Н.Неплюев и его Крестовоздвиженское Трудовое Братство

Выступление на Рождественских чтениях, секция «Церковь и казачество: пути воцерковления и сотрудничества».

В этом сообщении речь пойдет о явлении уникальном – Крестовоздвиженском Трудовом Братстве, располагавшемся на землях, хорошо обжитых казачеством – в нынешней Сумской области.  Хотя члены Братства казаками не были, но не раз прибегали к их помощи в деле охранения братского хозяйства. Но дело даже не в этом. Казачество – не только военное братство, но еще и трудовое. И думается, что именно в этом смысле казаки могли бы многое извлечь из опыта Братства.

Крестовоздвиженское Братство явилось синтезом трех, казалось бы, несовместимых идей.

Во-первых, это полноценное традиционное православие. В прекрасном Братском Крестовоздвиженском храме служил православный священник, строго соблюдались все таинства, посты, утренние и вечерние молитвы (как правило, общие). Алтарничали и пели на клиросе сами братчики. Все по канонам, с благословения епископа.

Во-вторых, Братство недаром называлось Трудовым – оно вело громадное хозяйство: пашни, скотоводческое хозяйство, несколько заводов, огромный сад. Причем все делалось в соответствии с новейшими  требованиями тогдашней агрокультуры: десятипольный севооборот, лучшие английские породы скота, новейшая сельскохозяйственная техника, телефон,  трактора, электростанция. На Всероссийской сельскохозяйственной выставке 1911 г. братское имение было удостоено большой золотой медали, а в первые годы после революции считалось самым успешным хозяйством России.

И наконец, в-третьих, Братство жило по высшим христианским канонам, и образцом свой жизни его члены  видели в апостольской Иерусалимской общине, описанной в Деяниях апостольских. Христианская любовь была основным законом Братства. Все хозяйство было общим, и, несмотря на различия в профессиях и способностях, все братчики получали строго поровну. Причем, львиную долю прибыли Братство вкладывало в развитие хозяйства и социальную инфраструктуру: братчики жили в общих домах, имели общую трапезу, содержали детей в общих детских садах; имелись братская больница, братская библиотека и др. Личные же средства членов Братства помещались на счета в банке, так что на руки выдавалась относительно небольшая сумма на одежду и личные расходы. Принцип существования братства как единой семьи, спаянной узами любви, общей жизни и общего хозяйства,  выдерживался очень строго, проявления индивидуализма и обособления не допускались.

В результате был достигнут не только очень высокий уровень нравственности (в Братстве не было ни одного случая воровства), но и культуры: появилась масса поэтов, певцов, устраивались театральные постановки, музыкальные вечера, публичные чтения и проч. После, уже в советское время, многие выходцы из Братства стали известными учеными, конструкторами, музыкантами, художниками.

Но кто же организовал столь удивительное сообщество? Это был Николай Николаевич Неплюев (1851-1908) – богатый помещик, аристократ, и в то же время пламенный христианин, человек, обладавший огромным даром любви к людям. Беззаветно отдавая Братству все силы, Неплюев не только возглавлял Братство, но и был его духовным центром.

Путь к Братству был непростым и нескорым. Но Промысел Божий направлял действия  Неплюева, и руку Божию он всегда чувствовал, подчеркивая, что «Братство – дело Божие». Сначала была основана сельскохозяйственная школа, где простых крестьянских детей из окрестных деревень учили не только аграрным дисциплинам, но и старались привить основные христианские добродетели: сознательную веру в Господа Иисуса Христа, нелицемерную любовь к ближнему, терпение и смирение, особенно необходимые для  жизни в коллективе. Неплюев понимал, что для подлинного братства нужен новый человек. И таких людей, молодых, чистых и в то же время умелых, он воспитывает в своей школе.

Первый же выпуск школы решил продолжить так понравившуюся им новую жизнь и попросил у Неплюева немного земли, чтобы организовать совместное хозяйство. Так появился первый росток, выросший впоследствии в Трудовое Братство. Сначала три человека, затем девять, затем десятки и сотни – новоявленное братство стало обрастать делами, хозяйством, молодыми семьями и новыми школами. О Братстве заговорили, стали приезжать в гости, посмотреть на это чудо евангельской братской жизни.

И только после этого Неплюев решил юридически оформить уже фактически существовавшее Братство. Это, в результате больших усилий и после длительных проволочек, удалось, хотя сопротивление вне Братства было сильное. Да и в самом Братстве враг не дремал: там произошло нечто вроде «буржуазной революции», когда некоторые  братчики захотели из братского коммунистического хозяйства сделать успешное капиталистическое предприятие. Один из недовольных даже заявил, что «труд не для стяжания мне представляется слишком большим подви­гом». Слава Богу, задуманное не удалось, ибо Неплюев сумел заложить в сердца братчиков свой важнейший принцип «дисциплины любви». Это означает, что суть братской любви – в свободном, сознательном, добровольном смирении, заключающемся в подчинении своих эгоистических  интересов делу братства.  И тогда, в самом начале XX века, в столкновении на лоне Братства двух образов жизни – братско-христианского и корыстно-предпринимательского – первое победило. И далее, уже после смерти Неплюева, вплоть до окончательного разрушения в период коллективизации,  Братство было верно заветам своего основателя.

Будучи незаурядным богословом, Неплюев видел, что иные основания, на которых может держаться социум – принуждение и корысть – нехристианские. Только любовь, только братство, но хорошо организованное, продуманное, подчиняющее порывы страстей – единственный достойный христианина образ жизни. Того же Неплюев желал и для всей России.

Пример неплюевского Братства показывает, что и в наше время христиане могут выстроить подлинно христианскую, братскую экономику. И уж если это удалось украинским крестьянам, то тем более  это по силам имеющим богатые общинные традиции казакам.

Спаси Господи!

Тип публикации: Статьи
Тема