Институт демократии как инструмент управления секулярным обществом и хозяйством в современную эпоху

  Обращение к данной теме представляется весьма актуальным и важным. Сегодня мощные глобальные силы выдают демократию за конечный итог мирового развития, за некое идеальное состояние государственного и гражданского управления. Мало того, эти силы могут бесцеремонно вмешаться во внутренние дела чуть ли не любого государства под предлогом его “недемократического развития”. Во имя “демократии“ уже пролилось море крови в б. Югославии, Афганистане, Ираке. За недостаток демократии жестко критикуют РФ, КНР, не говоря уже о Белоруссии и Иране. Ради “демократии“ проводились “революции“ в Грузии и на Украине.

 Для нас демократия не фетиш, а объект всестороннего изучения, поэтому она должна рассматриваться как в историческом, так и в эсхатологическом контексте, имея в виду, прежде всего, нашу “большую тему – 7-ая Россия“. До сих пор много места было уделено социально-экономическим проблемам развития страны и выявлено главное, объективно желательное (спасительное), направление в этой области – движение к “христианскому социализму“ (обществу социальной справедливости). Теперь необходимо внести ясность и в “политический строй“ будущей возможной 7-ой России. Ибо без этого картина развития России в Конце истории была бы не полной.

  Демократия как миф и явление

  Формально институт демократии можно определить как совокупность норм права и учреждений определенного типа государственного и общественного управления. Что касается существа дела, то содержательно демократия  — миф, такой же как “диктатура пролетариата”.  Правит всегда меньшинство, а не народ, как и при любой форме правления. Смешно говорить о “буржуазном народовластии“ или о “народном народовластии“. Демократия подвержена как лжи, так и продажности и управляемости ничуть не меньше, чем любой другой несакральный государственный строй. Следует отметить, что внешняя “власть количества“ отнюдь не выражает “глас Божий” – вспомним, что вполне “демократично” был распят Сам Сын Божий – Иисус Христос (большинство в “управляемой толпе” кричало: “распни, распни Его“).

 Зато демократия имеет реальное историческое инструментальное значение.  Демократия как  форма управления – реальность. Современная демократия возникла как инструмент десакрализации (обезбоживания) верховной власти в христианском мире. Ее внешние привлекательные стороны: “суверенитет народа“, право голоса, выборность органов власти, уважение политических меньшинств и т.д. В этом смысле демократия противопоставляется сакральной иерархичности традиционной власти и выражает собой принцип всесмешения.

 Изнанка демократии – масонское происхождение под влиянием новозаветного иудаизма. Первым чисто масонским государством стали США в XVIII в., объявившие себя демократической республикой и идеальной моделью для всего мира в будущем – “новым Израилем”, а американцев новым “избранным “народом”. “Отцы основатели” заявили о начале исторического эксперимента. К тому времени узость пуританизма была в значительной степени преодолена “широтой“ Просвещения и веком “разума”. Идея эксперимента прямо вытекала из фундаментального масонского принципа переделки мира по иной, чем христианская, шкале ценностей при сохранении до поры до времени христианской фразеологии. Поклонение “разуму” было вообще характерно для всего тогдашнего западного мира. Достаточно вспомнить “старика“ Г. Гегеля.

     Дух, по Гегелю, высшая (третья) ступень саморазвития “абсолютной идеи“, которая в форме религии, искусства, философии приходит к концу своего самопознания. По этой “религии разума“ получается, что Бог (Абсолютная идея) создал мир, как духовный, так и материальный для самопознания через логику, природу и человека.

  Для православного христианина это звучит кощунственно, потому что Бог есть Любовь, и Он создал мир для любви, а не самопознания. Ибо Бог всесведущ, Он знает все, и Сам определяет ход истории. Это человек себя познает в истории, с кем он: с Богом или с дьяволом. Гегель человеческие представления вменяет Богу (своей абсолютной идее), но что это за Абсолют, если он сам себя не знает?! Такого даже индусы не смогли придумать…

   И  Св. Дух  “никого не посещает и не возвращается“, Он всегда с нами. Христос говорит ученикам: “И Я умолю Отца, и даст вам другого Утешителя, да пребудет с вами вовек, Духа истины, Которого мир не может принять, потому что не видит Его и не знает Его; а вы знаете Его, ибо Он с вами пребывает и в вас будет“ (Ин. 14, 16-17). Это значит, что всегда любой человек может через Православную Церковь соприкоснуться со Св. Духом, чего, конечно, не мог сделать Гегель – “правнук М.Лютера” — отца протестантской ереси.

  Душа имеет три атрибута: разум, чувства и волю, и вот Гегель  — дитя своего времени (“торжества разума и  просвещения”, особенно в исполнении живодеров  т.н. “великой французской революции”) и иссушающего душу протестантизма абсолютизирует одно из свойств человеческой души и создает свою ложную филосфскую систему. Впоследствии его духовный потомок — ненавистник протестантизма — Ф.Ницше абсолютизировал “волю” и создал свою уже откровенно антихристианскую систему, и это дорого ему стоило – за 20 лет до смерти он заболел душевной болезнью. Так что, ни разум, ни воля без любви не приводят к Истине, а через Гегеля и Ницше “германский дух” привел немцев к  нацизму.

  Здесь стоит сделать ряд пояснений. Дьявольское разделение исторического христианского сознания как раз основывалось на сложной духовной структуре человеческой души. Можно сказать, что сначало в католицизме возобладала “воля“ (папские догматы и воля к земной власти), затем в протестантизме “победил разум“, а любовь (чувства) осталась только в историческом православии при недостатке развития в народе разума и воли. А идеальное православное сознание должно гармонично объединять все три атрибута души человека.

 Отсюда “мягкая“ душа русского народа, мягкость которой восполнялась исторической жесткостью государства, которое олицетворяло разум и волю.     Однако “нет истины, где нет любви” и произошел разрыв государства и народа, окончательно оформившийся  в 1917 г.  Но душа человеческая без православия черствеет, и мы видим, что сегодня у многих есть сильная воля и даже разум, но без любви все опять идет в России прахом.

  Что касается историософии Гегеля, то это, наверное, самое слабое звено в его системе. Прусская монархия ему представлялась вершиной развития человечества на базе “германского духа“. Где теперь эта монархия (?), да и вся Германия уже более 60 лет находится вне истории (в гегелевском понимании).

  Поклонники “разума” в Америке, наоборот, считали свою страну вершиной развития человечества.  Американский историк А.М.Шлезингер пишет: “Считалось, что царство божие грядет очень скоро и настанет непременно в Америке. От идеи спасения у себя в стране был один лишь короткий шаг к идеи спасения мира. Древние евреи, греки и римляне, писал преподобный Джошуа Стронг, независимо друг от друга развили духовные, умственные и физические качества человека. “Ныне впервые в истории человечества эти три великие линии развития проходят сквозь пальцы одной преобладающей расы для того,  чтобы образовать, переплетаясь между собой, единую наивысшую цивилизацию новой эры, совершенство которой будет означать, что это и есть вполне царство божие… Все объединятся  в единой англосаксонской расе, показывая, что эта раса в исключительной степени соответствует намеченному и потому избрана богом для подготовки полного торжества его царствия на земле“[1, 31-32]. И далее Шлезингер пишет: “Таким образом, теория избранной нации, нации-спасительницы, стала почти официальной верой“ [1, 34].

  Программа и суть американского государства получили свое символическое отражение на национальной денежной купюре. Если мы посмотрим на однодолларовую банкноту, то увидим на ее лицевой стороне портрет первого президента США Вашингтона – масона высоких степеней посвящения, а на тыльной – целый набор оккультной иудо-масонской символики. Там есть и пирамида – символ “новой Вавилонской башни“, под которой имеется надпись на латинском языке (олицетворяет преемственность с языческим Римом): NOVUSORDO SECLORUM – новый мировой безбожный порядок; и еврейская шестиконечная звезда, составленная из тринадцати пятиконечных звезд. Центральным фрагментом этой символики можно считать всевидящее око “Верховного архитектора вселенной“, расположенного над пирамидой и против которого имеется надпись на английском языке: “IN GOD WE TRUST“ (мы верим в бога). То есть в этого “архитектора”, который известен христианам под названием сатана [2, 664]. Так можно концентрировано выразить всю программу и суть американского развития на века в отличие, скажем, от  толстых брошюр, описывавших программу строительства коммунизма в СССР всего за 20 лет.

 Однако демократия — только видимость для “внешних профанов“, внутри масонства существует жесткая дисциплина, пирамидальная иерархичность и много других строгих правил, отработанных еще раньше в английских ложах. Строго говоря, первым масонским государством, но переходного типа (сохранение ограниченной монархии и официальной церкви), была Англия (с 1688 г.), откуда масонство пришло в Сев. Америку.

 Таким образом, историческое место демократии – переходный тип государственного управления   от сакральной власти к  NOVUSORDOSECLORUM (секулярный мессианизм США). В реальности сама современная демократия имеет крайне двусмысленный и даже опасный характер. За все время существования США, например, было убито четыре действующих президента и еще четверо  скончались на своем посту часто при странных и невыясненных обстоятельствах.

   Характерен в этом смысле художественно-документальный фильм известного американского режиссера О.Стоуна “J.F.K.”. Это – некое журналистское расследование убийства президента США Д.Ф.Кеннеди, в результате которого автор приходит к мнению, что в США фактически нет никакого демократического государства, а существует “обыкновенный фашизм“.

  Кроме того, в США, например, явка в 50% на  выборах федерального президента считается хорошим показателем. Иными словами, правит не только меньшинство, но и сама высшая власть выбирается, как правило, абсолютным меньшинством населения. Объяснить это можно элементарной сытостью и политической апатией большинства населения. Смена власти по большому счету ничего не меняет для “молчаливого большинства”. Собственно, современная западная демократия основана на старом масонском принципе: побеждать должен всегда “свой”, к какой бы политической партии он ни принадлежал (практически все последние  президенты  США,  кроме Дж. Кеннеди,  были масонами).  Создается только видимость выбора для профанов и обывателей, фундаментальные основы системы не должны меняться, но даже западные исследователи чувствуют, что это не навсегда, и что демократия не является панацеей от всех бед.

  Тот же Шлезингер, перечисляя множество деструктивных факторов в современной американской общественной системе,  таких как  углубляющееся неравенство в доходах и возможностях, ухудшение уровня образования, загрязнение окружающей среды, постепенная деградация городов, кризис фермерских хозяйств, растущее бремя государственной и частной задолженности, распространение преступности и насилия и ряд других, пишет: “Можно не сомневаться, что ни общественная активность, ни частный интерес, ни широкое государственное вмешательство, ни свободный рынок не покончат с этими тягостными проблемами“ [1, 74-75].

  И все же он остается, как истиный американец, поборником и демократии, и свободного рынка и, подобно знаменитому масону У.Черчиллю, не видит лучшей общественной системы. Хотя червь сомнения гложет его, и у него появляется даже эсхатологическое предчувствие: “Если политика частного интереса потерпит неудачу сегодня, а политика общественной целенаправленности тоже вслед за ней не справится с проблемами, то кто окажется тем зверем  (курсив наш, В.П.), что в урочный час устремится по дороге в Вашингтон, чтобы возвестить там о своем рождении?“ [1, 77]  А нам на основе христианской эсхатологии ясно, что из западной демократии должен вырасти в Конце истории новый мистический  тоталитаризм, через который в мир и войдет “зверь“ (антихрист). От секулярной демократии должна произойти  сатанинская псевдо-сакрализация власти.

 Ради исторической справедливости стоит добавить, что масонство подрывало впоследствии не только христианскую но и исламскую государственность. В  1918  г.  распалась  последняя  мировая  исламская империя — Оттоманская  Турция,  и  в 1923  г.  была  провозглашена демократическая Турецкая республика,  во главе которой стал «великий сын турецкого народа» и «отец всех турок»  (Ататюрк)  — Мустафа Кемаль. Одним из первых шагов новой власти было  отделение церкви  от государства. Турция постепенно  превратилась  в   светское  государство   под  полным контролем  Запада,  готовое сегодня к вооруженной  борьбе с любым «исламским экстремизмом».  Фактически можно сказать,  что ислам в Турции  в значительной  мере  преодолен:  большинство городского населения  вестернизировано,  к  религии  относится  равнодушно и очень напоминает «теплохладных» христиан на Западе.

 Деисламизация   Турции   проведена    практически   по модели дехристианизация Запада,  и в этом нет ничего удивительного, если вспомнить,  что будущий Ататюрк состоял в масонской ложе «ден ме» (оборотни)  еще  во  времена  Оттоманской  империи.  Ислам, тогда государственная религия,   в этой ложе был  принят только внешне.  [3, 128]

 Что  касается  религиозного   центра   исторического  ислама в Саудовской Аравии,  то мы видим, что местная королевская верхушка давно живет в «земном раю»  под охраной западных штыков,  и многие исламские  фундаменталисты по  всему миру испытывают к  ней явную неприязнь.

   Демократия и капитализм (управление хозяйством) Демократия начинала борьбу против традиционного общества и власти в союзе с либеральными принципами хозяйствования. То есть, капитализм может сочетаться с демократией, особенно на первом этапе исторического развития, но это не одно и тоже. По сути капитализм более совместим с авторитарными и тоталитарными режимами. Более того, для капитализма демократия давно уже является своеобразной помехой. А.Шлезингер пишет о капитализме и демократии: “Демократия не уцелеет, если обладатели огромных состояний сосредоточат в своих руках  власть большую, чем власть демократического правительства“ [1, 348].

  Исследователь понимает противоречие, заложенное между формальной демократией и либеральным капитализмом.  Принцип капитализма – хозяйственная сила и власть  распределяются “по капиталу”. В акционерных обществах  не действует демократический принцип “один человек – один голос”. Все решает количество акций, то есть капитал. Шлезингер это осознает и поэтому пишет: “…неравенство как порождение нерегулируемого рынка с одной стороны, и ужасы тоталитарного этатизма – с другой, не оставляют истинным демократам иного выбора, кроме поиска многообразных форм координации усилий правительства, бизнеса и трудящихся в рамках свободной экономики“[1, 366]. Видимо, этот поиск уже подходит к концу.

  На Западе капитализм давно трансформировался из “протестантского“ в “общество потребления“. В эсхатологическом контексте капитализм должен “задушить“ даже видимую формальную демократию, ибо власть денег там выше власти красивых идей (поклонение маммоне новых язычников-сатанистов). Что мы и видим сегодня в США, Великобритании, Франции, не говоря о сегодняшней РФ.

Наш путь: демократия и Россия

 

Происхождение сакральной власти.  Истинно сакральная власть появилась у древних иудеев в виде чистой теократии во времена Исхода под руководством Моисея, а затем Иисуса Навина. Один голос Моисея перевешивал голоса свыше 600 000 взрослых иудеев мужеского пола, которые роптали при малейших трудностях при исходе из Египта, потому что Моисей был пророк, через него говорил всему народу Сам Господь.

 Чистая теократия структурно выглядела у древних Иудеев примерно так: во главе народа – духовный вождь-пророк, который обладает всей полнотой общения с Богом и исполняет только Его волю; ему помагают: первосвященник, возглавляющий  отправление всех богослужений и обрядов и первые судьи по коленам, родам и семьям Израилевым для суда по малым делам (гражданским). Большие дела судил сам Моисей. После Иисуса Навина и раздела земли Ханаанской между коленами Израилевыми начинается эпоха Судий – около 450 лет (1530-1080 гг. до Р.Х.).

  Закон Богом уже дан, все должны его знать и исполнять. Творец создавал народ-священник для реализации Своего Промысла в истории. Поэтому он уже получил все, что нужно для организации надлежащего государственного и общественного строя, и Бог не дает больше таких вождей-пророков как Моисей и Иисус Навин. Чистая теократия заканчивается, чтобы не делать Израиль механически послушным, а дать ему проявить свою свободную волю в послушании воле Божьей в системе самоуправления по коленам, родам и семьям.

  Таким образом, в истории возобновляется связь Бога с человеком. Через знание Закона и его исполнение земля вновь может встретиться с Небом, а организация государства и общества в форме чистой теократии представляется идеальной системой управления в человеческой истории. Но тут выясняется, что между знанием и верой существует значительный зазор, связанный как раз со свободой человека, которая может увести его от Бога.

    Иудеи без сильной внешней власти сами не смогли соблюдать Закон: “Оставили Господа, и стали служить Ваалу и Астартам“ (Суд. 2, 13). За это они не раз подвергались нападению окружавших их народов, попадали в зависимость от них, терпели всякие страдания и неудобства. Господь жалел их и посылал им судей: “И воздвигал им  Господь судей, которые спасали их от рук грабителей их”; (Суд. 2, 16).  Через судей действовала воля Божья: “Когда Господь воздвигал им судей, то Сам Господь был с судьею и спасал их от врагов их во все дни судьи: ибо жалел их  Господь, слыша стон их от угнетавших и притеснявших их“ (Суд. 2, 18).

  Иными словами, в правление судей восстанавливалась чистая теократия, и Израильтяне жили в мире и спокойствии, но как только умирал судья, народ опять впадал в грех и возмущал Господа. Судьи понимали, Кто является истинным Царем Израиля. Так, судья Гедеон отказался  быть царем Израиля: “…ни я не буду владеть вами, ни мой сын не будет владеть вами; Господь да владеет вами“ (Суд. 8, 23).

Последним судьею был Самуил, все-таки поставивший по просьбе старейшин Израилю царя, как и у всех окружавших их народов. Он сделал это по велению Господа: “И сказал Господь Самуилу: послушай голоса народа во всем, что они говорят тебе; ибо не тебя они отвергли, но отвергли Меня, чтоб Я не царствовал над ними“ ( 1 Цар., 8, 7).

Отныне власть духовная отделяется от власти гражданской (светской), потому что царь не обязательно пророк и может не обладать всей полнотой общения с Господом. Тем не менее сакральный характер власти в древнем Израиле сохранялся через первосвященника и пророков, посылаемых Господом отныне из разных колен и слоев общества («снизу») по Божественному Промыслу. Они критикуют власть, народ за неправедную жизнь, призывая к покаянию и исправлению, прямо предупреждая о последствиях : «Народ Мой ! вожди твои вводят тебя в заблуждение, и путь стезей твоих испортили. … Горе вам, прибавляющие дом к дому, присоединяющие поле к полю, так что другим не остается места, как будто вы одни населены на земле» (Ис. 3;12 5;8). «Отверг Израиль доброе; враг будет преследовать его….Отвергнет их Бог мой, потому что они не послушались Его, — и будут скитальцами между народами. … Погубил ты себя, Израиль, ибо только во Мне — опора твоя !» (Ос. 8;3 9;17 13;9). Сакральность власти у древних иудеев закончилась с распятием Христа-Спасителя.

 Положение  евреев  в  новозаветную  эпоху  очень тонко выразил Н.А.Бердяев:  «Судьба  еврейства вызывает  мистический  трепет у всякого  религиозно  чувствующего  человека.   Судьба  еврейства, непостижимая,   рационально   необъяснимая,   вечно   указует  на мистический смысл истории.  Ибо поистине непостижим и таинственен самый  факт   существования   еврейства,   его   неспособность  к ассимиляции,  его сохранение  на  протяжении  всей  истории среди народов,  ненавидевших и  гнавших его.  Судьба еврейства до конца веков останется трагической для них самих и трагической  для всех христианских   народов.   Еврейство  —   мука  истории,  трагедия всемирной истории.  В чем же  тайна  судьбы  избранного  народа?  Тайна  эта   в   двойственности   его   мессианских   ожиданий  и хилиастических  надежд.  Еврейский  народ  страстно,  напряженно, нетерпеливо ждал явления Христа Мессии, и еврейский же народ ждал и ждет доныне иного мессию,  царя земного,  устроителя блаженства земного.   Во  имя  иного  мессии,   царя  и  устроителя  земного блаженства,  отверг еврейский народ Мессию  Христа, Сына Божьего, явившегося  миру  в обличии раба.   Во  имя  своего  еврейского и антихристианского   хилиазма   еврейский   народ   отверг   тайну искупления,  распял Христа  и возненавидел  Голгофскую  жертву. И всякое отвержение  Христа  Распятого  есть  отвержение еврейское.  После    распятия    Христа    еврейство    является    носителем антихристианского духа.  Сознательно и бессознательно оно все еще ждет иного мессию,  царя земного,  и учит другие народы отвергать Христа,  потому что Он не  водворил блаженного царства  на земле, что  зло и страдание продолжают  существовать  на  земле  и после Христа.  И народы  соблазняются  еврейским хилиазмом  и еврейским ожиданием иного мессии,  который даст людям то,  чего не дал  Тот Мессия,  Распятый.

   Гнев  Божий  обрушился  на   избранный  народ,  который отверг подлинного   Мессию  и   ждет   мессию   ложного.   В  трагически страдальческой   судьбе  своей  еврейский  народ   искупает  свое отвержение тайны  искупления.

  Сила самосохранения  еврейства  поистине  необычайна и чудесна.  Евреи  —  огромная сила  среди народов,  в их руках сосредоточены огромные материальные богатства,  исключительная цепкость к жизни присуща им,  и духовная выносливость,  и энергия, побеждающая все гонения и притеснения.  И все же  евреи  исключительно несчастны, есть  скорбная  складка  в   лице  каждого   еврея,  есть  печать мистической судьбы Израиля.  Еврей не может быть просто личностью сам по себе,  он всегда органическая часть Израиля,  и судьба его таинственно связана с судьбой его народа» [4, 318-319]. Напомним, что эту характеристику новозаветного еврейства Бердяев дал  еще в 1912  г.  Здесь важно добавить,  что та часть Израиля, которая ищет не  земных благ,   но Бога и  Божьей истины,  всегда может  вновь  стать  «избранным  народом», приняв христианство.

Справедливости ради надо отметить, что никакого готового “избранного народа“ изначально не было. Бог создавал Свой народ из потомков Авраама, который вначале звался Аврам (отец высоких) и жил в Уре Халдейском (территория нынешнего южного Ирака). Он был в десятом поколении от Ноя и прямым потомком его старшего сына Сима. Выйдя  по повелению Бога из  Ура, Аврам перешел через р. Ефрат и получил прозвище Еврей, что в переводе как раз означает — “перешедший через Ефрат“ или в расширительном значении – “странник”, “кочевник”. Впервые слово Еврей появляется в Библии в первой книге Моисеевой – Бытие (14, 13): “И пришел один из уцелевших, и известил Аврама Еврея, жившего тогда у дубравы Мамре, … “. Когда Авраму было 99 лет, то Бог заключил с ним завет, после которого он стал называться Авраамом (отцом множества народов).

   И, что бы закончить эту тему, следует  еще добавить, что в последние времена часть евреев по обетованию Господню обратится к Церкви Христовой:  “Вот, Я сделаю, что из сатанинского сборища, из тех, которые говорят о себе, что они Иудеи, но не суть таковы, а лгут, — вот, Я сделаю то, что они придут и поклонятся пред ногами твоими, и познают, что Я возлюбил тебя”. (Откр. 3, 9)

  Сакральная власть христианская. Сакральность власти передалась через Церковь Нового Завета. Бывшие языческие императоры и цари помазываются первосвященниками христианскими (православными). Россия приняла сакральность власти от Византии.   От нее же в Россию пришла концепция “симфонии властей“, то есть гармоничного взаимодействия духовной и светской (гражданской) власти. Правды ради стоить отметить, что эта симфония не была достигнута ни в Риме, ни в Византии, ни в России.

  Подрыв сакральности власти в России происходил постепенно через проникновения вредных для российской государственности идей с Запада. Петр I  “прорубил окно” в Европу не только для восприятия нужных технологий и научно-технических знаний, но и для проникновения массы ложных и просто вредных и опасных антихристианских идей, включая масонство. Особенно широко масонство в России распространилось  в первую половину царствования императора Александра I. Сам царь в молодости был либерально и мистически настроен, окружен масонами  и также посвящен в низшие масонские степени. Его ближайший сотрудник М.Сперанский подготовил даже проект духовного уложения империи, где РПЦ отводилось определенное место  в масонской духовной иерархии (sic!). Вся его программа реформ базировалась на масонских принципах секуляризации власти, введения конституции, Думы, разделения властей и т.д.

 Однако война с масонским идеалом “новой Европы” наполеоновской Францией, возникновение многочисленных тайных обществ внутри России, воздействие церковных и консервативных деятелей привели  царя в чувство, и он своим указом в 1822 г. запретил деятельность масонских лож, но  зараза уже была занесена в Россию. Правящие круги и сама власть стремительно обезбоживались, что и определило, в конечном итоге,  падение Российской империи.

  Что касается большевизма, то советскому тоталитаризму не помогло ни насилие, ни  ложная сакрализация власти (мавзолей Ленина) на базе красивой социальной идеи.  Cегодня  демократия в РФ – топорна и груба (через расстрел парламента) и сопровождается  утопическим созиданием: “полной трансформации общественного устройства в соответствии с ложной идеологической заданностью” (К.Поппер), но она все же дает возможность выбора дальнейшей судьбы России. Как мы пытались показать выше, на Западе демократия должна привести к новому мистическому тоталитаризму, нам же он никак не нужен.

  Наша цель и реализация нашей свободы – спасение России через восстановление сакральности власти, что может произойти только посредством Церкви Христовой. На земле после первого пришествия Христа существуют только островки Царства Божьего в виде православных храмов, где и осуществляется спасение души человека в историческом времени, при соприкосновении  с вечностью.

 Восстановление сакральности власти может пойти по “схеме Достоевского” – Церковь постепенно выходит из угла, куда ее загоняли веками и занимает собой все духовное и общественное пространство России. Отсюда широкое воцерковление народа России и эволюционная замена коррумпированной, антихристианской и антинациональной бюрократии. Никакого государственного насилия сверху, насилие не ведет к Богу. Отныне “второе крещение” России должно идти снизу через разумное осознание собственной судьбы  в вечности и судьбы своей страны в истории.  Конечно, государство не должно препятствовать развитию христианской духовной жизни в стране, распространению основ православной культуры и т.д.

   Ближайший земной идеал российской государственности – симфония властей (духовных и светских), так как   Патриарх – первосвященник, а не пророк. Возможно,  в свое время, Патриарх Никон претендовал на эту роль и проиграл светской власти царя. Однако подрыв духовной власти дорого стоил России. Для нашей страны стояние на “одной ноге” светской власти оказалось крайне неустойчивым. Достаточно вспомнить, что  за последние 100 лет пали самодержавие, временное правительство, советская власть, и сегодня мы терпим очевидное геополитическое поражение, не имея на официальном уровне никаких творческих и оригинальных идей по выводу страны из очевидного тупика.

 Если наш свободный выбор приведет к симфонии властей, то уже никакой формальной демократии больше  будет не надо. В Церкви, как и в теократическом государстве, стремятся не к демократии, а к единомыслию по образцу Св. Троицы “единой и нераздельной”.  Именно в таком государстве и должно остаться “малое стадо“ последних христиан Истории, и у нас есть исторический образец библейской организации общества, угодной Творцу. Собственно ради единомыслия Моисей водил иудеев  40 лет по пустыне, чтобы вымерли все те, кто противился воле Творца при Исходе из Египта.

 То есть,  конечный земной идеал – не восстановление империи в геополитическом смысле, а обращение России в государство-Церковь (империю в духовном измерении), которую врата ада не одолеют никогда, т.е. в чистую теократию без царя. Ибо Царь наш – Сам Иисус Христос, которого все христиане должны напряженно и деятельно ожидать!

                                                                 Литература

  1. Шлезингер А. Циклы Американской Истории, пер. с английского. М.1992
  2. См. подробнее: Назаров М. Вождю Третьего Рима. М. 2004
  3. Воробьевский Ю.Ю. Путь в Апокалипсис: Шаг Змеи. М.1999
  4. Цит. по:  Тихомиров Л.А. Религиозно-Философские Основы Истории. М. 1997

Тип публикации: Статьи

Тема