Что такое социализм?

 

 

Социалистическая утопия есть  р е а к ц и я  на неудачу Христианства в истории, на его неспособность осуществить правду в общественных отношениях. Реакция эта закономерна, а её развитие должно было привести, с одной стороны, к вырождению социалистического сознания в самый крайний и воинственный атеизм, а с другой стороны – к искажению поверхностного христианского сознания в узкую консервативную настроенность с враждебным непониманием относительной правды своих противников. Ограниченность первого направления достаточно очевидна сама по себе, но вот ограниченность второго обнаруживается лишь косвенно, через явную неспособность консерваторов объяснить нынешний ход истории, понять причины своего поражения и указать пути исцеления для теперешнего обезумевшего мира. А не хотеть исцеления ещё на путях истории – противоестественно и даже противоцерковно, поскольку ещё первая молитва, подсказанная людям Христом, взывает из очищенных недр наших к Отцу:

 

—                  ДА БУДЕТ ВОЛЯ ТВОЯ ЯКО НА НЕБЕСИ И НА ЗЕМЛИ!

 

И вот это поистине брачное желание блага на земле неискоренимо ничем, ибо онтологически истинно. Оно есть, повторим, желание самой Церкви, которой чужда монофизитская духовность и которой нужно, чтобы мир был обожен уже сейчас, чтобы Христос был везде и во всём.

 

Но женственность Церкви не позволяет ей, предупреждая Промысл Божий, самой конструировать новые формы общества или поспешно к ним призывать. Её обязанность хранить переданное Откровением и только им осуществлять на земле правду в смиренном ожидании, что Промысел сам осуществит большее, т.е. то, о чём воздыхает всякая добрая душа в этом мире.

 

И потому глубоко закономерно то, что первыми социалистами оказались выходцы из уже поколебленного католичеством Христианства, раскрытые к новым не-церковным внушениям, как справедливо и то, что даже уже порвавшие с ним продолжали (и продолжают по сей день) хранить в своей глубине родовое пятно христианского мирочувствия, которое, по-видимому, и спасёт их, приведя назад, как блудных детей, обогащённых величайшим опытом всемирного богоотступничества, снова к Богу.

 

Но из сказанного ясно, что социализм есть не только сокровенный нигилизм и вывернутость наизнанку христианского понимания (но это, разумеется, есть и это роднит его с буржуазностью), но вместе с тем и отрицание буржуазного идеала, отрицание уродливой цивилизации, ложно выдаваемой за христианскую, и мечта о высшем типе человеческих отношений, исключающем разрушительное всевластие денег и столь же разрушительное всевластие пустой, исключительно формально понятой свободы.

 

СОЦИАЛИЗМ, стало быть, ЕСТЬ ВОПЛОЩЁННОЕ ПРОТИВОРЕЧИЕ, но не мёртвое и навеки застывшее, а живое и плодоносное, и уродливое не в большей степени, чем бывают уродливы все беременные.

 

Но в чём же смысл этого величайшего противоречия?.. – спросим мы. Не в том ли, что надо было перед лицом исторического кризиса Христианства  выявить   все противостоящие ему утверждения и, выявив их,  и з ж и т ь   в   с а м о й   п р а к т и к е,  тем самым освободив истину от человеческих грехов, а человеческое сознание от тягчайших недоразумений, и дать истине уже в новых исторических условиях исцелить погибающее человечество?..

 

Быть может, уместно здесь обратить внимание вот на какое ещё обстоятельство: чистая буржуазность, в отличие от, так сказать, ортодоксального социализма, не выступает против Бога открыто, она не провозглашает обвинений и не гонит его последователей, но молча и с какой-то почти космической силой рассасывает созданные Богом формы и делает это, надо признать, с величайшей тактичностью и искусством.

 

Вот где подлинное противление Христу!.. Вот где истинное смертоносное жало, — не в открытом бою, не в простодушном и прямом озверении страсти, а исподтишка и при самой привлекательной мине…

 

Но заметим и то, что исторический кризис Христианства, начавшись на инославном Западе, был усвоен Православной Россией и здесь через величайшее крестораспятие православных славян и в особенности через крестораспятие народа Русского по существу в глубинах своих уже изжит, так что дальнейшее и окончательное освобождение от мрака могильного является исторической неизбежностью.

 

Москва, 28 сентября 1975 г.

Тип публикации: Статьи
Тема