Василий Ильич Экземплярский. Судьба и творчество

Этот человек всегда производил неизгладимое впечатление. Всех поражали исключительно высокий настрой мыслей, кристальная честность, незаурядное мужество и, особенно – совершенно исключительная,  пламенная любовь ко Христу. Только один штрих. Василий Ильич всю жизнь занимался собиранием необычной коллекции – он собирал «лики Христа», точнее – репродукции и фотографии со всевозможных изображений Господа, не только с икон, но и с картин западных и русских художников. Для этого он приобрел фотоаппарат, вещь по тем временам  редкую. Говорят, что коллекция насчитывала около 10 тыс. листов; большинство затерялось, но 1200 сохранилось и теперь находится в музее М. А. Булгакова в Киеве. Кстати, Экземплярский хорошо знал Михаила Булгакова, ибо отец будущего знаменитого  писателя Афанасий Иванович Булгаков, профессор КДА был одним из самых близких друзей Экземплярского.

Любопытно, что  Экземплярский – сын епископа. Он родился в 1875 г. в Киеве. Его отец — протоиерей Экземплярский Илья Тихонович — после рождения сына овдовел, принял монашество с именем Иероним, в 1885 г. хиротонисан во епископа и умер в 1905 г. архиепископом Варшавским. Современники поражались той удивительной всеобъемлющей христианской любовью, которую излучала личность еп. Иеронима. Можно не сомневаться, что пример отца всегда стоял перед взором сына и во многом определил всю его последующую жизнь.

Василий Экземплярский, окончив  Киевскую семинарию и Академию, в 1904г. защитил магистерскую диссертацию и вскоре стал профессором нравственного богословия Киевской Духовной Академии. Казалось бы, обычная карьера ученого-профессора. Но это впечатление обманчиво.

Дело в том, что с детских лет Василий Экземплярский был поражен совершенством и красотой Евангельских заповедей. И он приходит к твердому к убеждению, что эти заповеди даны Спасителем не для любования ими или вздыхания об их недостижимой высоте, я для реального исполнения христианами в их повседневной жизни. Его очень поддержала мысль св. Иоанна Златоуста, что Евангельские нормы не только исполнимы, но и весьма легки. Но разочарованием шоком для юной души явился тот постепенно осознаваемый факт, что мир, называя себя христианским, вовсе не собирается их исполнять. Наоборот, он использует Евангелие для оправдания всей царящей в мире неправды. А богословы, увы, не только взирают на эту неправду, но в этом оправдании играют первую скрипку. Позднее Экземплярский напишет:

«…как понять тот вопиющий к небу факт, что едва ли в истории человеческого быта была такая мерзость и неправда, которую бы люди не защищали от имени Евангелия Христова? Когда я был на школьной скамье, то мне казалось, что это — сплошное предательство Его, измена Господу ради своекорыстных целей, я негодовал, возмущался. Потом раздражение сменило другое чувство — настоящее горе. Я понял, что почти общее явление не может быть объяснено случайными причинами. Ведь люди — всегда люди. И если в истории человечества бывали [не] готовы пожертвовать жизнью ради своих научных убеждений, вроде известной астрономической теории, или тем более из-за служения идеалу правды на земле, то ведь, и христианские богословы не особая же порода людей, вовсе не какие либо изменники Евангелию. Нет, это просто люди, отражающие в своем сознании общие взгляды своих современников на христианство, как бы невольно преклоняющиеся пред очевидной силой законов наличной действительности и как бы боящиеся, что буквальное понимание слов Христовых явится безумием в глазах мира»[1].Но в начале своей профессорской деятельности он был еще полон надежд эту неправду обличить. Да и не мог Экземплярский отмалчиваться: он воспринимал весь этот конформизм как измену Христу, как хулу на Его Церковь. А как можно молчать, если святыня поругана? И он пишет статьи, выступает, активно участвует в Киевском Религиозно-философском обществе (КРФО), став его секретарем. Некоторые из статей, публицистического характера, обратили на себя внимание общественности. Экземплярский не стесняется в словах, называя современное ему богословие «казенным» и «официальным». Естественно, представителям этого богословия понравиться такие эпитеты не  могли. Тучи  над ним начинают постепенно сгущаться. И когда в 1910 г. выходит монография Экземплярского «Учение древней Церкви о собственности и милостыне», которую богослов предполагал защитить в качестве докторской диссертации, то Совет Академии защиту затормозил.

А позже произошло событие, ставшее для профессора-богослова подлинной трагедией. В 1911 г. было решено составить сборник статей о недавно умершем Л.Н. Толстом. Пригласили участвовать и Экземплярского. Он специально к сборнику подготовил статью «Гр. Л.Н. Толстой и св. Иоанн Златоуст в их взгляде на жизненное значение заповедей Христовых»[2], основная мысль которой состояла в том, что и Толстой и Иоанн Златоуст считали заповеди Христовы жизненно важными и требующими исполнения сейчас, в этой земной жизни, но что у Златоуста эта мысль выражена гораздо ярче и полнее. И тут разразился гром. Митрополит Киевский Флавиан (Городецкий), по письму ректора Киевской Академии епископа Иннокентия (Ястребова), провел в Синоде решение об исключении Экземплярского из Академии, причем мотивом исключения явилась упомянутая статья. Обо всем происшедшем Экземплярский узнал чуть ли не из газет. Позже он писал: «Меня не только не признали нужным выслушать, но даже не потребовали от меня никакого объяснения, так, как если бы дело было ясным само по себе и ни в каком пояснении не могло нуждаться»[3]. Осведомленная газета «Колокол» писала, что Экземплярский уволен за «антиправославную литературную деятельность». Для профессора Духовной Академии такая убийственная формулировка, естественно, вела не только к запрету на религиозно-публицистическую деятельность, но и ложилась несмываемым пятном на его добром имени.  «Официальные» богословы отреваншировались полностью…

Друзья, как могли, старались помочь. С.Н.Булгаков пишет статью в защиту Экземплярского, его избирают председателем КРФО. Да и сам Экземплярский, вопреки всем невзгодам, включая пошатнувшееся здоровье, не опускает рук, упорно продолжая свою литерурно-богословскую деятельность. В  1916 г. ему удается начать выпуск журнала «Христианская мысль», где помимо самого Экземплярского публиковались С.Булгаков, В. Зеньковский, В. Лашнюков и другие православные авторы, стремившиеся к осмыслению мира и своей веры. В результате журнал быстро становится одним из лучших богословских периодических изданий в России.

Но неожиданно наступают перемены. Падает монархия. Экземплярского восстанавливают в Академии и он окунается в интенсивную церковно-литературную жизнь. Ему быстро становится ясно, что при новом режиме Россия летит в пропасть. Церковь же – молчит. Во всяком случае, ее голос почти неслышен в бурном море общественно-политической жизни 1917 г. «Ведь православных людей, — пишет Экземплярский, –  считается у нас более 110 миллионов, ведь народ наш признается природно религиозным, называется богоносцем… И он далек в важную минуту своей жизни от церкви, даже от Бога, а еще страшнее, что и учащая церковь далека от народа»[4]. Экземплярский выдвигает программу восстановления независимости церкви от государства – именно  это по его мнению должен сделать грядущий церковный Собор.  А чтобы стать независимой, Церковь должна стать подлинно соборной. Но на Соборе 1917-1918 гг. его программа озвучена не была (в Москву от КРФО поехал В.В. Зеньковский), да и вряд ли она была ко времени. Тогда мало кто мог  предвидеть, что еще немного, и жизнь Церкви кардинально изменится – из государственной и главенствующей она  превратится в  гонимую. Не мог предвидеть этого и Экземплярский. Впрочем, о себе он говорил: «я не тайнозритель» (см. настоящее изд. статья «Путь»).  Он нес в Церкви иное служение – правдолюбца, остро воспринимающего искажение Христовой истины.

Октябрьская революция стала  мощнейшим катаклизмом, пережитым когда-либо Россией. Свирепствует гражданская война, разруха, голод. В Киеве — чехарда власти. И тут Господь  посылает своему рабу новое испытание. В 1920 г., предположительно в результате хронического недоедания, у Экземплярского резко садится зрение. Болезнь прогрессирует, так что к 1922 г. он практически ослеп. Для богослова и духовного писателя это – тяжелая катастрофа. Но Экземплярский снова  не сдается, продолжая активную церковную деятельность. Он решительно не признает обновленчества. Не принимает он и небезызвестную «Декларацию» 1927-го года митрополита Сергия (Страгородского). И здесь он остался верным себе — юродивым-идеалистом, для которого такой компромисс является изменой Христу. Есть устные свидетельства, что Экземплярский стоял у истоков первых общин катакомбной церкви в Киеве[5].  В тяжелейших условиях он организует у себя на квартире приватные богословские лекции. Они собирают аудиторию, и  в результате вокруг него создается тесных  кружок учеников и единомышленников, людей высокого духа и беззаветной преданности Церкви. Среди них надо отметить свящ. Анатолия Жураковского, известного в Киеве проповедника, позднее расстрелянного в лагерях. Лекции неожиданно  приносят и другие изменения в его жизни. Одна из слушательниц, Зинаида Васильевна Баккалинская, становится и верным его помощником, и вскоре – женой.  Именно ее трудами мы обязаны существованию этой книги. Но  здоровье Экземплярского уже было безнадежно подорвано. Умер он в Киеве 20 июня 1933 г.  Светлая ему память.

-.-

Эту небольшую книжку составили  работы В.И. Экземплярского самого последнего периода, в которых слепой, много переживший профессор богословия высказывает свои  самые заветные, глубоко продуманные мысли. Книгу составили рукописи, собранные в толстой рукописной тетради. Они написаны почерком З.В. Баккалинской  – она, видимо под диктовку, записала частные лекции В.И. Экземплярского, произнесенные им в 1927-1929 гг. После его смерти Баккалинская уехала в Чехию, где жила ее семья. Оттуда тетрадь попала в 1979 г. в Польшу и долго ждала там часа своей публикации. Материалы к этой книге любезно  предоставлены нам о. Генрихом Папроцким и сотрудниками Киевского РФО. Впервые большинство из них опубликовано в ныне возрожденном  журнале «Христианская мысль» в Киеве. Теперь эти статьи предлагаются широкому российскому читателю. Они дополняют публикации работ В.И. Экземплярского, осуществленные у нас в России Павлом Проценко: «Старчество», «Тайна страданий и христианство». Кстати, в последней книжке опубликованы две из представленных ниже работ Экземплярского – правда, без всяких хронологических указаний.

Чтобы лучше понять и оценить эти небольшие (и казалось бы – разрозненные) заметки, имеет смысл кратко взглянуть на всю литературную деятельность Экземплярского. Ее можно условно разделить на четыре периода.

Первый период – по сути дела ученический, когда Экземплярский совершенствует свое богословское мастерство. Сюда относятся работы, написанные до 1905 г. во время учебы и преподавания в КДА. Наиболее значительная из них – магистерская диссертация «Библейское и святоотеческое учение о сущности священства» (ныне переиздана в Киеве издательством «Пролог»). Это серьезный, тщательно составленный богословский труд,  который, однако, написан по принятым в то время диссертационным канонам, и в котором не видно еще подлинного литературного лица Экземплярского.

Второй период открывается докладом в КРФО «К вопросу об отношении нравственности к политике» (1905),  позже изданного в виде статьи. Голос богослова приобретает общественное звучание. Экземплярский говорит тут о совершенно нехристианской грубой силе, которая присутствует в отношениях между государствами, хотя те считают себя вполне христианскими. Характер несогласия с общепринятой точкой зрения в Церкви носит работа «Несколько мыслей по поводу защиты смертной казни в русской богословской науке последнего времени» (1907). В работе «Памяти Н.Н. Неплюева» (1909) богослов высоко оценивает общественную деятельность человека, взаимоотношения которого с официальной Церковью складывались  далеко не безоблачно.  Везде Экземплярский указывает на ту нравственную глухоту, которую допускают отдельные богословы и церковные деятели, оправдывая мирскую неправду. Последней из этого цикла можно назвать уже упоминавшуюся  злосчастную  статью о Льве Толстом, послужившую поводом к его исключению из КДА.

С большой долей условности к тому же циклу можно причислить и труд Экземплярского «Учение древней церкви о собственности и милостыне» (1910). К сожалению, эта работа у нас мало известна. И очень жаль, поскольку книга эта – жемчужина богословия, причем не только русского, но и вселенского. Работа Экземплярского — единственная в русском богословии монография, целиком посвященная вопросу собственности и бо­гатства со святоотеческой точки зрения.  Ее содержание пол­ностью основано на учении святых отцов III-V вв.: Тертуллиа­на, Климента Александрийского, Киприана Карфагенского, Гри­гория Богослова, Василия Великого, Иоанна Златоуста, Амвро­сия Медиоланского, бл. Августина, бл. Иеронима и др. Добрую половину текста книги составляют выписки из Писания или святоотеческого предания  — около 300 цитат из Библии и около 700 — из святых отцов. Заметим, что Экземплярский был великолепным  знатоком патристической литературы. Весь материал книги собран им не из «цитатников», а на основе непосредственного изучения святоотеческих текстов. На основе столь обширного материа­ла Экземплярский воссоздает подлинное святоотеческое учение о собственности и милостыне, обладающее поразительной высо­той. Русский богослов убедительно показывает, что в основе него лежит милосердие и любовь к ближнему.

После изгнания из КДА тон работ Экземплярского этого третьего по счету периода деятельности постепенно меняется. Если в статье «Евангелие и общественная мысль» (1913) еще слышны обличения правдолюбца, то позже на первый план выходит вопрос: как жить христианину в этом мире, номинально христианском, а фактически отрекшимся от Христа («Евангелие Иисуса Христа перед судом Ницше», 1915). Яркий ответ на него дает Экземплярский в своей статье «Христианское юродство и христианская сила. К вопросу о смысле жизни». Не понаслышке, а на основании собственного духовного опыта он убеждает нас в том, что оставаться христианином в этом мире можно лишь став юродивым. Заметно, что пережитое оставило глубокий след в его душе богослова, сделав мысль более зрелой и мудрой.

И наконец, работы четвертого, последнего периода  представляет эта книга. В этих удивительных богословских этюдах слепой, много переживший профессор богословия и пламенный почитатель Христа высказывает свои  самые заветные, глубоко продуманные мысли. Можно  только удивляться промыслу Божию, сохранившему нам эти замечательные заметки. Они совершенно православны. Экземплярский, будучи высоко квалифицированным богословом, полностью принимающим христианскую догматику, никогда не допускал в своих работах ни малейшего намека на ересь.  И однако, это не школьное богословие. В этих небольших, блестящих по  форме работах богословская строгость удивительным образом сочетается со свободой человека, выбравшего Христа и потому не боящегося высказать о  Нем самые сокровенные мысли. Экземплярский не избегает трудных тем: неуслышанные молитвы, невинные страдания и пр. Он их бесстрашно исследует, пытаясь проникнуть в тайну этих загадочных феноменов. При этом он не надевает на себя маску всезнайки. Наоборот, он с удивительной честностью признает, что  он, профессор нравственного богословия, как раз-то и не  знает ответов на многие и многие нравственные вопросы, которые ставит перед нами духовная жизнь. Но он уверен, что любой вопрос жизни человека станет до очевидности ясным, если вглядываться в жизнь Христа, Его страдания, Его молитвы. Христос стал человеком, соединился с ним в его судьбе, принял жесточайшие человеческие муки, если Он их допускает, то значит это нужно по любви к человеку ради его вечной жизни. Во Христе разрешается и оправдывается все – вот твердое убеждение богослова. Некоторые заметки прямо продолжают темы, уже затронутые Экземплярским ранее, в частности – тема юродства в современной жизни: даже название «Христианское юродство и христианская сила» почти дословно повторяет название известной работы Экземплярского (впрочем, давал ли он названия своим эссе сам, или это сделано Баккалиской – неизвестно).

Эти небольшие статьи – больше, чем богословские эссе. Тут слышится мудрый голос старца, прошедшего через скорби и лишения и победившего в себе многие страсти. Это голос смирившейся души, спокойно ждущей встречи с Богом.  Именно поэтому после прочтения этих страниц остается впечатление  чего-то удивительно высокого, чистого,  абсолютно  подлинного,  чуждого малейшего намека на фарисейство, назидание и фальшь.

Наших читателей можно поздравить с новой замечательной духовной книгой.

[1] Экземплярский. О христианском юродстве. С. 69-70.

[2] В.И. Экземплярский. Гр. Л.Н. Толстой и св. Иоанн Златоуст в их взгляде на жизненное значение заповедей Христовых. Приложение к книге «За что меня осудили?» Киев, 1912.

[3] В.  Экземплярский. За что меня осудили? Киев., 1912. – с.3.

[4] Там же. С. 139-140.

[5] В.И. Экземплярский. Тайна страданий и христианство. СПб., «Сатис». 1996. 170 с. 136.

Тип публикации: Статьи
Тема