Диалог первый. О «ереси» хилиазма

 Диалог первый. О «ереси» хилиазма

(У автобуса, отправляющегося в паломническую поездку).

Православный публицист (ПП): О! Здравствуйте! Я вижу, Вы тоже решились на эту поездку. Рад нашей встрече. Место рядом с Вами не занято?

Христианский социалист (ХС): Приветствую Вас! Нет, здесь свободно, садитесь.

ПП: На недавней Православной конференции я с интересом прослушал ваш доклад о христианском социализме. Но все же впечатление мое весьма и весьма отрицательное. Все, что вы проповедуете – попытка построения рая на земле. Это самая настоящая ересь.

ХС: Знаете, я раньше тоже так думал. Но потом, глубже вникнув в проблему, пришел к выводу, что христианский социализм ни в чем не погрешает против православного учения.

ПП: Помилуйте! Это ересь, тяжелая ересь! И я берусь вам это доказать.

ХС: Что ж, давайте поговорим. Но только с одним условием: вести дискуссию корректно и стараться не выходить из богословской плоскости спора.

ПП: Прекрасно! Именно это мне и хотелось. Так вот, подозреваю, что вы демонстрируете непонимание самой сущности христианства. Христос предложил человеку Свое Царство – Царство Небесное. И именно его достижение и является подлинной целью человека.  Только там возможно подлинное соединение со Христом. Человек – лишь странник на этой земле; настоящее же его отечество – Царство Христа, Царство Небесное. Земной мир – лишь временное пристанище людей, причем лежащее во зле. Сатана – мироправитель «мира сего», и падший человек не может тут быть счастлив. Рай – на Небе, а не на земле. Ваш же «христианский социализм» как раз есть проект строительства рая на земле. Он в корне противоречит замыслу Божиему. А потому является ересью, причем, очень вредной, ловко подменяющей подлинные христианские ценности ценностями ложными. Небо вы подменяете землей. Это утопия, погоня за которой удаляет от Бога, а не приближает к Нему…

ХС: Подождите немного! Вы все свалили в одну кучу. Давайте по порядку. Прежде всего – обвинения в ереси. Ересь – это богословское мнение, ошибочность которого удостоверена Вселенским Собором.

ПП: Вот именно! Наверно вы знакомы с теориями так называемых хилиастов: де, Христос, после победы над антихристом, оживит праведников и на 1000 лет воцарится с ними на земле[1]. Так вот, эта ересь осуждена Вторым Вселенским собором.

ХС:  Ничего подобного! В деяниях Собора нет даже и намека на хилиазм.

ПП: Но там, как известно, осуждена ересь аполлинариева, а еретик Аполлинарий Лаодикийского был хилиастом.

ХС:  Аполлинариева ересь совершенно в другом. Это ересь христологическая, состоящая в том, что, по мнению Аполлинария, в человеке Иисусе ум был замещен Богом-Слово, второй ипостатью Пресвятой Троицы.  Об этом пишет Сократ Схоластик[2], и именно эту ересь осудил Второй Вселенский Собор.

ПП: Но ведь как раз против ереси хилиазма отцы Собора в Символ Веры вставили слова «Его же царствию не будет конца».

ХС:  Совсем нет. Эта вставка сделана против ереси Маркелла, считавшего, что царство Логоса (т.е. Сына) закончится[3]. Кстати, ересь маркеллиан упоминается в деяниях Второго Вселенского Собора наряду с ересью аполлинариан[4]. Так что мнение о том, что хилиазм был осужден на Втором Соборе – просто неквалифицированно. Однако, к сожалению среди православных оно довольно устойчиво. Причина в том, что именно такая неверная интерпретация решений II Вселенского Собора дается в «Догматическом богословии» митр. Макария[5] – книге слабой и содержащей множество фактических ошибок, но, к несчастью, принятой в качестве учебника для Духовных Академий.

ПП: Я бы на вашем месте не стал осуждать всеми уважаемую книгу. Разве сами слова «Его же царствию не будет конца» не означают вечности Его Царства на небе и, следовательно, невозможности земного Царства?

ХС: Я не вижу, как из первого может следовать второе. О таком повороте мыслей мне приходилось читать[6], но этот факт доказывает лишь то, что отсутствием логики страдают даже специалисты по проблеме хилиазма. Наоборот, тысячелетнее Царство Христа на земле еще более утверждает  идею вечности Его Царства.

ПП: Но мне помнится, что ересь хилиазма была осуждена еще в III веке на одном из соборов, кажется – Александрийском.

ХС: Может быть Вы имеете в виду свидетельство Евсевия Памфила, упоминающего, что св. Дионисий Александрийский был против учения Арсинойского епископа Непота, приверженца хилиазма. Однажды  Дионисий поехал в Арсинойский округ (Тальберг приурочивает это событие к 255 г.[7]) и устроил там спор о хилиазме, причем сумел убедить в своей правоте многих[8]. Ясно, что при самом пылком воображении это собрание не тянет даже на поместный собор Александрийской церкви. Так что нет никаких причин считать, что хилиазм был соборно осужден.

ПП: Я все же думаю, что этот собор можно считать поместным.

ХС:  Совершенно невозможно, ибо это не был собор епископов, а просто разговор первого епископа с верующим народом. Об Александрийском же соборе, осудившем хилиазм, историки не упоминают. Боюсь, что это – из области мифологии. Но даже если такой собор и был, то его решения действительны только в рамках Александрийской церкви. Из поместных соборов для нас имеют силу только соборы нашей Русской Православной Церкви. Но  уверяю Вас, соборов, осуждающих хилиазм, в нашей Церкви не было. И тем более, не было осуждения христианского социализма. Всероссийский Поместный Собор 1917-1918 гг. о христианским социализме суждения не имел. В документе «Основы социальной концепции РПЦ», принятым Архиерейским собором в 2000 г., нет не только его осуждения, но даже упоминания…

ПП:  Ну вы и формалист! Вы соборность понимаете только в смысле соборов, совершенно игнорируя ее интерпретацию Хомяковвым. Но Церковь водится Духом святым, а потому имеет силу выяснять истину и вырабатывать общепринятое мнение и помимо соборов. Конечно, печально, что не осталось достоверного свидетельства о церковном соборе, который бы отверг хилиазм. Но в конце концов это неважно – важно, что Церковь выработала вполне определенное отношение к хилиазму: отвергла его и квалифицировала его как ересь.

ХС: Знаете что, когда произносятся такие слова как «церковь отвергла», «церковь не приняла», «церковь выработала» и пр. и при этом отсутствуют  ссылки на соборные определения, надо быть особенно осторожным и по десять раз перепроверять высказываемое. Да, Церковь  водится Святым Духом, но отсюда не следует, что надо верить любому слову из семинарских учебников. Пример «Догматического богословия» Макария должен Вас в этом убедить. Кстати, именно Хомяков об этой книге говорил, что «Макарий провонял схоластикой»[9]. И дело не только в фактических ошибках. Иногда наши учебники аккумулируют в себе мнения, приобретшие статус «традиции», но на самом деле обусловленные чисто историческими причинами.  Именно это произошло с хилиазмом. Хилиазм – очень древнее воззрение, поддержанное многими святыми отцами: св. Иустином Мучеником, св. Ипполитом Римским, св. Иринеем Лионским, св. Мефодием Патарским. Хотя следует сказать, что у него в древности были и противники, например тот же Дионисий Александрийский, Ориген, бл. Августин[10]. Происходил  открытый, но вполне корректный спор, и уж конечно о соборном осуждении речи не шло. Хилиазм попал в разряд «ересей» лишь в новое время. Почему – это сложный вопрос, который далеко уведет нас от темы. Кстати, современные православные авторы, профессионально пишущие о тысячелетнем царстве[11], о соборных осуждениях не упоминают (они знают, что их не было), а пытаются опровергнуть хилиазм содержательным анализом.

ПП: Но почему Вы так рьяно защищаете хилиазм? Разве это не доказывает, что Вы тоже приверженец осуществления рая на земле?

ХС: Вот так номер! Вы же сами, милостивый государь, начали разговор утверждением, что учение о возможности рая на земле, то бишь хилиазм, осуждено Вселенскими соборами. А поскольку, по вашему мнению,  христианский социализм тоже проповедует рай на земле, то и он является ересью. Но так как выяснилось, что никакими соборами хилиазм не осужден, то тщетна и ваша попытка подвести под ересь и христианский социализм. Церковь пока не вынесла о христианском социализме своего суждения. Не взяла пока на вооружение, но и не осудила.

ПП:  Но есть общепризнанные авторитеты,  отцы и учители Церкви, прославленные в лике святых. По их мнениям ориентируется вся Церковь. Например, канонизированный ныне о. Иоанн Восторгов резко отрицательно отзывается о христианском социализме.

ХС: Видите ли, индивидуальное мнение любого человека, даже святого, может оказаться спорным или даже ошибочным. И более того, такие ошибочные мнения никогда не препятствовали прославлению  мучеников. Так был причислен к лику святых пресвитер Лукиан, мученик начала IV в., несмотря на то, что его воззрения были проарианскими. Поэтому высказывания о. Восторгова ни в коей мере нельзя считать суждением Церкви по этому вопросу. Это его частное мнение.

ПП: Но он не одинок. В его время множество авторов утверждало полную несовместимость христианства и социализма.

ХС: Увы, также как и множество авторов современных. Действительно, в конце XIX – начале XX  веков наша Церковь воевала с социализмом, но, замечу, с социализмом атеистическим. При этом, к сожалению, наши богословы не сумели развести идею общей социально-экономической жизни, которая безусловно принадлежит христианству, и идею атеизма, для всякого христианина неприемлемую. К несчастью, наши батюшки полагали, что социализм может быть только атеистическим. Отсюда и совершенно некорректные и необоснованные  заявления о невозможности принять  «христианский социализм». Так что претензии и прошлых и современных  его критиков на то, что они выражают церковную истину,  неосновательны. Поэтому давайте будем вести диалог без инквизиционных интонаций.

ПП: Что ж, допустим, что пока Церковь еще не определила своего отношения к христианскому социализму. Но я уверен, что она его безусловно осудит.

ХС: Поживем – увидим.

ПП: Но вы уклонились от ответа на мой вопрос.

ХС: О построении рая на земле? Видите ли, я христианский социалист, а не хилиаст. Это разные вещи. Христианский социализм не предполагает построение рая на земле, если под раем понимать земное бессмертие и срывание с дерев гроздьев винограда, где ягоды величиной с арбуз. Если же под райской жизнью понимать праведную жизнь христиан в христианских общинах, то да – я думаю, что это не только желательно, но и вполне возможно.

ПП: Я думаю, вы все же напрасно пытаетесь отрицать теснейшую связь между хилиазмом и социализмом. Например о. Сергий Булгаков, – кстати, христианский социалист, –  писал, что социализм – это рецидив хилиазма.

ХС: Да, я вспоминаю это место из Булгакова[12]. Но в его словах есть  особенности, совершенно меняющие существо дела.

ПП: Любопытно.

ХС: Булгаков говорит об иудейском хилиазме. Дело в том, что есть хилиазм иудейский, ветхозаветный, вульгарный, отличающийся чувственностью и красочными картинами земного благополучия Но есть хилиазм христианский, духовный, суть которого в блаженстве жизни со Христом. Кстати, Аполлинарий был приверженцем именно иудейского хилиазма. А потому даже если кто-либо все же утверждает, что II Собором осуждены хилиастические воззрения Аполлинария, то это не касается христианского хилиазма. Так вот, если уж проводить параллели между и христианским социализмом, то они допустимы лишь 1) между христианским хилиазмом и христианским социализмом, или 2) между иудейским хилиазмом и атеистическим социализмом. Если пафос первой пары – праведная жизнь во Христе, то основная идея второй пары – в достижении по преимуществу земного, материального благополучия. Булгаков недаром применяет слова «секуляризация» и «секуляризовался». Это значит, что иудейский хилиазм может секуляризоваться, отвергнуть Бога и начать построение царства удовольствий на земле без Бога. О христианском хилиазме он ничего такого не пишет.

ПП:. Возможно. И все же ваш посыл, что христианский социализм не только желателен, но и реализуем, ложен, причем, – в обоих утверждениях. Но кажется, остановка. Давайте отложим пока наш разговор.

ХС: Давайте отложим. Но мне бы хотелось обсуждать проблему по существу, а не быть в качестве обвиняемого на аутодафе.

ПП: Хорошо, хорошо. Но все же вам не уйти от признания того, что ваш христианский социализм – строительство вавилонской башни.

Август 2005.

[1] Хилиазм – учение, основанное на буквальном толковании 20-ой главы Откровения Иоанна Богослова. А именно, там сказано:  «И увидел я Ангела, сходящего с неба, который имел ключ от бездны и большую цепь в руке своей.  Он взял дракона, змия древнего, который есть диавол и сатана, и сковал его на тысячу лет,  и низверг его в бездну, и заключил его, и положил над ним печать, дабы не прельщал уже народы, доколе не окончится тысяча лет; после же сего ему должно быть освобожденным на малое время.  И увидел я престолы и сидящих на них, которым дано было судить, и души обезглавленных за свидетельство Иисуса и за слово Божие, которые не поклонились зверю, ни образу его, и не приняли начертания на чело свое и на руку свою. Они ожили и царствовали со Христом тысячу лет.  Прочие же из умерших не ожили, доколе не окончится тысяча лет. Это — первое воскресение.  Блажен и свят имеющий участие в воскресении первом: над ними смерть вторая не имеет власти, но они будут священниками Бога и Христа и будут царствовать с Ним тысячу лет.  Когда же окончится тысяча лет, сатана будет освобожден из темницы своей и выйдет обольщать народы, находящиеся на четырех углах земли, Гога и Магога, и собирать их на брань; число их как песок морской»  (Отк.20,1-7).

[2] «они (Аполлинарий-отец и Аполлинарий-сын – Н.С.) ввели новое учение о Боге и сперва стали утверждать, что Бог-Слово в домостроительстве воплощения принял человека без души, а потом, как бы одумавшись, прибавили, что Он принял и душу, только без ума, так что вместо ума в воспринятом человеке был Бог-Слово». /Сократ Схоластик. Церковная история. –М.: РОССПЭН, 1996. – с. 128/.

[3]  «Логос воплотлся для мира. А потому царство Логоса должно кончиться и перейти в царство Божие, «Подобает Ему царствовати дондеже положить вся враги Своя в подножие ногу Его» (! Кор.15:25). Это истолкование временности боговоплощения очень характерный пункт доктрины Маркелла. Именно против него введено в Символ веры после II Вселенского собора (381 гг.) утверждение, что «царствию Его не будет конца». /А.В. Карташев. Вселенские соборы.  – М.: «Республика», 1994. – с. 55/.

[4] «да предается анафеме всякая ересь, и именно – ересь евномиан или анамеев, и ариан или евдоксиан, и полуариан или духоборцев, также и савеллиан, и маркеллиан, и фотиниан, и аполлинариан» /Деяния Вселенских соборов, Том I. – СПб: «Воскресение», 1996. – с.116/.

[5] Православно-догматическое богословие Д.Б. Макария, архиепископа Харьковского, Т. II, ­– СПП, 1857 (репринт 1993), – с. 493.

[6] Например, Свящ. Николай Ким. Тысячелетнее царство. Экзегеза и история толкования XX главы Апокалипсиса – СПП.: Алетейя, 2003. –  с. 197.

[7] Н. Тальберг. История христианской церкви. – М.: «Интербрук», 1991. – с. 70.

[8] Евсевий Памфил. Церковная история. – М.:Изд. Спасо-Преображенского Валаамского монастыря, 1993. – с. 265-267.

[9] «Макарий провонял схоластикой. Она во всем высказывается: в беспрестанном цитировании Августина, истинного отца схоластики церковной, в страсти все дробить и все живое обращать к мертвому, наконец, в самом пристрастии к словам латинским… Я бы мог назвать его восхитительно глупым, если бы он писал не о таком великом и важном предмете… Стыдно будет, если иностранцы примут такую жалкую дребедень за выражение нашего православного богословия, хотя бы даже и в современном состоянии» (Из письма к А.Н. Попову, Хомяков 1900. VIII, 224).

[10] Воззрения как защитников, так и противников хилиазма замечательно изложены в книге о. Бориса Кирьянова «Полное изложение истины о Тысячелетнем царстве Господа на земле»

[11]  Например, Свящ. Николай Ким. Тысячелетнее царство. Экзегеза и история толкования XX главы Апокалипсиса – СПП.: Алетейя, 2003. – 331 с.

[12] «При общей секуляризации жизни, отличающей новую историю, секуляризовался и старый иудейский хилиазм и в этой секуляризованной форме превратился в социализм (…) В осонове социализма как мировоззрения лежит старая хилиастическая вера в наступление земного рая (как это нередко и прямо выражается в социалистической лютературе) и в земное преодоление исторической трагедии» /С.Н. Булгаков. Апокалиптика и социализм// Два града Исследование о природе общественных идеалов. – СПП.: Изд-во РХГИ, 1997. – с. 241.

Тип публикации: Статьи
Тема