича Неплюева//Труды Киевской Духовной Академии. 1908г., N 5 c. 155-169, N 6 с.281-319, N 8 с.579-628.
  3. Н.Н.Неплюев. Полное собрание сочинений. Т.V. Спб., 1908. Отчеты блюстителя о религиозно-нравственной жизни братства.
  4. Н.Неплюев. Доклад Глуховскому Комитету Высочайше Учрежденного Особого совещания о нуждах Сельско-хозяйственной промышленности по вопросу о крестьянской общине. Спб. 1903. с.39.
  5. Н.Неплюев. Жизненное значение трудовых братств: церковное, государственное и общественное. Беседа для друзей и врагов. Спб., 1905. — с.26.
  6. Н.Неплюев. Воззвание к друзьям свободы и порядка. Спб., 1907, — с.16.
  7. Н.Н.Неплюев. Вера, милосердие, благотворительность; вооружения и самозащита. Сергиев-Посад. 1908. — 72с. (написана в мае 1905г.)
  8. Н.Н.Неплюев. Письмо к духовенству. Киев. 1905г. — 20с. (написано в октябре 1905г.)
  9. Н.Н.Неплюев. Голос верующего мирянина по поводу предстоящего Собора// Труды Киевской Духовной Академии. 1906г. июнь, с. 269-305; июль, с. 393-428.
  10. Частное ответное письмо Н.Н.Неплюева на письмо священника Иванова, письмо от 9 по 21 августа 1902г. — 102с.
  11. Н.Неплюев. Беседы о Трудовом Братстве. том 4. с. 9-238. (1903г.)
  12. Н.Н.Неплюев. Воздвиженская школа – колыбель трудового братства. том.4. (написана в 1895г.)
  13. Н.Н.Неплюев. Кресто-Воздвиженское Трудовое Братство. т.4., — с. 415-434.
  14. Н.Н.Неплюев. Подвижник земли русской (венок на могилу). Сергиев-Посад. 1908г. — 197с.
  15. Н.Н.Неплюев. К лучшему будущему. т3. с3-84.
  16. Н.Н.Неплюев. Конгресс единого человечества. т3., с.85-132.
  17. Н.Н.Неплюев. Программа жизни христианской по молитве Господней. т2., с.159-172.
  18. Н.Н.Неплюев. Мысли рядового христианина. Десятая глава Евангелия от Матфея. с. 195-225.
  19. Н.Н.Неплюев. Христианская гармония духа. Психологический этюд. Т.2. с.293-393.
  20. Н.Неплюев. Совесть. Стимул, забытый профессором Иванюковым при перчислении стимулов, обуславливающих человеческие деяния. Страница из жизни помещика. т3., с. 255-270.
  21. Неплюев Н.Н. Путь веры. – Сергиев Посад, 1907. – 160с.
  22. Неплюев Н.Н. Религиозные движения на Западе. Т. 3. с. 327-351.
  23. Неплюев Н.Н. Путь к лучшему будущему. Т. 3. с.133-157.
  24. Неплюев Н.Н. Партия мирного прогресса. Ее идеальные основы и жизненная программа. Глухов, Типография А.К. Нестерова. 1906.
  25. Неплюев Н.Н. Что есть истина? Соч. Т.1. – с. 1-412.
Тип публикации: Статьи
Тема