Воинствующий атеизм был самой серьёзной ошибкой коммунистов

     В. Макарцев

«Ортодоксальные» коммунисты с пеною у рта пытаются доказать, что главным врагом коммунистического движения всегда была Церковь. Проклятия и хула с их стороны звучат в адрес Зюганова и Симоненко за благожелательную позицию последних по отношению к Православию. Похоже, что для «ортодоксов» воинствующий атеизм является догмой коммунистического учения. Они убеждены в абсолютной лживости христианства. Их не останавливает предостерегающий голос Энгельса: «…То, что ныне признаётся истиной, имеет свою ошибочную сторону, которая теперь скрыта, но со временем выступит наружу; и совершенно так же то, что признано теперь заблуждением, имеет истинную сторону, в силу которой оно прежде могло считаться истиной…» Для правоверного коммуниста начала прошлого века необходимость борьбы «с религиозным дурманом» была истиной в последней инстанции. И если Карл Маркс еще допускал нечто положительное в христианстве, считая его «необходимой предпосылкой» положительного гуманизма, то во времена Ленина и «необходимая предпосылка» была признана ложью. Позицию воинствующего атеизма, которой придерживался Ленин и большинство большевиков, можно понять: жесточайший накал классовой борьбы, гражданская война, нежелание значительной части клира признать Советскую власть «властью от Бога», участие в борьбе против социалистического учения до революции значительной части епископата и священников… Немалую роль сыграл и следующий момент: на стороне большевиков в первоначальный период Советской власти во множестве и активно выступали люди, воспитанные в протестантской, католической, старообрядческой беспоповского направления и иудейской среде.  Атеистический характер власти позволял им работать в одной команде, в то же время он требовал от них для сохранения единства воинствующего атеизма.  Таким образом, воинствующий атеизм диктовался политикой. Но это ещё не говорит о том, что он был истиной в последней инстанции. Существо вопроса состоит вот в чем: содержит ли христианство, которое, по утверждению Карла Маркса, является «необходимой предпосылкой» положительного гуманизма, зерно истины? Если эта «необходимая предпосылка», согласно диалектике, может содержать это зерно, то не помешает истине попытаться определить его…

При внимательном рассмотрении вопроса становится ясно: коммунистическое учение и первые коммунистические движения зародились и развивались лишь в христианских странах, в которых доминирующей религией являлось ортодоксальное христианство. Этот момент очень глубоко рассматривается православным богословом Феликсом Карелиным в работе «Теологический манифест» (с работой можно ознакомиться в Интернете на сайте «Христианский социализм как русская идея» по адресу http://chri-soc.narod.ru/teolog_manifest.htm). Феликс Карелин выявил безусловную прямо пропорциональную зависимость между Таинством Причастия и зарождением и распространением коммунистического учения в среде того или иного народа и обратно пропорциональную в отношении успехов этого народа в капиталистическом строительстве. Как оказалось, протестантские народы, у которых Евхаристическая Трапеза как Таинство упразднена и превратилась в простой обряд поедания хлеба и вина, мало восприимчивы к коммунистическому учению, имеют слабые компартии, но в то же время именно эти народы явились «локомотивами» капитализма. Нехристианские народы, например, китайский, способны к восприятию коммунистического учения лишь отчасти, поскольку не имеют соответствующей «необходимой предпосылки», а посему  равнодушны к творческому развитию этой идеи. Китай сегодня, если применять аналогию с Советской Россией, вышел из времени военного коммунизма и вступил в пору НЭПа. То есть вопрос «кто кого?» у них только встал на повестку дня. Вероятнее всего, если не случится ничего апокалипсического, китайская компартия в ближайшие несколько десятков лет внутренне переродится в аналог российской «Единой России», но, вероятнее всего, без «перестройки» и смены названия. Кто, в большинстве своём, члены партии «Единая Россия»? Это секрет полишинеля: бывшие члены КПСС и ВЛКСМ, многие из которых были членами парткомов, райкомов, обкомов… Если бы не те 5% членов КПСС, что затем организовались в КПРФ и прочие компартии, то и в роспуске КПСС не было бы нужды: сохранили бы название, партбилеты, и в то же время стали собственниками приватизированного богатства… Можно сказать так: без Православия коммунизм глобалистам не страшен, ибо он неизбежно переродится в капитализм. Звучит парадоксально, но давайте посмотрим на проблему со стороны практики, как к этому любят призывать коммунисты.

Далеко не секрет, что самые известные деятели коммунистического движения крещены в детстве во Христа, имели верующих родителей. Таковы, к примеру, Маркс, Энгельс, Ленин, Сталин. Подавляющая масса рядовых и среднего звена членов  ВКП (б) с детства воспитывалась в православной среде. Если бы в Православии не было «необходимой предпосылки» для восприятия коммунистического учения и его творческого применения, то не было бы массового притока в ВКП (б), не было бы и веры в «светлое будущее» и соответствующего прорыва в построении социалистического общества. Многие публицисты, партийные деятели любят вспоминать трудовой энтузиазм тридцатых годов прошлого века, невиданную стойкость и самопожертвование народа во время Великой Отечественной войны. Не забывают отмечать и тот факт, что у людей тогда была вера… вера в Победу, вера в успех дела социализма… Да, Советская власть раскрепостила творческий потенциал народа. Но какого народа? Секрета здесь нет: того, что был воспитан в Православии. Да, в построение материальной базы социализма, в Победу в Великой Отечественной войне свой вклад внесли все народы СССР, но не будем лукавить: основную роль сыграли народы, воспитанные в Православии.

Воинствующий атеизм не успел сильно затронуть детство поколений, родившихся в первые два десятилетия ушедшего века. Именно на плечи этих и родившихся раньше их поколений и легла тяжесть первых десятилетий Советской власти. И помогала им в этом вера, о которой «атеистический» словарь Ожегова говорит, что это «убеждённость, глубокая уверенность в ком-чём-нибудь». Но такое же, по сути, определение веры даёт и Новый Завет: «Вера же есть осуществление ожидаемого и уверенность в невидимом». Как видим, принципиального отличия того, что вкладывают атеисты и верующие в это слово, нет. Некоторые коммунисты говорят, что коммунизм — это наука и слово «вера» к нему неприложимо. Слово «вера» приложимо и к научному открытию, позволяющему что-либо воплотить на практике. Для того, к примеру, чтобы запустить космический корабль одной науки мало: нужна была и вера в то, что это возможно. Разве понимали государственные мужи, от которых зависело финансирование космического проекта, технологию ракетостроения? Лишь вера в успех дела ученых подвигла их на то, чтобы выделить соответствующие средства на воплощение этой «мечты человечества» в жизнь. С другой стороны, веру может заменить жажда наживы. Но это основа другого мироустройства, о котором здесь речь не идёт. Идти же в Царство Небесное или в «светлое будущее» вообще невозможно без веры. Иоанн Златоуст говорил, что «общение имуществ», то есть коммунистическая жизнь по примеру Апостольской общины, страшит людей «больше, чем прыжок в открытое море». Здесь, вне всякого сомнения, может помочь лишь вера. Если она есть… А Православие, в первую очередь, это рождение и поддержание у людей веры в Царство Божие, которое есть некое чудное божественное братское состояние спасенного рода человеческого, в котором он получает возможность лицезреть Бога. Лишь воспитанные в вере могли откликнуться на призыв большевиков идти в «светлое будущее». Трудовой энтузиазм тридцатых годов — это порыв людей, воспитанных в православной вере. Существуют ступени духовного роста человека. Разве с рождения Маркс, Ленин, Сталин были атеистами? Не знаем ли мы об обратном, о том, что до юношеского возраста они были глубоко верующими во Христа людьми? И без этого фундамента веры им невозможно было стать подвижниками.

Маркс был человеком, лишённым лицемерия. Став атеистом, он попытался воспитать в атеистическом духе своих дочерей. Их воспоминания об этом можно прочитать. Когда они были в детском возрасте, Маркс объяснял им, что Бога нет. Результат оказался трагическим: две его дочери, став взрослыми, покончили с собой. Случайностью самоубийство двух его дочерей объяснить невозможно. Причина может быть лишь одна: «сняв религию» у дочерей в раннем возрасте, Маркс лишил их возможности верить, в том числе и в «светлое будущее», без чего их жизнь лишилась всякого смысла. Конечно, они могли жить, влившись в буржуазный поток жизни, но авторитет любящего и любимого ими отца исключал для них эту дорогу. «Уверенности в невидимом» и чувства «осуществления ожидаемого» у них не было, и жизнь утеряла для них всякий смысл. Надо заметить, что советские коммунисты в конце концов поняли опасность лишения детей веры, но заменили Бога примитивным суррогатом: Дедом Морозом. Сказки так же позволяли как-то воспитывать слабое подобие веры. А теперь посмотрим, как повели себя поколения Деда Мороза.

Известно, что индустриализация тридцатых годов потребовала огромного количества рабочей силы. Начался исход из деревни, которая в те времена оставалась ещё православной, огромного количества в основном молодого люда. И тогда же воинствующие атеисты начали широкомасштабную войну против Православия и прочих вер. Были закрыты подавляющее большинство храмов, мечетей, синагог, многие из них были разрушены. Наиболее интенсивно этот процесс протекал в городах. И если в деревне, несмотря на закрытые храмы, вера поддерживалась по инерции и в силу психологии, то в городах у людей, трудовому энтузиазму которых удивлялся весь мир, дети рождались и росли в обстановке воинствующего атеизма. Это было будущее поколение «шестидесятников». Именно они, лишенные естественного процесса рождения и укрепления веры, то есть той самой «необходимой предпосылки», когда пришел черёд их поколению встать у руля государства, усомнились в том, что СССР движется правильной дорогой… У этого поколения не было даже Деда Мороза… Оно начисто в значительной своей части лишено веры. И они повернули назад, в «Египет»… В пятидесятых- шестидесятых годах у них стали рождаться дети, которые к моменту «перестройки» достигли возраста Христа — тридцати лет. Они верили лишь в такого «бога», который, как Дед Мороз, приносил подарки, но и его они презирали, горланя в десятилетнем возрасте:

«Дед Мороз! Дед Мороз! Борода из ваты…

Ты подарки нам принес, педераст горбатый?»

Этот стишок — самая суть их веры… веры в то, что на свете ничего святого уже нет и всё позволено.

Кто-то из коммунистов, одногодки с «шестидесятниками», могут возмутиться: но я-то верю в «светлое будущее»… Конечно, процесс угасания веры не однозначный. Не малую роль, к тому же, играла «малая церковь», то есть вера бабушек, дедушек, тётушек… Поговоришь с таким правоверным коммунистом и вдруг услышишь: «Да видел я этих попов, к матери частенько заходили». Оказывается мать у него глубоко верующая… То есть верил, любезный, в детстве, но стесняется в этом признаться…

Воинствующий атеизм был самой серьёзной ошибкой коммунистов: они подрубали дерево, плодами которого питались. Сегодня, благодаря работе Феликса Карелина «Теологический манифест» мы видим, что именно Евхаристия, то есть причастие Телу и Крови Христа, рождает у людей жажду «общения имуществ». А вера позволяет на деле утолить жажду «общения имуществ». Феликс Карелин называл эту жажду «евхаристическим коммунизмом». О необходимости дополнения Евхаристии как Таинства социальной евхаристией говорит святотческое учение Церкви. Всестороннему его рассмотрению посвящен православный сайт «Христианский социализм как русская идея» (адрес сайта http://chri-soc.narod.ru).

Повальное пьянство в деревне и в городе в позднее советское время — это наглядный результат того, к чему приводит народ насильственное лишение веры в Бога в детском возрасте. По существу, пьянство — это показатель безверия и скрытая форма социального самоубийства.

Более страшные процессы протекали в протестантских странах Запада, где вера по большей части была поставлена на службу жажде наживы. В последнее время по этому пути активно продвигается католичество. Наркомания, как вид духовного и физического самоубийства, вне всякого сомнения, является расплатой за кощунственное извращение веры крайним протестантизмом, за превращение им христианской веры в двигатель царства мамоны. Ныне значительная часть православных так же делает попытки увязать православную веру с капитализмом. Но это сегодня, слава Богу, уже не может быть поводом для нового похода воинствующих безбожников, поскольку они почти в полном составе — обкомами, райкомами, парткомами — перешли на сторону своего классового противника… А причина сумы перемётной ясна как день: отсутствие веры.

Православие, несмотря ни на что, все же продолжает оставаться единственной надеждой России… Да, значительная часть епископата не против возвращения России в «Египет» — в капитализм. Да, эта часть поддерживает действия нынешней власти, сформированной из воинствующих (теперь на стороне капитала) атеистов идеологически. Но часть — это ещё не вся Церковь…

В России не было бы октября 1917 года, если бы власть церковная и государственная прислушалась к голосу величайшего православного подвижника Николая Николаевича Неплюева, призывавшего насаждать трудовые братства. Неплюев сам создал Крестовоздвиженское трудовое братство и вложил в него всё своё состояние. У этого человека вера не расходилась с делами. На создание трудового братства он получил благословение Иоанна Кронштадского. Конечно, Неплюев не употреблял слово «социализм», проповедуя идею превращения России в сеть трудовых братств, поскольку слово это было в то время тесно связано с атеизмом. Но это был именно социализм, христианский социализм и совсем не тот, про который сказано в «Коммунистическом манифесте», что он «лишь святая вода, которую поп кропит озлобление аристократа»… На сайте «Христианский социализм как русская идея» по адресу http://chri-soc.narod.ru/NEPUP2.htm можно ознакомиться с мыслями и делами Николая Николаевича Неплюева. Мы, оказывается, прескверно знаем свою историю, единицам знакомо это имя…

Часть правоверных коммунистов продолжает призывать к войне с Православием вместо того, чтобы опереться на него. Вызывает уважение позиция Александра Лукашенко, который понял, что быть «православным атеистом» намного конструктивнее, чем оставаться воинствующим атеистом. Александр Лукашенко, может быть стихийно, движется к той модели общества, о которой говорит создатель и редактор сайта «Христианский социализм как русская идея» Николай Сомин: сильное государство, опирающееся на общенародную собственность на землю, недра, на государствообразующие отрасли народного хозяйства, затем частный сектор, и сектор трудовых братств. Невозможно и ненужно силой заставлять людей идти в социализм. Влечет человека жажда наживы — скатертью дорога. Привлекают его трудовые братства, где «свободное развитие каждого является условием свободного развития всех» — пусть идет по этому пути. Государство же должно выступать гарантом того, что трудовые братства не будут уничтожены финансовыми и государственными удавками, как это произошло со многими кибуцами в Израиле. Оно же будет гарантировать частным собственникам, что их «свое кровное» не будет экспроприировано. Пока ближе всего к этой модели подошла Белоруссия…

Тип публикации: Статьи
Тема