Апология святоотеческого хилиазма

Употребление слова «хилиазм» в негативном оттенке по отношению к учению святых отцов Древней Церкви о «тысячелетии в Иерусалиме» неверно по существу. В Русской Православной Церкви впервые «вталкивает вместе с истиной в одну темницу… под общим изобретенным для них названием «хилиазм »1 чувственный хилиазм еретиков и учение святых отцов Древней Церкви о «начале нетления» митрополит Макарий (Булгаков) в работе «Православно-догматическое богословие», опубликованной в 1852 году. Посмотрите, как блаженный Августин, перед тем, как изложить аллегорическое понимание «тысячелетия», четко отделяет духовное «тысячелетие», которое исповедовали и святые отцы Древней Церкви, от чувственного хилиазма еретиков: «Мнение это могло бы быть до некоторой степени терпимо, если бы предполагалось, что в эту субботу святые будут иметь некоторые духовные радости от присутствия Господня. Некогда и мы думали так. Но коль скоро они утверждают, что воскресшие в то время будут предаваться самым неумеренным плотским пиршествам, на которых будет столько пищи и питья, что они не только не будут соблюдать никакой умеренности, но превысят меру самого неверия, то никто, кроме плотских, никоим образом этому поверить не может. Духовные же называют их, верящих этому, греческим именем χιλιάστας; переведя это название буквально, мы можем называть их тысячниками. Вдаваться в особое опровержение их было бы долго; скорее, мы должны в настоящем случае показать, как следует понимать это место Писания»2. Мы видим, что, во-первых, блаженный Августин считает духовное понимание «субботы святых» как терпимое, во-вторых, и сам некогда был сторонником такого мнения. Но еретический соблазн чувственного хилиазма вынудил его перейти к активной нейтрализации бурного распространения плевел посредством соответствующей экзегетической конструкции. Как можно понять из цитаты, «духовные» — это не только сторонники им предложенной экзегетической конструкции, но и те, что предполагают, что «в эту субботу святые будут иметь некоторые духовные радости от присутствия Господня». Именно так учили святые отцы Древней Церкви Иустин Философ и Ириней Лионский, а также муж апостольский Папий Иерапольский3.

Здесь надо отметить и то, что Церковь никогда не осуждала учение указанных святых отцов о «тысячелетии». Ложное измышление по этому поводу было впервые озвучено митрополитом Макарием (Булгаковым) в указанном труде, в добавок ко всему заявившему, что слова «Его же царствию не будет конца» были специально включены в Символ веры на Втором Вселенском Соборе не только против хилиазма еретиков, но и в том числе против святоотеческого учения о «начале нетления» в «тысячелетие покоя». Как неоднократно указывалось исследователями, слова «Его же царствию не будет конца» были направлены против ереси МаркеллаАнкирского, который не был хилиастом. На соборе же была осуждена ересь хилиаста Аполлинария. Бабьи сказки, басни Аполлинария не имеют никакого отношения к учению святых отцов Иустина Философа, Иринея Лионского, Мефодия Патарского о «субботе покоя» и «начале нетления». Лживое учениеАполлинария о Христе, «воплотившемся, но не вочеловечившемся», привело его и к лживому учению о «тысячелетнем Царстве». И это естественно: раз Христос не вочеловечился, стало быть, и человек не имеет надежды на спасение, обожение, а потому вновь Иерусалимский храм, жертвы, «чистые и нечистые» животные, браки воскресших святых, пиры и прочее. И что здесь общего с учением святых отцов Древней Церкви о «тысячелетии»? Вслед за святыми отцами Второго Вселенского Собора повторим: анафема ереси аполлинариан, в том числе и их хилиазму.

В 1875 году Я.И. Алфионовым был написан исторический очерк «Хилиазм первых трех веков христианства»4. Эта работа была кандидатской диссертацией ученого.Алфионов полагал, что святоотеческий хилиазм был вызван обстановкой непрерывных гонений, в которой находились христиане первых трех веков. Отличиесвятоотеческого хилиазма от хилиазма еретиков для Алфионова очевидно: «Главное и основное различие между учением о 1000-летнем царстве Христа на землеиудействующих сект и чистыми возвышенными представлениями о о таком же царстве, встречающимся у некоторых отцов и учителей церкви первых трех веков христианства: хилиастические представления последних отличаются чистым и духовным содержанием»5.

Некоторые современные критики святоотеческого хилиазма полагают, будто бы он является последствием активной полемики против гностицизма. Но, на наш взгляд, ситуация иная: экзегетическая конструкция блаженного Августина является следствием активной полемики против чувственного хилиазма еретиков, о чем он и заявил прямо в выше указанной цитате. Блаженный Августин для нейтрализации хилиазма еретиков использовал аллегорический метод Оригена. Но самОриген был противником, в отличие от блаженного Августина, и святоотеческого хилиазма. Позиция Оригена в вопросе хилиазма целиком базировалась на философии Платона. Вот как об этом пишет Алфионов: «Из представителей александрийской школы особенную известность в деле противохилиастическойполемики получил знаменитый начальник александр. огласительного училища Ориген. В борьбу с хилиастами он вступил, выходя совершенно из др. оснований и вооружившись более прочным оружием, чем пресв. Кай. По своим философским убеждениям Ориген, как известно, был одним из усердных приверженцев и ревностных почитателей Платона. Самое высшее счастье и блаженство человека он видел в совершенном отрешении души от оков чувственности и в возможно большем приближении к Божеству. Человек, по его мнению, должен желать и ожидать прежде всего возможно скорейшего и совершеннейшего отрешения от уз тела, а не утешать себя надеждами, что душа, освободившись некогда от телесных оков, снова возвратится в них для того, чтобы в земном царстве Христа опять наслаждаться чувственными телесными радостями и удовольствиями. Вторичное возвращение души на землю и ее поселение на ней, по взгляду Оригена, должно быть для нее самым тяжким бременем и даже осквернением. Поэтому, чувственная телесная жизнь праведников в земном 1000-л. царстве Христовом с ее чувственными радостями и наслаждениями представлялась в его глазах делом совершенно несбыточным и невозможным. По этой причине все то, что говорится в св. книгах о чувственных телесных, по-видимому, радостях и удовольствиях, которыми будут наслаждаться праведники в царстве Христовом, всегда и везде должно понимать в высшем духовном смысле. Только люди необразованные, отрицающие всякий умственный труд, упорно держащиеся одной формы и буквы закона, могут ожидать и ожидают исполнения обетований в наслаждении чувственными благами. Таким образом дляОригена, признающего высшим счастьем и блаженством души человеческой возможно большее и совершеннейшее отрешение ее от уз тела, ничто так сильно не могло представляться особенно предосудительным, как мысль о царстве Божием на земле, в котором праведники будут наслаждаться чувственными телесными благами и удовольствиями»6.

Нетрудно заметить, что для Оригена не существовало разделения хилиазма на святоотеческий и еретический, «способность есть и пить» была для него в принципе недопустимой. Здесь возникает вопрос. А как же воскресший Христос, Который демонстративно ел перед учениками сотовый мед и печеную рыбу? Что, и здесь недопустимо буквальное понимание? Мы видим очень четко: отрицание Оригеном святоотеческого хилиазма целиком и полностью построено на философии Платона.

Основанием хилиазма иудействующих христиан Алфионов полагал национализм, ущемленную национальную гордость. В указанном очерке Алфионов пишет: «Нельзя … с очевидностью не заметить того, что первоначальное явление хилиазма в истории церкви совершилось на почве национально-иудейских традиций, где он в первый раз и сформировался под влияние национально иудейских представлений славного мессианского царства…

Для большинства иудеев, мыслящих плотским образом, не представлялось совершенно никакой нужды понимать… обетования в чисто духовном смысле. Вся их история, с самого ее начала до последнего конца, была наполнена ожесточенною борьбою…»7. Казалось бы, секты иудействующих христиан не имеют никакого отношения к иудейскому народу, но субъективно они всегда себя причисляли и причисляют к нему. Впрочем, и Церковь всегда себя именовала «Израилем», но «новым», берущим начало от Христа.

Попытаемся схематически изобразить фундаменты хилиазма святых отцов и еретиков, а также фундамент противостоящего святоотеческому хилиазму учения, отрицающего буквальное понимание соответствующего места Апокалипсиса.

k_mak-2

Довольно часто приходится слышать, что буквальное понимание того места Апокалипсиса, где речь идет о «тысячелетии», «отвергнуто отцами Церкви». Это утверждение содержит логическое противоречие. Независимо от нас существуют законы логики, нарушение которых приводит к ложным выводам. Посмотрите, к какой нелепости приводит данное суждение.

Отцы Церкви не принимали буквальное понимание «тысячелетия»;

Святые отцы Иустин Философ, Ириней Лионский, Мефодий Патарский понимали «тысячелетие» буквально;

______________________________________________________

Святые Иустин Философ, Ириней Лионский, Мефодий Патарский — не отцы Церкви.

Это не казуистика, а следование законам логики. Одно из правил категорического силлогизма гласит: «Если одна из посылок является отрицательной, то и вывод также будет отрицательным и не может быть утвердительным».

Указанная логическая ошибка волей-неволей понуждает к тому, чтобы выискивать общие черты у хилиазма еретиков и хилиазма указанных святых отцов. Между тем как единственно верным здесь является определение фундаментального отличия одного вида хилиазма от другого.

Другие критики говорят о «согласии отцов» по поводу хилиазма, приводят длинный список цитат, подкрепляя свою мысль о «согласии отцов» как можно большим количеством имен. Но для того, чтобы зафиксировать «согласие отцов», необходимо, чтобы это согласие имело место во все периоды жизни Церкви. В отношении хилиазма такого рода согласия не наблюдается: в Древней Церкви нет ни одного известного святого отца, который выступал бы против учения о «начале нетления» мужа апостольского Папия Иерапольского, святых Иустина Философа и Иринея Лионского. Этого вполне достаточно, чтобы мысль о «согласии отцов» в отношении хилиазма признать неверной.

 18.08.2013.

_____________________

1Священник Борис Кирьянов. Полное изложение истины о Тысячелетнем Царстве Господа на Земле. Издательство «Алетейя». С-Петербург. 2001. С. 58.

2Августин Блаженный. О граде Божием. — Мн.: Харвест, М.: ACT, 2000. С. 1073.

3Папий Иерапольский почитается как священномученик в Сербской Православной Церкви.

4Православный собеседник. Издание Казанской Духовной Академии. 1875. Часть вторая.

5Там же. С. 67.

6Там же. С. 244-246.

7Там же. С. 51-51.

Тип публикации: Статьи
Тема