Политическое православие: бревно в глазу

  1. Либерально-православная партия политических реставраторов

Православный богослов и историк Василий Васильевич Болотов, излагая историю иконоборчества, делает, на наш взгляд, очень важное наблюдение: ««Восстановление иконопочитания, видимо, большинством понято и принято не как торжество только православия, но и как политическая реставрация, как возвращение порядков до 716 года. Они стали или низвели себя до уровня влиятельной, следовательно, занимающей завидное, оспариваемое положения политической партии. Они вынуждены были в силу этого иметь суждение и по вопросам вполне политическим. Это расширяло круг столкновений и недругов, тем более что иконопочитатели осуждали такие меры политики, которые осуждения не заслуживали»1. К примеру, иконопочитатели осуждали политические меры,  направленные «против торговцев рабами», участвовали в политических заговорах против императорской власти2. Представляется, что, учитывая это наблюдение, можно разобраться и в современных политических настроениях в православной среде. Действительно, сегодня большая часть православных понимает  восстановление православия в России «не как торжество только православия, но и как политическая реставрация, как возвращение порядков до» 1917 года. И поэтому не приходится удивляться тому, что  многие из нас «низвели себя до уровня влиятельной… политической партии», и имеем «суждение и по вопросам вполне политическим». Значительная часть нас, православных, отождествила себя с буржуазной политической силой, которая была представлена в начале двадцатого столетия рядом буржуазных либерально-демократических партий. Меньшее, но весьма активное число  православных  «низвели себя до уровня» монархической партии и живут жаждой скорейшего восстановления православной монархии. При этом часть сторонников этой партии выступает за возрождение крепостного права. Что же касается неофициальной православной буржуазно-демократической партии, то ее представители большей частью негативно относятся к «социально-экономическим завоеваниям» революции 1917 года, особенно, когда речь идет о «рабочем классе». Во всяком случае, мы почти не слышим от адептов этой партии какой-либо внятной реакции на нарушения трудового законодательства, разрушение советской социальной инфраструктуры и нарушения избирательного законодательства, особенно, когда это касается партии «противника», то есть коммунистов.

Никакие уверения «противника» о том, что воинствующий атеизм выброшен на свалку истории не принимаются. «Реставраторами» отвергается почти все в социально-экономической сфере, что, так или иначе, связано с той партией, чьи  деятели когда-то проводили политику воинствующего атеизма. Осуждаются, как и во времена после иконоборчества, почти все «меры политики», даже те из них, которые, как и тогда, «осуждения не заслуживали». Сегодня от самых высоких чинов Церкви можно услышать: «Православие и социализм несовместимы». При этом отвергается и христианский социализм, отвергается на том основании, что социализм якобы опорочен на веки вечные воинствующим атеизмом тех лиц, что строили его в России. Всякие попытки  указать на какой-то ценный опыт этого социально-экономического общественного устройства, как правило, с возмущением с ходу отвергаются. Совершенно очевидна правота Болотова: окончание полосы гонений « большинством понято и принято не как торжество только православия, но и как политическая реставрация, как возвращение порядков до …(1917 — В.М.) года». Во всем видна «реставрационная» позиция, почти полное единство взглядов на политическое и социально-экономическое устройство общества с нынешней «партией власти», включающей в себя ряд буржуазных партий либерально-демократического толка. Во внимание совершенно не принимается то, что именно либерально-буржуазные партии начала прошлого века втянули Россию в орбиту мировой капиталистической системы, что закончилось для России участием в первом мировом кризисе и в его горячей фазе — Первой мировой войне. Закономерным итогом этого блуждания стала Февральская буржуазная революция, поставившая страну на грань полного краха и исчезновения с политической карты мира. Сегодня все вернулось на круги своя. Вновь Россия находится в орбите буржуазного мира. Снова, уже в третий раз, капиталистический мир охватил гигантский мировой кризис. Опять над миром в любой момент может разгореться пожар мировой войны.

Казалось бы, этот вопрос не имеет никакого отношения к вере, к спасению человека: веруй, твори милостыню — и спасешься. Вот только возникает вопрос: а как творить милостыню в наше время? Скажем, в советское время почти не было беспризорных детей, нищих, бездомных, лишенных врачебной помощи больных… В наше время прямо противоположное: миллионы беспризорных, толпы нищих у храмов, миллионы бездомных, лишенных медицинской помощи… Поразительно: атеисты, в основном, решили эти проблемы, а в обществе, называющем себя православным, они, что называется, встали в полный рост. И милостыня, понимаемая примитивно, как подачка куска хлеба, конфетки, рубля одного-другого никак не позволяет решить эти проблемы, но и, более того, лишь увеличивает их.

Известный православный мыслитель, создатель Крестовоздвиженского Трудового Братства, существовавшего на коммунистических началах, Николай Николаевич Неплюев убеждал, что «любовь должна быть стройно организована», и что без «дисциплины любви» современным христианам невозможно приобрести себе «елей» — дела милостыни. Он писал:«Такою стройною организациею добра и были братские общины времен Апостольских, такими же, не менее необходимыми и в настоящее время убежищами для кротких, могут стать трудовые братства»3. Неплюев призывал Церковь «стать во главе… движения к сознательности»: «Мы не можем более быть христианами на час, оставаясь грубыми язычниками на все остальное время, нам надо не часть жизни нашей, а всю нашу жизнь сознательно и с любовью отдать на дело Божие. Стройная организация добра в жизни, при таких обстоятельствах является насущною потребностью для Церкви. Трудовое Братство и будет такой стройной организацией добра, убежищем для кротких; при его помощи Церковь может согласовать с верою все стороны жизни и стать во главе того громадного движения к сознательности, которое в настоящее время так часто отрывает от Церкви полезных деятелей»4. Николай Николаевич Неплюев видел в «дисциплине любви» средство «сплочения прихода» и оздоровления общества: «Трудовое Братство являет собою полезный для Церкви и Государства опыт стройной организации и сплочения прихода, опыт оздоровления и оживления общественной клетки церковного и государственного организма»5. «Разумная христианская любовь», убеждает Неплюев, позволит возгореться в нас пламени любви: «Общеобязательный путь — путь разумной христианской любви. Встав на него русские люди естественно были бы приведены к наилучшему, наиболее целесообразному и богоугодному виду аскетизма — воздержанию от всего, что тушит в нас любовь к Богу и братолюбие»6. Голос Николая Николаевича Неплюева и сегодня продолжает обличать нашу теплохладность: «Именно этим путем полного разлада между идеальной основой христианства и рутиной установившегося уклада жизни и привели Россию к тому глубокому и общему недовольству, благодаря которому мы в настоящее время так далеки от мирного благоденствия. Именно этим наивным применением требований христианской нравственности к строю жизни, радикально антихристианскому и к людям, не имеющим ни малейшего понятия о своих христианских обязанностях, мы и оклеветали христианство, мы и оглупили христианскую нравственность, сведя христианство из разумной основы жизни на степень неосуществимой утопии и христианскую нравственность из разумного понимания братских прав и братских обязанностей на степень той бессистемной благотворительности, которая ни мало не организует жизнь на добрых началах и является, в лучшем случае, успокоением совести, а в худшем – подкупом Бога и общественного мнения»7.

Вот так жестко обличает нашу «бессистемную благотворительность» Неплюев, называя ее, « в лучшем случае, успокоением совести, а в худшем – подкупом Бога и общественного мнения». Но это же действительно так: мы суем гроши нищим своим братьям, но сами-то понимаем: ни от голода, ни от холода, ни от болезней мы их не спасаем. Доводилось слышать и поразительное: «Как хорошо, что стало так много нищих — это Бог устроил так, чтобы мы делали добро»…

Нынешняя экономическая ситуация, вызванная глобальным кризисом, с ее массовой безработицей, банкротством множества предприятий, резким ухудшением жизни миллионов людей, большая часть из которых крещена в православии, должна, казалось бы, заставить нас внимательно прислушаться к тому, что говорил Неплюев по поводу «дисциплины любви», рассмотреть опыт созданного им Трудового Братства… Но удивительное дело: наша совесть еще больше успокаивается, так как число нищих стремительно растет…

  1. Грехи наши тяжкие…

Низведши себя «до уровня… политической партии», мы как-то упускаем из виду следующий момент: а все ли, что творит наша либеральная или какая-то другая демократическая партия, без греховного изъяна? Ведь что ни говори, Промыслом Божиим сегодня установлено так, что именно «народ является источником власти». То есть ничего таинственного в установлении власти сегодня нет: приходит время выборов и мы отдаем свой голос за ту или иную партию, за того или иного кандидата. По все видимости, Бог посчитал возможным нам настолько повзрослеть, что установление власти препоручил нам. Трудно сказать, как это связано с тем, что «Бог стал Человеком, чтобы человек стал богом», но есть то, что есть: мы выбираем власть. При этом можно не учитывать воздействие манипуляций, различного рода предвыборных технологий, ибо чаще всего их сила зависит от нас: «Ах, обмануть меня не трудно! Я сам обманываться рад!» И сразу же вопрос: какова доля ответственности избирателя за действия той партии или того лица, которым он отдал свой голос? Имеется в виду ответственность не юридическая, а нравственная. Представляется совершенно очевидным: человек несет ответственность перед своей совестью за деятельность той партии, которая стала «партией власти», за деятельность избранного, в том числе и его голосом президента, который является никем иным, как современным монархом. И в особенности, когда действия новой власти, нового монарха резко изменяют социально-экономические основы общества. Затрагивают судьбы миллионов людей.  Мы, совершая какую-то покупку, меняя работу, место жительства стараемся взвесить возможные положительные и отрицательные последствия своего решения. Но здесь дело касается лишь нас самих. Совершенно иная ситуация возникает при выборах власти: новая власть, новый президент совершают властные действия, которые касаются не только нас, но и других людей. Изменения в политике, в социально-экономической сфере затрагивают интересы миллионов людей. Здесь, надо полагать, даже более чем в медицине должен действовать принцип «не навреди». Не навреди ближнему своему. Но часто ли мы задумываемся над этим? Зачастую все решается по заведенной схеме. К примеру: КПРФ — это коммунисты, а коммунисты гнали Церковь, поэтому их программу можно даже не рассматривать. Но за кого-то же надо голосовать? Вот эта партия возводит свое родство к дореволюционной либеральной партии — за нее и проголосуем. При этом никакого углубления в программу этой партии, а тем более рассмотрение  этой программы с позиции «не навреди» чаще всего не происходит. Ну а теперь можно посмотреть, к чему такого рода позиция приводит. Возьмем историю нашей либеральной революции начала девяностых годов. Здесь минусы политического православия очень наглядны. При этом мы не будем голословны, не будем пытаться выдать за факты то, что существует как полемический материал. Мы обратимся к деятельности официальной Специальной комиссии Государственной Думы Российской Федерации, которая рассматривала наличие юридических оснований для рассмотрения вопроса об импичменте президента России Бориса Ельцина. Итак, приступим.

Специальная комиссия по импичменту президента Ельцина, состоящая из юристов высшей квалификации, в своем «Заключении об оценке фактической обоснованности обвинения, выдвинутого против Президента Российской Федерации, в связи с подготовкой, заключением и реализацией им Беловежских соглашений» от 7 сентября 1998 года пришла к выводу: «Таким образом, имеются достаточные данные утверждать, что, будучи Президентом РСФСР, Б.Н. Ельцин совершил действия, содержащие признаки тяжкого преступления, предусмотренного статьей 64 УК РСФСР, и заключающиеся в измене Родине путем подготовки и организации заговора с целью неконституционного захвата союзной власти, упразднения действовавших тогда союзных институтов власти, противоправного изменения конституционного статуса РСФСР.

Вместе с тем указанные действия Б.Н. Ельцина привели и к катастрофическому ослаблению Российской Федерации. Нарушились экономические отношения Российской Федерации с другими бывшими союзными республиками. Резко снизилась внешняя безопасность и обороноспособность России. Миллионы российских граждан оказались за пределами своего государства, принудительно превратились в беженцев и вынужденных переселенцев. На территории Российской Федерации возникли многочисленные конфликты, сопряженные с человеческими жертвами…

…Исходя из изложенного и руководствуясь статьей 93 Конституции Российской Федерации, статьей 178 Регламента Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации, статьей 38 Регламента Специальной комиссии Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации, Специальная комиссия заключает:

  1. Признать, что в действиях Президента Российской Федерации Б.Н. Ельцина, направленных на подготовку, заключение и реализацию Беловежских соглашений, имеются достаточные данные, указывающие на признаки тяжкого преступления, предусмотренного статьей 64 УК РСФСР (275 УК РФ)».

Следующее событие либеральной революции — расстрел Верховного Совета. Специальная комиссия Государственной Думы по импичменту Ельцина, рассматривая события сентября-октября 1993 года, в своем заключении пишет: «Комиссия пришла к выводу, что это обвинение обосновано и подтверждается представленными в Комиссию документами, показаниями свидетелей, другими материалами. Установлено, в частности, что в сентябре-октябре 1993 года Президент Российской Федерации Б. Н. Ельцин по сговору с другими лицами организовал и совершил захват государственной власти народных депутатов Российской Федерации путем насильственного прекращения деятельности Съезда народных депутатов и Верховного Совета Российской Федерации. 21 сентября 1993 года Президент Б. Н. Ельцин издал и обнародовал Указ №1400 «О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации», в котором, превысив полномочия Президента Российской Федерации, закрепленные в главе 13 Конституции РСФСР, ст. 5 Закона РСФСР «О Президенте Российской Федерации» от 24 апреля 1991 г., вопреки итогам Всероссийского референдума, проведенного на основании Постановления Съезда народных депутатов Российской Федерации от 29 марта 1993 г. «О Всероссийском референдуме 25 апреля 1993 года, порядке подведения его итогов и механизме реализации результатов референдума», постановил прервать осуществление законодательной, распорядительной и контрольной функций Съездом народных депутатов и Верховным Советом Российской Федерации, отменил действие Конституции РСФСР, законодательство Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, объявив, что они действуют лишь в части, не противоречащей Указу. В нарушение Конституции Российской Федерации Президент Российской Федерации Б. Н. Ельцин объявил и ввел в действие Положение о федеральных органах власти на так называемый переходный период. Присвоил властные полномочия Верховного Совета Российской Федерации по назначению Генерального прокурора Российской Федерации, переподчинил Центральный Банк Российской Федерации Правительству Российской Федерации и обязал его руководствоваться в своей деятельности не законами, а указами Президента Российской Федерации. Предложил Конституционному Суду Российской Федерации не созывать заседаний до начала работы Федерального Собрания Российской Федерации. Далее Президент Российской Федерации Б. Н. Ельцин совместно с другими лицами приняли решение о насильственном прекращении деятельности народных депутатов, Съезда народных депутатов и Верховного Совета Российской Федерации…

…Утром 4 октября 1993 года войска и подразделения Министерства внутренних дел и Министерства обороны Российской Федерации были стянуты к зданию Верховного Совета и открыли по нему огонь из стрелкового оружия и танковых пушек. В результате этих действий, по данным Генеральной прокуратуры Российской Федерации, были убиты и искалечены сотни невинных граждан.

При издании Указа №1400 и изданных в его развитие других антиконституционных актов Президент Российской Федерации Б. П. Ельцин вышел за пределы полномочий, установленных действовавшей во время описанных событий Конституции РСФСР и Закона РСФСР «О Президенте РСФСР»…

…В связи с тем, что при превышении своих полномочий Президент Б. Н. Ельцин использовал вооруженную силу, результатом чего явились многочисленные человеческие жертвы, нанесенные гражданам телесные повреждения, унизительное обращение с ними, он совершил превышение власти, сопряженное с насилием, применением оружия, мучительными и оскорбляющими личное достоинство потерпевших действиями. На основании изложенного Комиссия усматривает в действиях Президента Российской Федерации Б. Н. Ельцина признаки следующих преступлений:

— заговора с целью захвата власти (ст. 64 УК РСФСР, ст. 278 УК РФ);

— превышения власти или служебных полномочий, сопряженного с насилием, применением оружия, мучительными и оскорбляющими личное достоинство потерпевшего действиями (ч. 2 ст. 171 УК РСФСР, ч. 2 и ч. 3 ст. 286 УК РФ);

— умышленного убийства при отягчающих обстоятельствах (…ст. 102 УК РСФСР, …ст. 105 УК РФ).

Все указанные преступления относятся к категории тяжких…

…Специальная комиссия заключает:

Признать, что в действиях Президента Российской Федерации Б. Н. Ельцина, связанных с событиями сентября-октября 1993 года, содержатся признаки тяжких преступлений, предусмотренных ст. 64 УК РСФСР (ст. 278 УК РФ), ч. 2 ст. 171 УК РСФСР…

      В «Заключении об оценке фактической обоснованности обвинения, выдвинутого против Президента Российской Федерации, в связи с совершением им действий, приведших к геноциду российского народа», Специальная комиссия Государственной думы записала: «Специальная комиссия считает установленными следующие признаки преступления, предусмотренного ст.357 УК Российской Федерации:

1) сокращение численности населения Российской Федерации,

2) наступление этих последствий в результате сложившихся в стране тяжелых жизненных условий для большинства российских граждан,

3) наличие причинной связи между предпринимаемыми Президентом Российской Федерации мерами по экономическим и социальным преобразованиям в стране и сформировавшимися в ней тяжелыми жизненными условиями российских граждан, а также сокращением численности населения Российской Федерации…

…На основании изложенного и руководствуясь ст.93 Конституции Российской Федерации, ст. 178 Регламента Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации, ст.38 Регламента Специальной комиссии Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации, Специальная комиссия заключает:

  1. Признать, что в действиях Президента Российской Федерации Б.Н. Ельцина, приведших к ухудшению условий жизни граждан Российской Федерации и сокращению численности ее населения, содержатся признаки тяжких преступлений, предусмотренных частями 2 и 3 статьи 285 и статьей 357 УК РФ».

Еще одним следствием либеральной революции было развязывание войны в Чечне. Комиссия Госдумы по импичменту Ельцина в «Заключении об оценке фактической обоснованности обвинения, выдвинутого против Президента Российской Федерации, в связи с военными действиями на территории Чеченской Республики» записала: «Признать, что в действия Президента Российской Федерации Б.Н.Ельцина, связанных с осуществлением военных действий на территории Чеченской Республики, содержатся признаки тяжкого преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 171 УК РСФСР (с. 2 и ч. 3 ст. 286 УК РФ)».

Следующим страшным результатом либеральной революции является подрыв обороноспособности и безопасности Российского государства. Последствия этого беззакония еще до конца не оценены, возможно, их нам еще придется испытать в полной мере… В «Заключении об оценке фактической обоснованности обвинения, выдвинутого против Президента Российской Федерации, в связи с совершением им действий, приведших к ослаблению обороноспособности и безопасности Российской Федерации» комиссии Госдумы по импичменту отмечает: «Фактический развал оборонно-промышленного комплекса и Вооруженных Сил Российской Федерации явился следствием того, что Президент Российской Федерации Б.Н. Ельцин при определении мер по экономическому развитию страны и осуществлении правомочий, предоставленных ему Федеральным Законом «Об обороне», использовал свои властные полномочия не в интересах укрепления государства, а в целях создания класса крупных собственников с тем, чтобы, опираясь на их поддержку, упрочить свою политическую власть. Об этом свидетельствуют итоги проводимой им экономической и военной политики.

Изучение имеющихся в распоряжении Специальной комиссии документов и иных материалов дает основание считать, что при осуществлении правомочий, предоставленных ему Конституцией Российское Федерации и Федеральным Законом «Об обороне», Президент Российской Федерации Б.Н. Ельцин предвидел возможность наступления тяжких последствий, в том числе дезорганизацию оборонно-промышленного комплекса и Вооруженных Сил Российской Федерации, и сознательно допускал их наступление.

Это подтверждается тем, что Государственная Дума Федерального Собрания Российской Федерации неоднократно на протяжении ряда лет обращала его внимание на постоянно снижающуюся обороноспособность страны». Далее в «Заключении…» записано: «Предвидение Президентом Российской Федерации Б.Н. Ельциным тяжких последствий своих действий и сознательное их допущение наряду с другими отмеченными выше обстоятельствами, дает основание Специальной комиссии считать, что в его действиях имеются признаки злоупотребления должностными полномочиями, то есть преступления, предусмотренного в ч. 2 ст. 170 УК РСФСР и в ч. 2, ч. 3 ст. 285 УК РФ. С 01 января 1997 г. преступление, предусмотренное в ч. 2 и ч. 3 ст. 285 УК РФ, в соответствии со ст. 15 УК РФ относится к категории тяжких».

Таким образом, Специальная комиссия Государственной Думы установила в действиях президента Бориса Ельцина — «пророка Моисея» либеральной власти — наличие нескольких тяжких преступлений, повлекших за собой распад огромной державы, измену Родине, многочисленные человеческие жертвы, геноцид народа, подрыв обороноспособности, безопасности страны. То есть, говоря юридическим языком, установлена объективная сторона преступлений. Но суда-то не было, замечают те, кто желает успокоить свою совесть. Верно, суда не было, но причина этого известна: преемник Ельцина Владимир Путин издал указ о пожизненной юридической неприкосновенности Бориса Ельцина. Суду принадлежит исключительное право устанавливать субъективную сторону преступления, то есть вину, и назначать наказание. Но нам-то, православным христианам, от этого не легче: есть Страшный Суд, на котором откроются все дела и помышления человеческие и именно там даст человек главный ответ за свои дела и мысли. И если есть какая-та часть и нашей вины в том, что содеял поддержанный нами на выборах Борис Ельцин, его либеральная партия, то каково же должно быть наше покаяние? «Елей» в наших лампадах вытек вместе с теми миллионами жертв, с теми беззакониями, что творились «во имя торжества идеалов демократии». Как мы можем это поправить? А ну, если скоро раздастся крик: «вот, жених идет, выходите навстречу ему (Матф.25:6)»? Но, самое страшное заключается в том, что мы еще даже и не пытаемся осознать свою причастность к тем беззакониям, что имели место в период либеральной революции. И это при всем том, что многие негативные процессы, порожденные периодом, когда у власти находился Борис Ельцин, продолжаются. И ни слез, ни страха перед ответом на Страшном Суде, ни угрызений совести: Бог, мол, спишет нам это, учитывая то, что мы были яростными антисоветчиками и антикоммунистами. Все возвращается на круги своя: «реставрационный» подход к делу своего спасения…

  1. Мы «свет мира»?

Господь говорит, обращаясь к своим ученикам, к Церкви: «Вы — свет мира. Не может укрыться город, стоящий на верху горы. И, зажегши свечу, не ставят ее под сосудом, но на подсвечнике, и светит всем в доме. Так да светит свет ваш пред людьми, чтобы они видели ваши добрые дела и прославляли Отца вашего Небесного (Матф.5:14-16)». Из этих слов Христа мы видим, что «свет» христиан — это добрые дела, которые от них видят люди и прославляют за них Отца Небесного. А теперь посмотрим на себя критическим взглядом. Какой «свет» от нас исходит, за который бы люди прославляли Отца нашего Небесного? Особенно в эти последние двадцать лет? Да, мы восстановили множество храмов, многие из них приобрели вид великолепия небывалого. Но это все люди видят в офисах с «евроотделкой», в домах «новых русских», на «земле обетованной» — на Западе. Дела-то наши где? Говорят, что нужно усиленно заниматься миссионерской работой… Да кто же за нами пойдет, когда дел-то никаких, за которые люди прославили бы Отца нашего Небесного, у нас нет? Вы посмотрите учебник «Религиозные традиции мира»: никакой заметной разницы между буддистами, индусами, последователями даосизма и христианами авторы не видят. Язычники не менее христиан занимаются «бессистемной благотворительностью», также язычество требует давать милостыню ближним и дальним. «Света» от нас нет! Получается, что за две тысячи лет христианства никакой заметной подвижки в делах милосердия, в их совершенствовании не произошло? Так, может быть, прав Алексей Осипов, утверждающий, что христианство это всего лишь внутренний свет? Но этого же просто не может быть! Не может быть христианства без «света», то есть без добрых дел для людей! Возможно, наша зависть мешает нам увидеть этот «свет»? Давно уже исследователи религии пришли к одной совершенно естественной, но встречаемой нами в штыки мысли: «В Китае, как и в других странах, древние религиозные воззрения до сих пор имеют силу даже над теми, кто забыл об их истоках и кто, возможно, сам не религиозен. Если мы будем иметь это в виду при изучении истории религий, включая наши собственные, то это поможет нам лучше понять происхождение современных идей и взглядов»8.

Замечаем мы этого или не замечаем, хотим ли мы этого или не хотим, но вера всегда оказывала и оказывает воздействие на возникновение светских идей и взглядов, на формирование социальной и экономической ткани общества. Есть старая поговорка: каков поп — таков и приход. Можно сказать и шире: какова вера — таков и мир людей, ею освещаемый. И пусть многие люди не осознают это, но именно истины веры освещают путь во тьме жизни, даже тем, «кто забыл об их истоках и кто, возможно, сам не религиозен».

Вызывает боль, что наше современное миссионерское служение забыло о «свете» — о делах наших перед людьми. Посмотрите, как недвусмысленно понимал этот вопрос святитель Иоанн Златоуст, когда призывал всех верных пойти по пути апостольского делания и объединится в коммунистическую общину по подобию той, что имела место в Первенствующей Церкви: « И остался ли бы тогда кто язычником? Я, по крайней мере, думаю, никто: таким образом, мы всех склонили бы и привлекли бы к себе»9. Совершенно очевидно, что именно «общение имуществ» Иоанн Златоуст считал вершиной милостыни. Именно к милостыни, полагал он, должна стремиться душа христианская, чтобы наполнить свой светильник «елеем»: ««Как воробей, хотя бы он не всем телом попал в сеть, но только одною частию, например ногою, находится во власти поставившего сеть, так и мы находимся во власти диавола, хотя бы уловлены были им не всецело и по вере, и по жизни, но только по жизни. Ибо не всяк, говорит Господь, глаголяй ми: Господи, Господи, внидет в Царствие Небесное (МФ. 7, 21); и еще: николиже знах вас; отъидите от Мене, делающие беззаконие (ст. 23). Видишь ли, что и вера не доставляет нам никакой пользы, если нас не знает Владыка? И девам тоже сказано: не вем вас (МФ. 25, 12). Какая же им польза от девства и многих подвигов, если их не знает Владыка? И во многих местах мы находим, что люди, нисколько не осуждаемые за веру, наказываются только за порочную жизнь; и напротив, иногда люди, нисколько не осуждаемые за жизнь, погибают за неправое учение, ибо то и другое держится взаимно. Видишь ли, что мы находимся в сети диавольской, когда не исполняем воли Божией? И не только за всю жизнь? но и за один порок люди часто ввергаются в геенну, если у них нет других равносильных добрых дел. Так и девы были осуждены не за блуд, или прелюбодеяние, или зависть, или вражду, или пьянство, или неправоверие, но за недостаток елея, то есть за то, что не творили милостыни, ибо это значит елей. И те осужденные, которым сказано: отъидите от Мене, проклятии, в огнь вечный (МФ. 25, 41), также были обвиняемы не в чем-нибудь подобном, но в том, что не напитали Христа. Видишь, что и один недостаток милосердия может ввергнуть в огнь геенский?

К чему, скажи мне, будет годен тот, кто не творит милостыни? Ты постишься каждый день? Но и те девы постились, однако не получили отсюда никакой пользы. Молишься? Но что в этом? Без милостыни и молитва бесплодна. Без нее все нечисто, все бесполезно; без нее теряется большая часть добродетели. Не любяй брата своего, говорит апостол, не позна Бога (1 Ин. 3, 10; 4, 8); как же ты любишь его, если не хочешь поделиться с ним чем-нибудь их этих малых и ничтожных благ?»10. Вот и ответ «политическим реставраторам»: «И во многих местах мы находим, что люди, нисколько не осуждаемые за веру, наказываются только за порочную жизнь; и напротив, иногда люди, нисколько не осуждаемые за жизнь, погибают за неправое учение, ибо то и другое держится взаимно». Все должно быть «взаимно»: стойкость в вере, но и жизнь по вере, в том числе социальная и экономическая. И далее святитель Иоанн Златоуст поясняет, почему мы должны быть милосердными и сострадательными: ««Милосердие и сострадание — вот чем мы можем уподобиться Богу, а когда мы не имеем этого, то не имеем ничего. Не сказал Господь: «Если станете поститься, то будете подобны Отцу вашему»; не сказал: «Если станете соблюдать девство» или: «Если станете молиться, то будете подобны Отцу вашему». Все это не относится к Богу, и Бог не делает ничего такого. Но что? Будите милосерди, говорит, якоже Отец ваш, иже на Небесех (Лк. 6, 36) Это — дело Божие. Если же ты не имеешь этого, то что же и имеешь? Милости хощу, говорит Он, а не жертвы (Ос. 6. 6). Бог сотворил небо, сотворил землю и море — велики эти дела и достойны Его премудрости! Но ничем Он так не расположил к Себе человеческий род, как милосердием и человеколюбием, и то есть дело Его премудрости, силы и благости, но гораздо более то, что Он сделался рабом. Не потому ли мы более удивляемся Ему? Не потому ли более благоговеем пред Ним? И Бога ничто столько не располагает к нам, как милосердие»11. Милосердие, сострадание, социальная и экономическая политика, базирующаяся на этом — вот основа миссионерской деятельности. А когда этого нет, то и «свет мира» отсутствует. И как людям отличить нас от буддистов, индусов,  последователей даосизма?

В России сегодня набирает обороты экономический кризис. Миллионы людей уже стали безработными. Миллионы других ждет эта участь. Пожалуй, в наиболее отчаянном положении оказываются лишившиеся работы православные христиане: семьи многодетные и на пособие по безработице в четыре тысячи рублей прожить невозможно. Наиболее безвыходная ситуация складывается в так называемых моногородах, где вся жизнь связана с одним единственным предприятием. Его закрытие создает угрозу голодной смерти для людей. Совершенно очевидно, что правительство не успевает за развитием кризиса. Часто его деятельность направлена на спасение в первую очередь финансовых учреждений. Казалось бы, милосердие и сострадательность в наше время должны бы породить множество предложений по выходу из кризиса со стороны «успешных» православных христиан, и епархии не успевали бы принимать благодетелей с реальными программами помощи людям, которые тонут в волнах кризиса… Но, увы… Да и что может помочь в такой ситуации? Опыт социализма? Но мы принадлежим к другой партии, где господствует частный интерес и лозунг «своя рубашка ближе к телу». Однако, по здравом размышлении, другого выхода, кроме, как устроить жизнь на фундаменте христианского социализма, нет. Это же совершенно очевидно. Лишь социализм с его плановой организацией экономики, государственным контролем над финансами, разумно организованным социальным милосердием способен вытянуть страну из омута гигантского кризиса. Иногда на это отвечают так: «Когда я слышу слово «социализм», то свирепею от ненависти». Хорошо, давайте вместо слова «социализм» употреблять слово «общинизм» или «киновизм». И от «измов» свирепеете? Тогда можно сказать и так: «общинное (киновийское) социально-экономическое устройство общества». Но суть-то останется та же самая. И лишь от активности христиан будет зависеть наполнение социализма — киновийского социально-экономического устройства общества — христианским содержимым. Мы полагаем, что без нас ничего Господь не сотворит. Так-то оно так, но Христос говорил и следующее: «И не думайте говорить в себе: «отец у нас Авраам», ибо говорю вам, что Бог может из камней сих воздвигнуть детей Аврааму. Уже и секира при корне дерев лежит: всякое дерево, не приносящее доброго плода, срубают и бросают в огонь (Матф.3:9,10)». Ну, разве не бесчувственные камни в деле веры «сомневающиеся» и атеисты? Однако Бог предупреждает, что «может из камней сих воздвигнуть детей Аврааму», а уж тем  более из людей. Так будем мы приносить добрый плод в делах милосердия и сострадания, соответствующий нашему тысячелетнему возрасту, или и дальше будем оставаться подпоркой либеральной партии, «политическими реставраторами»?

Православный богослов Феликс Карелин, размышляя в статье «Ответ на отзыв» о силе воздействия истинного христианства на социально-экономические системы, пишет: «…Мы предлагаем нашим читателям проделать следующий мысленный эксперимент. Допустим, что все население Советского Союза с одной стороны, и Соединенных Штатов с другой, — возымело бы твердое намерение жить в строгом соответствии с Евангелием, при этом не в кальвинистском, а именно в Православном его понимании. Что произошло бы с социальными системами в той и другой стране? Совершенно очевидно, что в силу прекращения конкурентной борьбы и классовой эксплуатации, а также полного падения спроса в таких отраслях производства, как «индустрия наслаждений», индустрия роскоши, военное производство, капиталистическая система немедленно прекратила бы свое существование. Что же касается социализма, то столь же очевидно, что в случае всеобщей нравственной Евангелизации социалистическая система достигла бы высочайшего расцвета, ибо все стали бы добросовестно работать, справедливо распределять и умеренно потреблять. Ясно, что это привело бы к невиданному росту общественного богатства. Основноенравственное различие между капитализмом и социализмом как раз в том и состоит, что капиталистический способ производства экономически нуждается в грехе (алчности предпринимателей и развращенности потребителей), а социалистический способ производства экономически нуждается в добродетели (честность, бескорыстие, справедливость). В принципе, капиталистический способ производства ставит ставку на самые темные стороны человеческой природы, социалистический — на самые светлые. Потому капиталистические боссы и поддерживают Христианство, что эксплуатируют христианское учение о греховности человека. Но констатация греховности — это еще не Христианство; Христианство — это преодоление греховности. И если капитализм экономически нуждается в негативном учении о человеке (все равно: «христианском» или фрейдистском), то социализм (хотя еще и не осознавая этого) экономически заинтересован в христианской праведности»12. И социализм неизбежно придет к христианской праведности, но горе нам, если это произойдет без нашего участия. Разве скрывало когда-либо капиталистическое общество, что главной его целью является получение прибыли, то есть служение богатству? И какое может быть служение Христу при том социальном строе, который всецело направлен на служение богатству? Различные благотворительные организации капиталистического общества лишь прикрывают социальные язвы, но не излечивают их. Этому оздоровлению мешает всеобъемлющая страсть сребролюбия, жажда возрастающего капитала. Нищета, голод, болезни, безработица, отсутствие возможностей выбраться из социального колодца — это извечные спутники капитализма. Да, в капиталистическом обществе не мало «успешных» людей, преуспевающих в погоне за прибылью. К тем из них, кто считает себя православным, обращается святитель Иоанн Златоуст: «Что пользы, если Трапеза Христова полна  золотых сосудов, а Сам Христос томится голодом? Сперва напитай Его алчущего, а потом остальное употреби на украшение Трапезы Его. Ты делаешь золотую чашу, и не даешь чаши студеной воды! Что пользы устроить для Трапезы златотканые покровы, а Христу не дать и нужного для прикрытия? Какой плод от того? Скажи, например, ты видишь человека, не имеющего у себя необходимой пищи, и вместо того, чтоб утолить его голод, только стол обкладываешь серебром; поблагодарит ли он тебя за это или скорее огорчится? И еще, ты видишь человека, покрытого рубищем и окостеневшего от холода, и вместо того, чтобы дать ему одежду, ставишь золотые столбы, говоря, что делаешь это в честь его; не скажет ли он, что ты над ним насмехаешься, и не почтет ли сего крайнею обидою? То же представь и о Христе, когда Он, как бесприютный странник, ходит и просит крова, а ты, вместо того чтобы принять Его, украшаешь пол, стены, верхи столбов, привязываешь к лампадам серебряные цепи; на Христа, связанного в темнице, и взглянуть не хочешь.

Говоря это, не запрещаю и в том быть щедрым, но советую также не оставлять другого или даже предпочитать последнее. За неисполнение первого никто никогда не был осужден, а за неисполнение последнего угрожает геенна, и огнь неугасимый, и мучение вместе с демонами. Итак, украшая дом Божий, не презирай скорбящего брата, ибо сей храм превосходнее первого. Те утвари могут похитить и цари, и тираны, и разбойники, а что сделаешь для брата алчущего, и странного, и нагого, того похитить не может сам диавол: оно сбережется в неприступном хранилище»13. И разве не выглядит насмешкой над Христом небывалое великолепие некоторых наших храмов? Разве мы не видим Христа, приходящего к входу в церковную ограду наших храмов? Голодного, в оборванной одежде, больного, изнуренного? Ах, это всего лишь нищие, которые иногда и пьяными бывают… А мы всегда трезвые? Мы даже желание своего нищего брата повеселить сердце, томящееся от социальной безысходности, вином осуждаем: чего ему, мол, деньги давать — все равно пропьет… Наотрез отказываемся видеть в голодных, больных, раздетых, лишенных крова страдающего Христа. Боимся смутить свою совесть? Но наступит время, когда она будет судить нас. Скажите, если бы мы знали, что именно Христос стоит с протянутой рукой у порога нашего Храма, то чтобы мы готовы были отдать ему? Разве мы бы считали достаточным бросить ему рубль мелочью или конфетку? Не попытались ли бы мы так организовать жизнь, чтобы Христос имел жилище, работу, имел возможность в любое время получить бесплатную медицинскую помощь? Но ведь это Он стоит, а не безвестный нищий. И ничем мы не сможем оправдаться на Страшном Суде, когда от Него Самого вновь услышим: «…Идите от Меня, проклятые, в огонь вечный, уготованный диаволу и ангелам его: ибо алкал Я, и вы не дали Мне есть; жаждал, и вы не напоили Меня; был странником, и не приняли Меня; был наг, и не одели Меня; болен и в темнице, и не посетили Меня. Тогда и они скажут Ему в ответ: Господи! когда мы видели Тебя алчущим, или жаждущим, или странником, или нагим, или больным, или в темнице, и не послужили Тебе? Тогда скажет им в ответ: истинно говорю вам: так как вы не сделали этого одному из сих меньших, то не сделали Мне (Матф.25:41-45)». Мы совершаем ошибку, полагая, будто перед нами просто нищий, нагой, больной, бесприютный человек. Нет, перед нами Христос, как и Он Сам говорит об этом. Соответственно этому пониманию и должны строиться дела христианского милосердия. Перестраивая социальную и экономическую ткань общества соответствующим образом, мы имеем возможность вытянуть Христа из социального колодца, в который Он упал из-за отсутствия у нас милосердия, из-за нашей черствости и бездушия. Нищий, бездомный, больной, человек, лишившийся средств к существованию, — это не бомж, не «неудачник», а Сам Христос. Скажите, разве бы мы не перевернули всю свою жизнь, только бы видеть Христа, лишенным нужды? Но именно от этого мы и отказываемся, хотя совершенно очевидно, что лишь переустройство нашего общества на началах христианского социализма позволит обрести страдающему Христу достойное социальное положение. А пока очевидно лишь одно: кончается «елей» в наших светильниках, а приход Жениха, возможно, уже не за горами…

Нельзя сказать, что в православной среде не пытались осмыслить эти вопросы. Но большей частью, по причине известной… сразу же загоняют себя в угол: «Капитализм и социализм — две стороны зла, две колеи дороги в пропасть, один путь к смерти». Рассуждая подобным образом, сразу же отсекают христианский социализм как путь милосердия, милостыни, ведущий к спасению. Эта позиция не нова: эта все та же попытка встать «по ту сторону добра и зла». Известно, что реализация этой идеи привела многие европейские народы к фашизму. И по-другому быть не может. Николай Николаевич Неплюев, размышляя о силах, организующих общество, пишет: «Есть три основы дисциплины соответствующие и трем основам общественного порядка. Дисциплина страха, когда не делают того, что делать слишком опасно, дисциплина корысти, когда не делают того, что слишком невыгодно делать. Обе эти дисциплины чисто внешние требующие внешних воздействий, палок страха, тех репрессивных мер, которые вы так ненавидите, приманок корысти той личной собственности, которую вы хотели бы упразднить. Режим, основанный на этих двух дисциплинах, поддерживает внешний порядок жизни, мирясь с анархией в умах и сердцах, только сдерживая слишком зловредные проявления этой анархии все теми же репрессивными мерами и приманками корысти… Третья основа дисциплины, единственно внутренняя, сознательная, не требующая никаких мер внешнего воздействия, дающая человечеству пользоваться свободой, не злоупотребляя ею – разумная любовь, когда из любви к добру и правде, из любви к людям и целому обществу людей не захотят делать зла. Только при наличии этой дисциплины возможен разумный порядок жизни без всяких принудительных мер, без всяких приманок корысти»»14. Нетрудно усмотреть в «дисциплине корысти» основу буржуазного общества. «Дисциплина страха» — не страха Божьего, а животного, страха «мира сего» — фундамент фашистского общественного строя, вставшего «по ту сторону добра и зла». И лишь природа социализма, а тем более того, что наполнен христианским духом, требует «дисциплины любви». Попытка некоторой части «православной элиты» учредить либерально-монархическую партию — партию вождя — в надежде обрести «третий путь» — не более, чем иллюзия. «Третий путь» — это путь в фашизм,  в «арийское общество» с его дисциплиной животного страха. Но как активно его навязывает нам наша гордыня, какими одеждами «праведности» его устилает, какими розами… Нет, конечно же, вы не услышите этого «вульгарного» слова фашизм… Все, внешне, без интеллектуального изъяна, все чинно и наукообразно. Вот только такие мыслители, как Николай Николаевич Неплюев, со своим глубоким проникновением в суть вещей, встают поперек дороги: существуют всего три пути общественного устройства и, отбрасывая два из них, мы делаем свой выбор на третьем. Один путь — путь корысти, путь служения князю мира сего, путь Иуды и Симона волхва, путь Денницы, ведущий к смерти. Другой путь — путь милосердия и сострадания, путь в Царство Божие. А третий путь есть сама смерть, ибо в страхе нет любви: «В любви нет страха, но совершенная любовь изгоняет страх (1Иоан.4:18)».

Ряд современных мыслителей делает вывод о том, что устроители глобального человейника, не надеясь всецело на «дисциплину корысти», сегодня все больше и больше делают ставку на дисциплину животного страха. Это явление названо либеральным фашизмом. Он может рядиться в различные «светлые» одежды, но суть его в ненависти к людям, в жажде смерти, в стремлении к ней. У христиан нет выбора, кроме как движение в сторону христианского социализма. Ибо лишь здесь может раскрыться в полной мере милосердие и сострадание — то, в чем, по слову святителя Иоанна Златоуста, мы «мы можем уподобиться Богу, а когда мы не имеем этого, то не имеем ничего».

  1. 1. В.В. Болотов. Лекции по истории Древней Церкви. III. История Церкви в период Вселенских соборов. С. 567.
  2. 2. Там же, с. 566.
  3. 3. Н.Н.Неплюев. Трудовые братства. Могут ли долее обходиться без них церковь и христианское государство и как их осуществить. Лейпциг, 1893 г., С. 7.
  4. 4. Там же, с. 13.
  5. 5. Н.Неплюев. Жизненное значение трудовых братств: церковное, государственное и общественное. Беседа для друзей и врагов. Спб., 1905. С. 10.
  6. 6. Н.Н.Неплюев. Голос верующего мирянина по поводу предстоящего Собора. Труды Киевской Духовной Академии. 1906г. июнь, с. 269-305; июль. С. 301.
  7. 7. Неплюев Н.Н. Партия мирного прогресса. Ее идеальные основы и жизненная программа. Глухов, Типография А.К. Нестерова. 1906. С. 20.
  8. 8. Дэниел Л. Оверман. Религии Китая. Мир как живая система. Из книги «Религиозные традиции мира». Москва. Крон-Пресс. 1996. Т. 2. С. 478.
  9. 9. Св. Иоанн Златоуст. Творения. Т. 9. Кн. 1. Беседа 11.
  10. . Там же. Т. 11. Кн. 2. Беседа 6.

11.Там же.

  1. 12. Феликс Карелин. Ответ на отзыв. http://chri-soc.narod.ru/kar_otvet_na_otziv.htm
  2. Св. Иоанн Златоуст. Творения. Т.7. Кн. 2. Беседа 50.
  3. Н. Неплюев. Открытое письмо к учащейся молодежи. Отд. оттиск из журнала «Церковный голос», 1906. С. 31-32.
Тип публикации: Статьи
Тема