О работе Г.М. Шманова «Десять статей о социализме». Выступление на вечере памяти Г. М. Шиманова 30 октября 2013 г.

Геннадий Михайлович Шиманов был человеком поистине удивительным. Какой бы областью он не занимался – политологией или богословием, – он всегда оставался бескомпромиссным рыцарем истины. Это был мыслитель, который старался докопаться до самых корней, какие бы запретные табу на них не накладывались. Ради истины он пожертвовал своей карьерой, известностью, даже здоровьем – в общем всем, что могло отвлекать настоящего философа от поиска одной только правды. И в то же время это был человек редкой порядочности и честности, очень добрый, деликатный в общении, но несгибаемо принципиальный, с подчеркнуто самостоятельным мышлением. Знаменательно, что даже хваля какого-нибудь деятеля, Шиманов всегда оговаривался: «хотя я с ним во многом  не согласен…»

Все это ярко проявилось в его значительной работе «Десять статей о русском социализме» (первоначальное название «Нужен ли нам социализм?»).

Мне довелось познакомиться с Геннадием Михайловичем где-то в 1997 г. И уже тогда он много говорил о социализме, предполагая написание этой работы. Наконец, медленно, в 1999-2003гг. начали появляться отдельные главы.  Они активно обсуждались  на небольшом семинаре, который проходил в то время на квартире Шиманова. Надо сказать, что при этом велись довольно бурные дебаты, критика сыпалась со всех сторон. Но Шиманов – мастер полемики – отбивал все атаки и твердо стоял на своем. В результате в первоначальном тексте он сделал лишь несколько непринципиальных правок.

Нет смысла пересказывать эту замечательную работу – ее следует прочитать. Укажем только на основные подходы мыслителя к проблеме.

Разговор о социализме в наш век труден – слишком уж его идеи опорочены (если не сказать более сильно) и консерваторами и либералами. Либерализм Шиманов резко порицал. Но он не был и консерватором. Он был традиционалистом. Тут тонкость – для Шиманова важны основные ценности здорового общежития: религия, семья, община, нация. Но их реализацию он видел не в возврате к старым дореволюционным и тем более советским формам (ибо и там они искажались), а к поиску новых, высших форм общественной жизни, в которых бы эти ценности достойно воплотились.

Вот в качестве такой новой формы Шиманов чаял социализм.  Социализм с национальным (русским) и семейным лицом. И потому оценка той или иной модели социализма делается им не на основе классовых позиций (они ему были чужды), а с точки зрения, насколько хорошо реализуются базовые ценности семьи и национальности. И в этой связи он жестко критикует современную ему патриотическую мысль, которая упирается исключительно в идею царской власти.

Но еще большей критике подвергается им большевистская, реализованная в СССР модель социализма. Именно за то, что, как считает Шиманов, она изуродовала институт семьи и, под видом дружбы народов, проводила политику угнетения русских и уничтожения русской культуры. С огромным бесстрашием Шиманов излагает известную конспирологическую теорию о большой роли евреев в русской революции. И надо сказать в его интерпретации  все интенции, мотивы и последствия этого участия звучат очень убедительно. Интересно читать его оценку «Капитала» Маркса: замысел книги, по Щиманову, великолепно соответствовал целям  разрушения основ русской жизни. Именно поэтому эта книга была определенными силами поднята на щит и рекомендована как гениальное сочинение, решающее основные политэкономические вопросы. С другой стороны, следует отметить, что и Сталина Шиманов отнюдь не превозносит, обращая внимание на жестокие методы его деятельности. Принимая все технические и социальные достижения советского строя, он все же избегает положительной оценки советского социализма – разрушение семьи и наций (в первую очередь русской) для Шиманова оказывается куда более важным.

Очень большое место в работе занимает вопрос  соотнесения Церкви и социализма. Обычный взгляд таков, что христианство и социализм – вещи несовместные. Однако Шиманов думает иначе. На основании  изучения жизни Византийской империи, святоотеческого наследия и современной церковной практики он приходит к выводу, что  Церковь, к сожалению, так и не выработала адекватной социальной доктрины, и потому воспитывает асоциальных и анациональных христиан. Говоря: «да будет воля Твоя яко на небеси и на земли», нынешние христиане ничего не делают для наступления этого. А что касается национальности, то в Русской по названию Церкви не услышишь даже молитвы о русском народе. Но если церковная работа по осмыслению Церковью социума будет проделана, то в нее неизбежно будет включены и учение о национальности и социализм. Ибо, как пишет Шиманов, «социализм – суррогат Царства Небесного, но не альтернатива ему. Альтернативой его делает лишь враждующая с Богом идеология. В Царстве Небесном действительно все будет принадлежать всем, и самая малая тварь будет обладать всем миром. Частная собственность в Царстве Небесном невозможна. Она есть порождение разделяющего всех греха. Но преодоление частной собственности начинается уже здесь, на этой больной земле». Интересно, что Византию мыслитель рассматривает как  наполовину социалистическую страну – там был достаточно сильный государственный сектор экономики, процветали сельские общины, осуществлялось государственное регулирование частного сектора. И до тех пор, пока элементы социализма в Византии имели место, она жила.

И наконец, в последней, десятой статье, мыслитель касается экономических  вопросов. И тут мы неожиданно узнаем, что социализм невозможен без частной собственности… Нет, конечно, общественная собственность должна быть тоже, но параллельно с частной. Участники нашего кружка  (в основном пенсионеры) возмущались, шумели: «начал за здравие, кончил за упокой», «это ложка дегтя в бочке меда». Но Шиманов твердо отвечал, что такая ложка дегтя социализм не испортит, а наоборот придаст ему особый привкус и сохранит его от гниения. Мне пришлось вступить по этому вопросу с Шимановым в публичную полемику. Мы обменялись сначала одной парой статей, через несколько лет – другой парой (эти статьи опубликованы в «Молодой гвардии» и на «Русской народной линии»). Каждый свою точку зрения не изменил. Но надо сказать, что эта полемика нисколько не повлияла на наши дружеские отношения.

Есть в работе о социализме интересное рассуждение о том, что является важнейшим вопросом современности. Шиманов считает, что это вопрос: «почему погибла христианская цивилизация?», и что его следует обязательно разрешить. И в последние полтора года Геннадий Михайлович с огромным упорством, превозмогая смертельную болезнь, над ним работает. Его смерть – образец мужества и христианской верности возложенному на него Богом послушанию искать истину. Но это уже сюжет для другого рассказа.

Спаси Господи.

Тип публикации: Статьи
Тема