Новорожденная Церковь или «Иерусалимская община»?

Итак, Новорожденная Церковь или «Иерусалимская община»? Вопрос далеко не праздный и напрямую касается догмата о Церкви. Очень часто в публикациях православных авторов стирается грань между «Иерусалимской общиной», Иерусалимской Церковью и Новорожденной Церковью. Но это размывает Догмат о Церкви: Иерусалимская Церковь — это одна из Церквей Вселенской Церкви, «Иерусалимская община» — это своего рода иерусалимская епархия в Иерусалимской Церкви, Новорожденная Церковь — это Единая, Святая, Соборная и Апостольская Церковь, исток Её. До какого времени Новорожденная Церковь существовала как Единая, Святая, Соборная и Апостольская Церковь? Ответ ясен: до очевидного (когда их можно было воочию увидеть) появления ветвей — Антиохийской, Римской, Александрийской  Церквей. Но было ли время, когда этих Церквей не было в Новорожденной Церкви? Такого времени не было: Церковь с первого же момента своего появления на свет была Соборной. Об этом говорит Писание: «И явились им разделяющиеся языки, как бы огненные, и почили по одному на каждом из них. И исполнились все Духа Святаго, и начали говорить на иных языках, как Дух давал им провещевать. В Иерусалиме же находились Иудеи, люди набожные, из всякого народа под небом. Когда сделался этот шум, собрался народ, и пришел в смятение, ибо каждый слышал их говорящих его наречием. И все изумлялись и дивились, говоря между собою: сии говорящие не все ли Галилеяне? Как же мы слышим каждый собственное наречие, в котором родились. Парфяне, и Мидяне, и Еламиты, и жители Месопотамии, Иудеи и Каппадокии, Понта и Асии, Фригии и Памфилии, Египта и частей Ливии, прилежащих к Киринее, и пришедшие из Рима, Иудеи и прозелиты, критяне и аравитяне, слышим их нашими языками говорящих о великих [делах] Божиих? И изумлялись все и, недоумевая, говорили друг другу: что это значит? (Деян.2:3-12)»; «Итак охотно принявшие слово его крестились, и присоединилось в тот день душ около трех тысяч (Деян.2:41)». Мы видим, что Церковь сразу же заговорила на разных языках и сразу же, в первый день, к ней присоединились в числе трех тысяч «люди набожные, из всякого народа под небом», которые в дальнейшем стали фундаментом поместных Церквей. То есть Новорожденная Церковь была воистину Соборной, как Она была и воистину Единой, воистину Святой, воистину Апостольской (все Апостолы, поставленные Христом, пребывали в ней каждый день). Лишь впоследствии, после первого гонения, последовавшего после убийства Стефана, Церковь стала произрастать вглубь языческого мира: ученики, рассеявшись, подготавливали почву для прихода Апостолов и насаждения Церквей.

Вопрос по теме: постановления Новорожденной Церкви являются «частным решением» или они обязательны для всей Церкви? Как говорит догмат о Церкви, Новорожденная Церковь была не «Иерусалимской общиной», не Иерусалимской Церковью, а Единой, Святой, Соборной и Апостольской Церковью, и, стало быть, ее решения обязательны для всей Церкви. Если мы будем отрицать обязательность решений Новорожденной Церкви для всей Церкви, то мы не признаем за ней право считаться Единой, Святой, Соборной и Апостольской Церковью: она или «Иерусалимская община» или Иерусалимская Церковь, постановления которых являются «частным решением» по отношению ко всей Церкви. Либо мы исповедуем какой-то иной догмат о Церкви, который позволяет включать в Неё протестантские и иудейские церкви.
В Интернете по адресу http://chri-soc.narod.ru/vashe_svateishestvo.htmопубликовано «Обращение к Архипастырям Русской Православной Церкви», в котором, в частности, говорится: «Обратиться к Вам нас заставляют совесть и долг христианина. Кратко суть вопроса: присмотревшись более пристально к главе VII «Основ социальной концепции Русской Православной Церкви», мы обнаружили положение, которое входит в противоречие с догматом о Церкви.

Позиция тех, кто готовил статью о собственности для «Основ…», в общем-то, понятна: если нет нарушения догматов при фиксации позиций по имущественной этике, то архиереи вправе принять «общеупотребительную» доктрину на вооружение и вопрос об отношении к собственности решить так: «Церковь признает существование многообразных форм собственности. Государственная, общественная, корпоративная, частная и смешанные формы собственности в разных странах получили различное укоренение в ходе исторического развития. Церковь не отдает предпочтения ни одной из этих форм. При каждой из них возможны как греховные явления — хищение, стяжательство, несправедливое распределение плодов труда, так и достойное, нравственно оправданное использование материальных благ». Но здесь возникает определенное несоответствие между святоотеческим взглядом, поэтому-то так важно знать, каково было отношение к собственности в только что рожденной Церкви по учению святых отцов и учителей Церкви. Это важно, в первую очередь, потому, что тогда еще не было тех христианских общин, что насадил с помощью Божией Апостол Павел, другие апостолы.

Отношение к собственности в Апостольской общине известно всем, оно зафиксировано в канонической книге Деяния святых апостолов: «Все же верующие были вместе и имели все общее. И продавали имения и всякую собственность, и разделяли всем, смотря по нужде каждого» (Деян.2,44-45); «У множества же уверовавших было одно сердце и одна душа; и никто ничего из имения своего не называл своим, но все у них было общее» (Деян.4,32). Совершенно очевидно, что Церковь с первых же дней своего земного существования отдала предпочтение общей собственности. Ссылки на то, что это было лишь временное явление, неприемлемы хотя бы по тому, что Тертуллиан в конце второго столетия писал: «…Мы — братья по имуществу, которое у вас почти уничтожает братство… Мы, соединяясь духовно, имеем общее имущество. У нас все нераздельно, кроме жен. В этом только мы не допускаем общности, в чем одном другие только и имеют общность («Отцы и учители Церкви III века. Антология». Изд-во «Либрис». Москва. 1993. Т. 1. С.364.)». Когда же под напором мира, особенно после  утверждения христианства как государственной религии, «братство по имуществу» в его первохристианском варианте стало исчезать, эстафету подхватили общежительные монастыри. Да и в мире, который входил в эпоху феодализма, повсеместно существовал общинный уклад хозяйствования, который позволял христианам жить в условиях предпочтения общей собственности».

О том, что Церковь отдала предпочтение общей собственности с момента своего появления на свет, прямо говорит святой и учитель Церкви Иоанн Кассиан Римлянин в своих «Писаниях» в восемнадцатом собеседовании: » Итак, род  жизни киновитян получил начало со времени апостольской проповеди. Ибо таким было всё множество верующих в Иерусалиме, которое в Деяниях Апостольских описывается так: у множества уверовавших было одно сердце и одна душа; и никто ничего из имения своего не называл своим, но всё у них было общее. Не было между ними никого нуждающегося; ибо все, которые владели землями или домами, продавали их, приносили цену проданного и полагали к ногам апостолов; и каждому давалось, в чём кто имел нужду (Деян. 4, 32, 34, 35). Такова была тогда вся Церковь, каких ныне с трудом, весьма мало можно найти в киновиях. Но когда после смерти апостолов начало охладевать общество верующих, особенно те, которые из иноплеменников и разных народов присоединились к вере Христовой, от коих апостолы, по их невежеству в вере и застарелым обычаям языческим, ничего больше не требовали, как только воздерживаться от идоложертвенного и крови, блуда, удавленины (Деян. 15, 29); и когда свобода, предоставленная язычникам по причине слабости их веры, начала мало помалу ослаблять совершенство и церкви Иерусалимской, и при ежедневном возрастании числа из туземцев и пришельцев горячность первой веры стала охладевать; то не только обращавшиеся к вере Христовой, но и предстоятели церкви уклонились от прежней строгости. Ибо некоторые, позволенное язычникам считая позволительным себе и для себя, думали, что они не потерпят никакого вреда, если при имуществе и богатстве своём будут содержать веру и исповедание Христа. А те, у которых ещё была горячность апостольская, помня о прежнем совершенстве, удаляясь из своих городов и общения с теми, которые считали позволительным для себя и для Церкви Божией распущенную жизнь, стали пребывать в местах подгородных и уединённых, и что было установлено апостолами вообще для всей Церкви, в том начали упражняться всякий сам по себе». Посмотрите, Иоанн Кассиан Римлянин прямо говорит: «такова была тогда вся Церковь» и  «было установлено апостолами вообще для всей Церкви».

Почти две тысячи лет в Церкви этот вопрос не рассматривался на уровне Архиерейских Соборов. Но в 2000 году Архиерейский Собор одной из поместных Церквей фиксирует в официальном документе положение, которое отменяет постановление Новорожденной Церкви, подразумевая, что это «частное решение». Естественно, что сразу же появляется вопрос: Новорожденная Церковь, когда отдавала предпочтение общей собственности, что зафиксировано в книге «Деяния святых Апостолов», являлась Церковью Единой, Святой, Соборной и Апостольской, или Она была «Иерусалимской общиной», или — Иерусалимской Церковью, или догмат о Церкви изменился и в Неё уже входят протестантские Церкви, иудейские церкви, которые никогда не отдавали предпочтение общей собственности? Понятно, что такого рода церковь — сверхэкуменическая, то есть глобальная. Как в таком случае звучит ее догмат?
Конечно, можно,  проигнорировав  «Обращение…», «закрыть вопрос». Но вопрос существует, и этот вопрос касается основы основ Церкви — догмата. Совершенно очевидно, что на Церковь, на Её иерархию идет беспрецедентное давление мира сего, его «догматов», его устава, его похоти. Грань между икономией и капитуляцией перед миром становится все тоньше…

Эта тема была поднята на ряде известных интернет-форумов. Каких-либо серьезных аргументов, которые бы подтвердили правоту разработчиков положения о собственности «Основ социальной концепции…», не было выдвинуто. Оппоненты прибегали по большей части к «аргументу к личности», к угрозе применения «последнего довода короля», к фельдфебельским окрикам в духе: низший чин православия обязан беспрекословно подчиняться генералу «Одобрямс», приказываю «прекратить разговоры в строю». Богословствующие пытались, как всегда, увести вопрос на известную, проторенную Климентом Александрийским, колею, изложенную в работе «Кто из богатых спасется»: «Не путайте догматику Церкви и  Ее социальную концепцию в СОВРЕМЕННОМ мире, которая важна и для невоцерковившихся еще мирян. Ведь, действительно, не так важно, каким видом собственности (богатства) ты обладаешь, гораздо важнее, как ты его используешь: умеешь ли ты служить этим богатством Богу. Именно эту мысль высказывает «концепция»». Но это совершенно явная подмена тезиса: вопрос поставлен о том, отдавала или нет предпочтение общей собственности Церковь. «Основы…» утверждают, перечисляя различные формы собственности, что «Церковь не отдает предпочтения ни одной из этих форм». Тут же встает естественный вопрос: Новорожденная Церковь, которая, как известно из Писания, отдала предпочтение «общению имений», разве не была Церковью? Если Она была Церковью, то Церковь с первых же дней своего рождения отдала предпочтение общей собственности. Богословствующие же (умышленно или нет — другой вопрос) вопрос об отдании предпочтения одной из форм собственности Церковью заменяют вопросом об индивидуальном спасении лиц, имеющих собственность. Вопрос о том, спасется или нет богатый собственник, давно уже решен Церковью: спасется, если богатством будет служить Богу и любви к людям: «…Богатства с правдою и благотворением не уничижаем… (21-ое Правило Святого Поместного Гангрскаго Собора)». Толкуя это правило, епископ Далматинско-Истрийский Никодим пишет: «…Богатство не следует осуждать, если оно приобретено честно и если оно соединено с благотворением бедным… нужно уважать и богатых людей, оказывающих из своего имущества помощь бедной братии, если они это делают согласно преданию… через посредство церкви». Если ты честно приобрел богатство и оказываешь им «благотворение бедным» «согласно преданию… через посредство церкви», то кто осудит тебя? Вопрос же, поднимаемый нами, совершенно о другом: отдавала или нет Церковь предпочтение одной из форм собственности? Та группа священников и богословов, что готовила положение о собственности для «Основ…», пришла к мнению, что Церковь не отдавала предпочтение ни одной из форм собственности. Выходит, что эта группа богословствующих не признает права за Новорожденной Церковью считаться Единой, Святой, Соборной и Апостольской Церковью, ибо Новорожденная Церковь сразу же отдала предпочтение одной из форм собственности — общей собственности: «Все же верующие были вместе и имели все общее (Деян.2:44)»; «У множества же уверовавших было одно сердце и одна душа; и никто ничего из имения своего не называл своим, но все у них было общее (Деян.4:32)». Указанная группа богословствующих игнорирует и такое явление в Церкви, как монастыри, к которым применимы слова Писания: «Все же верующие были вместе и имели все общее (Деян.2:44)». Мир, конечно же, желает, чтобы Церковь не отдавала предпочтения ни одной из форм собственности. Он (мир) много чего желает: сексуальной свободы, права на убийство, права на «законную экспроприацию», права желать домов, жены и прочего ближнего своего… Если пытаться воцерковить мир посредством уступок его любви к греху, то можно дойти до края… В Нижнем Новгороде, к примеру, как всем известно, один православный священник, теперь уже бывший, желая, видимо, «воцерковить» содомитов, сочетал их браком…

Нынче признание в нелюбви к «общению имуществ» является как бы признаком воцерковленности… Особое усердие в этом деле показывают православные монархисты: «Православный не может быть социалистом, — изрекают они, — поскольку христианство и социализм несовместимы в принципе». Понятно, что под социализмом они разумеют воинствующий атеизм. Это своеобразное «заклинивание» сознания, родственное суеверию: через слово «социализм» неизбежно, мол, «прокрадется» и воинствующий атеизм… Как-то в одной жаркой дискуссии с православным монархистом спрашиваю: «Ну, хорошо: пришли вы к власти, перевешали всех… а дальше что? «Православный капитализм» будете строить? Оппонент оказался на редкость изворотливым: «Православный монарх, которого выберет на царство Собор, решит, что строить…» Обыкновенное лукавство: многие православные монархисты, как правило, и не скрывают, что собираются после «взятия власти» изгнать «чужих» из экономики и дать возможность «своим» занять их места… Самоуверенность православных монархистов в том, что они неизбежно придут к власти и «возродят Россию» посредством «православного капитализма» может быть лишь следствием ослепления гордыней. Уже никаких пророчеств и политических прогнозов не надо, чтобы увидеть: Запад полностью готов к удару по России. В открытой печати потоком публикуются статьи, что Россия неизбежно будет расчленена на несколько кусков. Богатые углеводородами и прочими природными богатствами территории — Сибирь до Урала, север европейской территории России, Ставропольский и Краснодарский края будут оккупированы сразу же после начала операции по «умиротворению» России. Обрубок же оставшейся части России будет, как это уже испытано в Югославии и Ираке, «вбомблен в каменный век»: все заводы, фабрики, электростанции, мосты и прочее и прочее будут разрушены авиационными и ракетными ударами. Как пел Владимир Высоцкий в песне «Охота на волков»: «Тот, которому я предназначен, улыбнулся и поднял ружье…» Запад уже «улыбнулся и поднял ружье», а православные монархисты все еще кричат: «нельзя за «красные флажки»… Говорят, что полное разрушение экономики России мир даже не почувствует: это все равно как хозяин сломает старый дровяной сарай в своем огороде… Когда же Россия прекратит свое существование как единое государственно-территориальное образование, придет время выбора: либо переступить за «красные флажки» и двигаться по пути христианского социализма либо продолжать бежать вдоль «красных флажков» по пути «православного капитализма» к окончательной гибели в резервациях для русских, где будет в обязательном порядке баня, водка и гармонь…

Для нас же совершенно очевидно, что лишь двигаясь путем, указанным Новорожденной Церковью, то есть «общением имуществ», можно будет воскреснуть Руси. Но этот вопрос встанет во весь рост после удара Запада по России, после невиданной национальной катастрофы, к которой ведет Россию большинство нынешних власть предержащих.

Тип публикации: Статьи

Тема