Антропология Откровения святого Иоанна Богослова

Предисловие автора

Основное содержание статьи «Антропология Откровения святого Иоанна Богослова» было написано лет 15 тому назад, в пору моего пребывания в церковном притворе[1]. В 2008 году в первоначальном варианте она была выложена на сайте Российского собора православных предпринимателей. Серьезным недостатком первого варианта явилось желание привлечь внимание атеистически настроенных читателей, что привело к перекосу в сторону материалистического эволюционизма. Предлагаемая вашему вниманию статья переработана с учетом указанной погрешности. Конечно, я далек от того, чтобы все достижения ученых в области антропологии считать «масонским заговором». Согласен с теми православными учеными, богословами, которые заявляют: есть все основания предполагать, что Бог творил животный мир нашей планеты методом направленной эволюции. Это, думается, нисколько не умаляет Его роль как «Творца небу и земли, видимым же всем и невидимым». К тому же существует явное противоречие между данными науки и богословскими штампами: ученое сообщество утверждает, что вид Нomo Sapiens появился около 50 тысяч лет тому назад, богословы упорно стоят на цифре 7500 лет. Но ученые не могут объяснить зарождение цивилизации, которое произошло около 7 тысяч лет тому назад. Если к данным науки относиться серьезно и не ставить под сомнение время сотворения Адама, то можно говорить о том, что человечество сотворено в два этапа. Постановке такого рода вопроса способствует и Библия: в главе первой повествуется о сотворении человека в шестой день, а затем в главе второй, после сообщения о наступлении седьмого дня творения, вдруг вновь разговор идет о творении человека, но уже называется его имя: Адам. Критики Библии давно уже обратили внимание на этот, как им кажется, противоречивый момент. На вопрос попытался ответить известный православный историк, богослов Лев Регельсон. В книге «Тайное послание Библии»[2], написанной в соавторстве с И. Хварцкия, Лев Регельсон называет человека, сотворенного в шестой день «адама» (ударение на последнем слоге), в отличие от Адама, сотворенного позже: «Вокруг силы ЭЙД и разворачиваются основные события, связанные с Адамом и первородным грехом. Следующее понятие, которое мы вводим: «адама» — биологический человек, преадамит: из этого племени и предстояло сотворить Адама и первых его духовных потомков. Именно о племени адама и земле Эрец, на которой оно жило, рассказывает приведенный библейский текст. Сказано, что Шэйд не имел доступа к адама, и в то же время еще не было Адама, который, владея ЭЙДОМ, мог бы передавать этим адама свой образ Божий, свою новую человеческую сущность, которая была сотворена в нем самом особым Божественным актом.

Чтобы племя адама развивалось безупречно и в соответствии с Божественным замыслом, они должны были иметь источник чистой, не замутненной, не отравленной влиянием Рахава-Шэйда жизненной силы ЭЙД. Хозяином такой чистой ЭЙД должен был стать Адам и тем самым окончательно отнять у Рахава оставшуюся у него власть над землей». Естественно, замечают авторы, что Адам произошел «от одной крови» — крови преадамита, адама…

Продолжая мысль, авторы пишут: «Следующий текст: «И сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божию сотворил его; мужчину и женщину сотворил их»(1:27); ВАЙИБРА ЭЛОХИМ ЭТ ХААДАМ ВЕЦАЛМУ ВЕЦЭЛЭМ ЭЛОХИМ БАРА ОТО ЗАХАР ВЕНКЭЙВА БАРА ОТА. Заметим, что здесь ДМУТАН отсутствует, и вместо этого дважды повторено ЦАЛМ: образ, отсутствие упоминания о «крови» может указывать только на сходство внешнего вида, но не сущности, т. е. речь здесь идет о преадамите, адама. В пользу этого также очень грубый характер слов ЗАХАР ВЕНКЭЙВА : букв. «самец и самка», применимые к тем полуживотным существам, какими были адама. Пророческим подтверждением существования Божественного прообраза животных адама служит образ «керубов» у Иезекиилия: «Подобие лиц их – лицо человека и лицо льва с правой стороны у всех четырех; а с левой стороны – лицо тельца у всех четырех и лицо орла у всех четырех» (Иез. 1:10); аналогичный образ повторен у Иоанна (Откр. 4:7). Было бы несообразным со всем духом Библии ставить Божьего человека в один ряд с животными: орлом, львом и тельцом; но вполне уместно в один ряд с ними поставить преадамита адама. Если АДАМ сотворен по образу Единокровного, то адама – по образу небесного херувима, керуба, одного из множества нетварных первообразов, пребывающих «окрест Божества». Итак, текст Быт. 1:27 приобретает вид: И СОТВОРИЛ ЭЛОХИМ АДАМА, ПО ОБРАЗУ ОБРАЗА СВОЕГО СОТВОРИЛ ЭЛОХИМ ЕГО, САМЦА И САМКУ СОТВОРИЛ ИХ.

В следующей главе, в которой Всевышний именуется Яхве Элохим, рассказывается о сотворении самого Адама: «И создал Господь Бог человека из праха земного и вдунул в лицо его дыхание жизни; и стал человек душою живою» (Быт. 2:7)». Далее авторы предлагают свой перевод этого отрывка: «И ОБРАЗОВАЛ ЯХВЕ ЭЛОХИМ АДАМА ИЗ ПОДХОДЯЩЕГО АДАМА, И НАПЕЧАТЛЕЛ НА ЛИЦЕ ЕГО ИМЯ БОГА ЖИВОЕ, И СТАЛ ЧЕЛОВЕК ТВОРЦОМ ЖИВУЩИМ».

Сразу же сделаем замечание на утверждение Регельсона и Хварцкия «по образу небесного херувима, керуба, одного из множества нетварных первообразов, пребывающих «окрест Божества». Никаких «нетварных первообразов, пребывающих «окрест Божества», не может быть, это что-то, возможно, из воззрений современного иудаизма. Явная аберрация! Независимо от воли авторов, преадамиты предстают ущербными в сравнении с Адамом и Евой. Здесь у авторов явное противоречие: первообразы нетварные, то есть имеющие какие-то таинственные связи с Божественной вечностью, но преадамиты, сотворенные по их образу, в каком-то смысле не совсем люди. Вне всякого сомнения, образ Керубов (Херувимов в православной транскрипции) несет в себе следы какой-то Божественной тайны: необычайная близость Херувимов к Богу в указанных выше символах совершенно не допускает мыслей о каком-то санкционированном Богом расовом превосходстве Адама над преадамитами. Сотворение Адама — это сотворение слуги человечества, той силы, что должна объединять и служить: «Ибо и Сын Человеческий не для того пришел, чтобы Ему служили, но чтобы послужить и отдать душу Свою для искупления многих»[3]. То, что не сделал земной Адам совершил Адам Небесный, то есть Иисус Христос.

Поразительно, но православная традиция никогда не знала такого рода деления. В этом усматривается Промысел Божий. С другой стороны, православие и не могло принять такого рода знания, поскольку «кто во Христе, [тот] новая тварь; древнее прошло, теперь все новое»[4]. Во Христе рождается новый человек: «…Тем, которые приняли Его, верующим во имя Его, дал власть быть чадами Божиими, которые ни от крови, ни от хотения плоти, ни от хотения мужа, но от Бога родились»[5]. «Первый человек Адам» был сотворен. Христиане же рождаются от Бога, становятся чадами Божьими, а потому для них не играет никакой роли деление людей на «племена адама» и «народ Адама».

«Четыре животных, исполненных очей…»

В закрытой для непосвященных части Божественной Литургии православных христиан — Литургии верных — поется таинственная по смыслу Херувимская песнь: «Иже херувимы тайно образующе, и животворящей Троице трисвятую песнь припевающе…» (Мы, таинственно изображающие Херувимов и воспевающие животворящей Троице трисвятую песнь…). Во многих приходах Русской Православной Церкви существует обычай: во время пения Херувимской песни миряне стоят, сложив крестообразно руки на груди, как Херувимы крылья на иконах… Особенно поражает эта сцена тогда, когда узнаешь, кто такие Херувимы: «Посреди престола и вокруг престола четыре животных, исполненных очей спереди и сзади. И первое животное было подобно льву, второе животное подобно тельцу, и третье животное имело лице как человек, и четвертое животное подобно орлу летящему. И каждое из четырех животных имело по шести крыл вокруг, а внутри они исполнены очей; и ни днем, ни ночью не имеют покоя, взывая: свят, свят, свят Господь Бог Вседержитель, который был, есть и грядет»[6]. Зачем верующие «таинственно изображают» животных? Почему эти животные «исполнены очей»? Как понимать то, что животные «ни днем, ни ночью не имеют покоя?» Попробуем более внимательно прочитать Апокалипсис и в нем найти ответы на все эти вопросы.

Буквально чуть ли не в первых строках мы находим искомое: «И когда он взял книгу, тогда четыре животных… пали пред Агнцем… И поют новую песнь, говоря:… Ты был заклан, и Кровию Своею искупил нас Богу из всякого колена и языка, и народа и племени, и соделал нас Царями и священниками Богу нашему, и мы будем царствовать на земле»[7]. Текст по смыслу совершенно прозрачный и недвусмысленный: верующие во Христа всех племен и народов и есть эти животные с четырьмя лицами. Отсюда понятно, почему они «исполнены очей», «ни днем, ни ночью не имеют покоя»: на всех часовых поясах планеты живут христиане, их молитвы образуют непрерывный круг славословий.

Что же мы имеем. Научное сообщество утверждает, что человек «шестого дня», о котором говорится в 1-й главе Библии,  появился около 50 тысяч лет тому назад. Нет сомнений, что именно о виде Homo Sapiens говорится в этом месте Библии: «И сотворил Бог человека по образу своему, по образу Божию сотворил его; мужчину и женщину сотворил их. И благословил их Бог, и сказал им Бог: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю, и обладайте ею…»[8]. Но богословы тоже не могут сдать своих позиций: достоверно то, что Адам был сотворен около семи тысяч лет тому назад. Совершенно очевидна правота тех и других. Стало быть, речь идет об различных этапах творения человека. Давайте еще раз прочтем то место, где повествуется о сотворении Адама: «Так совершены небо и земля и все воинство их. И совершил Бог к седьмому дню дела Свои, которые Он делал, и почил в день седьмый от всех дел Своих, которые делал. И благословил Бог седьмой день, и освятил его, ибо в оный почил от всех дел Своих, которые Бог творил и созидал. Вот происхождение неба и земли, при сотворении их, в то время, когда Господь Бог создал землю и небо, и всякий полевой кустарник, которого еще не было на земле, и всякую полевую траву, которая еще не росла, ибо Господь Бог не посылал дождя на землю, и не было человека для возделывания земли, но пар поднимался с земли и орошал все лице земли. И создал Господь Бог человека из праха земного, и вдунул в лице его дыхание жизни, и стал человек душею живою. И насадил Господь Бог рай в Едеме на востоке, и поместил там человека, которого создал»[9]. Посмотрим на отличия мест о творении человека. Человек «шестого дня» сразу же благословляется Богом, ему дано повеление «плодиться и размножаться, и наполнять землю, и обладать ею», чем он, конечно же, сразу  не замедлил воспользоваться. По сотворении человека в главе 2 Бытия такого благословения нет. Оно появляется лишь после потопа: «И благословил Бог Ноя и сынов его и сказал им: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю; да страшатся и да трепещут вас все звери земные, и все птицы небесные, все, что движется на земле, и все рыбы морские: в ваши руки отданы они; все движущееся, что живет, будет вам в пищу; как зелень травную даю вам все; только плоти с душею ее, с кровью ее, не ешьте; Я взыщу и вашу кровь, [в которой] жизнь ваша, взыщу ее от всякого зверя, взыщу также душу человека от руки человека, от руки брата его; кто прольет кровь человеческую, того кровь прольется рукою человека: ибо человек создан по образу Божию; вы же плодитесь и размножайтесь, и распространяйтесь по земле, и умножайтесь на ней»[10]. Здесь же видим другое отличие: потомкам Адама в пищу дано «все движущееся, что живет», а человеку шестого дня «всякую траву, сеющую семя, какая есть на всей земле, и всякое дерево, у которого плод древесный, сеющий семя; — вам [сие] будет в пищу»[11]. Таким образом, речь идет о двух творениях человека: в день шестой и в день седьмой. Вне всякого сомнения, человек, сотворенный в седьмой день, сотворен от «одной крови», то есть из «крови» человека шестого дня, что и подтверждается данными современной науки. Но современная наука ничего не может сказать по поводу того, почему зарождение цивилизации произошло около семи тысяч лет тому назад. В свою очередь, авраамические религии хранят сведения о том, что цивилизацию заложили потомки Адама. Но оставим Адама и его потомков (вернемся к ним в следующей главе) и обратимся к человеку, сотворенному в шестой день, которого Лев Регельсон называет преадамитом, мы же будем называть его просто человеком шестого дня (шестого дня Творения).

В течение относительно короткого времени кроманьонец, благословленный Богом,  заселяет «четыре крыла» (стороны) Земли: Европу, Азию, Австралию, Африку. А затем еще «два крыла» (две стороны) Нового Света — Северную и Южную Америку.

Безусловно, человек того времени находился в «плаценте» животного мира, «пуповиной» обычной жизни он был связан с его «чревом». И это «разумное животное», естественно, всюду, куда ни приходило, чтобы жить, должно было вписаться в «биоценоз своего ландшафта»[12], найти свое место — «профессию» — в экологической нише. Богом человек был благословлен на главенство в животном мире: «И благословил их Бог, и сказал им Бог: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю, и обладайте ею, и владычествуйте над рыбами морскими и над птицами небесными, и над всяким животным, пресмыкающимся по земле»[13]. Но вместе с тем Бог дал в снедь человеку шестого дня только растительную пищу: «всякую траву, сеющую семя, какая есть на всей земле, и всякое дерево, у которого плод древесный, сеющий семя; — вам [сие] будет в пищу». Соответственно этому «род занятий» человека шестого дня в экологической нише определялся в то время не пищей, а чем-то иным. Библия говорит о том, что и все другие животные питались в то время растительной пищей: «а всем зверям земным, и всем птицам небесным, и всякому пресмыкающемуся по земле, в котором душа живая, [дал] Я всю зелень травную в пищу. И стало так»[14]. Таким образом, ни о каком поедании друг друга, хищничестве в природе того времени не может быть и речи. Можно сказать, что это был какой-то праздник жизни, и соответственно настрою этого праздника была и роль человека. Что он делал? Усмирял буйство крупных животных, водворял мир между ними, регулировал порядок на пастбищах согласно своему устремлению к Божественной мудрости — мы не знаем. Но роль человека шестого дня, вероятнее всего, была весьма близка к этому. Невозможно допустить мысли, что в таких условиях могла царствовать смерть. Жизнь торжествовала победу.

Но чем могли различаться друг от друга люди шестого дня, когда их становилось все больше и больше? В психологическом плане человек шестого дня сразу после творения был подобен вулканической лаве, охватывающей землю, но и с течением времени остывающей, входящей в какие-то жесткие рамки. Этому способствовало различие в климатических зонах, природных ландшафтах, зоологических сообществах. Совершенно очевидно, что поведенческий рисунок животных и человека в экваториальных (тропических) лесах, саваннах, евразийских степях, в лиственных лесах умеренного пояса был различный.

Экваториальные (тропические) леса требуют постоянного бодрствования, повышенной чуткости, внимательности, то есть определенного крена в темпераменте в меланхолическую сторону. Нет, речь не идет о невозможности существования других видов темперамента в этих условиях, но именно об определенном крене.

Другой вид темперамента требовали места, подобные саванне: периодически накапливать энергию для совершения мощного усилия, для выброса ее в необходимый момент времени. Остывающая «вулканическая лава» творения закрепила здесь холерический крен темперамента.

Евразийские степи и аналогичные им места остудили «вулканический жар» человека шестого дня своей безбрежностью: они затребовали темперамент подвижный, относительно легко возбуждающийся, теребящий, постоянно готовый бежать в другую сторону. Здесь неизбежно появление крена в сангвиническую сторону.

Совершенно другой тип темперамента должен был складываться у людей, заселяющих леса умеренного пояса: терпеть, стойко переносить холод, ждать, копить энергию, но в определенный момент времени срывать плотину перед ней, бурным потоком все сметая на своем пути. Охлаждение «вулканической лавы» породило здесь флегматический крен в племенах людей, сотворенных в шестой день.

Численность людей рода человека шестого дня росла. Различие в темпераментах стало столь значительным, что появилась нужда в человеке, который умел ладить со всеми четырьмя видами человека шестого дня, умел объединять их, служить им, возводить их к Богу — своему Создателю. И для этого был сотворен Адам, и возрастал в Раю — особом месте Земли, чтобы быть готовым вступить в служение объединения и обожения рода человеческого. Но произошло грехопадение. В мир человека шестого дня пришли смерть, голод, жажда, страх, убийство. Извратилась и природа животных: появились хищники, выстроились близкие к современным пищевые цепи… Человек шестого дня перестал быть владыкою зверей земных и вынужден был искать свое место в экологической системе. Он стал поклоняться тем животным, что занимали высшую ступень в экологической нише, с которыми делил ее — появился тотемизм.

Произошло определенное самостоятельное перепрограммирование человека шестого дня: в чертах «четырех животных» стали проступать черты тех хищников, что занимали высшую ступень в определенной экологической нише.

После грехопадения продолжилось углубление крена в темпераментах четырех групп людей шестого дня.

Часть кроманьонцев, обитавшая в лесах на экваторе, без особого труда освоила свою «родную» экологическую нишу, несколько потеснив здесь отдаленных «родственников» — шимпанзе, гориллу и др. Тропический лес, наполненный не только плодами, промысловыми животными, но и опасностями, подстерегающими на каждом шагу, в течение тысячелетий отшлифовывал темперамент людей, поселившихся в нем. Известно, что темперамент — это основа поведения, поведенческого рисунка человека, животного. В обстановке постоянного ожидания опасности, требующей чрезвычайной чувствительности, способности уловить малейшие подозрительные шорохи, запахи, востребовался в полной мере меланхолический — «обезьяний» — темперамент. Представители этого вида темперамента заняли доминирующее положение в группах племен, обживших лесные тропические биоценозы. Естественно, что не исчезли и холерики, сангвиники, флегматики, но их темперамент, посредством естественного отбора, давления сигнальной наследственности, оформившейся с течением времени в первобытную культуру, дал еще больший крен в сторону меланхолического темперамента — темперамента «обезьяны». «Темпераменты имеют для всего того, что называется индивидуальностью, или личностью, для отличия одного человека от другого, гораздо большее значение, чем все структурные различия в душевных аппаратах»[15]. Не осталось без изменения и тело людей из «обезьяньих» племен, поскольку «темпераменты составляют ту часть психического, которая… стоит в корреляции со строением тела»[16]. Легкие, прыгучие, чрезвычайно подвижные — в любую секунду готовые задать стрекача или застыть, «окаменеть», но и в то же время эти прирожденные гимнасты-акробаты очень смелые, бойкие, задиристые в группе, когда отражают натиск врагов, — таков психологический облик людей-«обезьян» —  «животного, имевшего лице как человек». Единственное животное, имеющее похожее на человеческое «лицо» — обезьяна. Здесь не может быть и речи о трусости, малодушии людей племени «обезьяны», поскольку этнос — это «форма адаптации вида Нomo Sapiens в биоценозе своего ландшафта, причем не столько в структуре, сколько в поведении»[17]. Одним словом, если бы не было меланхолического крена в темпераменте людей, заселивших тропические леса, соответствующей корреляции тела, что закрепилось в их генотипе, то информацию сигнальной наследственности — традиции, обряды, обычаи — некому было бы передавать: после грехопадения Адама тропический лес поглотил бы кроманьонцев без остатка. Правда, справедливости ради, надо заметить, что у человека, в отличие от животных, сигнальная наследственность давила на естественный отбор, значительно ускоряя его.

Само собой разумеется, что такое положение человека-«обезьяны» в экологической нише не могло пройти незаметно мимо его сознания: обезьяна, бывшая после грехопадения Адама по существу естественным «учебником» для человека шестого дня, обитавшего в экваториальных лесах, стала почитаться как тотем, как «брат», что нашло позднее отражение в мифологии, в религии. Так, мифология народов Южной и Восточной Азии фиксирует особое почитание обезьяны: «Хануман — в индийской мифологии божественная обезьяна». «Культ Ханумана…один из самых популярных в современном индуизме. Хануман чтится как наставник в науках и покровитель деревенской жизни». «Из Индии культ Ханумана (и культ обезьян вообще) распространился на всю Восточную Азию вплоть до Китая»[18]. Нет сомнения в том, что аналогичные следы тотемических воззрений существуют в мифах народов, населяющих африканские тропические леса.

По иному после грехопадения Адама складывалась судьба людей шестого дня, занимавших биоценозы тропических степей, каковыми были, согласно данным исторической географии, десятки тысяч лет назад районы Сахары, Аравийского полуострова. Относительный недостаток растительной пищи в этих местах сполна компенсировался избытком мясной: огромное количество стад разнообразных копытных паслось на этих равнинах. Основным хищником биоценозов тропических степных равнин издавна является лев. Именно его «попросил потесниться» в экологической нише после грехопадения Адама кроманьонец, чему помогло копье: подкрадываясь в высокой траве близко к промысловому животному, группа из четырех-пяти человек охотников, выбрав удачный момент, неожиданно поднималась и совершала «прыжок льва» — ударяя с расстояния десятка шагов «копьистой пятерней» условленное животное. Частенько организовывалась и загонная охота, чему кроманьонцев «обучали» львы, охотившиеся и группами: в этом случае отдельным «львом» становилась группа охотников из 3-5 человек.

Прошли столетия, прежде чем кроманьонец в биоценозах тропических степей укоренился в экологической нише рядом со львом — на планете Земля появилось новое животное, «подобное льву». Отталкиваясь от того остова, что сформировался до грехопадения Адама, и под действием естественного отбора, направляемого и ускоряемого традициями, обрядами, обычаями, у людей, «прописавшихся» в нише льва, продолжал закрепляться в генотипе крен в сторону «львиного», то есть холерического, темперамента: «Вплоть до 17 в. распространены также изображения льва в качестве атрибута гордыни, гнева, холерического темперамента…»[19]. Спокойный, выдержанный, пока сытый, человек-«лев» через определенный цикл, связанный с усвоением пищи, взрывается: его энергия бьет фонтаном, все органы чувств работают в интенсивном режиме, его мускулы готовы «вцепиться» в добычу яростным ударом копья. В этот момент он неукротим. Неудача не может остановить его, он вновь и вновь, пока не достигнет успеха, будет делать попытки добыть пищу. Когда же цель достигнута, человек-«лев приходит в состояние спокойствия и невозмутимости — наступает цикл подготовки к следующему броску.

Естественно, не могли не возникнуть и некоторые особенности в строении тел людей-«львов»: они отличаются высоким ростом, мускулистым торсом, длинными прыгучими ногами — словом, атлетическим телосложением. Традиции, обряды, обычаи племен-«львов» закрепляли лишь те стороны культуры, социальной жизни, которые позволяли сохранить и упрочить холерический крен в темпераментах, ибо от этого зависела сама жизнь людей-«львов». Само собой разумеется, в «львином» племени продолжали рождаться и жить люди с темпераментами сангвиников, флегматиков, меланхоликов, но у всех у них имело место генетически закрепленное смещение в темпераментах в холерическую сторону.

Древнейшие тотемические верования возникли не на пустом месте: вжившись после грехопадения Адама в биоценоз, человек-«лев» вдруг осознал, что он занимает со львом одну ступеньку в экологической нише, что лев стал ему «коллегой» по экологической «профессии», «братом» не по родству, а по жизни. Но и в то же время человеческое сознание сохраняло память о том, что человек пришел ко льву, что лев первым занял эту нишу, что он принял, пустил, «позволил» стать «братом» человеку. А отсюда благоговение, которое испытывал человек к своему тотему, ставшему после грехопадения «учебником» для него.

Память о племенах-«львах», о льве-тотеме зафиксирована в фольклоре, сказаниях, мифах народов Северной Африки, Аравийского полуострова, Иранского нагорья и территорий, прилегающих к ним: «Мифологические существа с головой льва и телом человека характерны для обширного ареала к югу от Египта [бог Апедемак в мифологии Куша (Древняя Нубия)] и в Передней Азии до ее северных районов…»[20].

Но не только на равнинах, в лесах живет человек шестого дня. Значительная часть кроманьонцев адаптировалась к жизни в более суровых, чем тропики, условиях — в горах Европы, Азии, Северной Америки. Здесь сыграла свою роль высотная зональность. В зоне горных степей, лугов, альпийских лугов основным хищником является волк. Именно его теснили кроманьонцы, обживавшие эти биогеоценозы после грехопадения Адама. Относительное низкотравье лугов, степей затрудняет скрытное приближение к добыче. А потому люди, «братавшиеся» с волками, чаще всего охотились «стаей» — группой из 8-12 человек, в которой выделялись загонщики и охотники, сидевшие в засаде. Когда промысловое животное приближалось на расстояние броска копья, люди, находящиеся в засаде (чаще всего два-три человека) наносили удары в броске «клыками» — копьями.

С течением столетий у людей племен-«волков» в темпераментах произошло окончательное закрепление крена в «волчью», в сангвиническую сторону. Открытое пространство, длительные пробеги в поисках пищи, «стайная» охота — все это потребовало соответствующей перестройки «химизма крови», то есть природы темперамента, выразившейся внешне в умении ладить в «стае», быстро ориентироваться на местности, в способности прилагать большие усилия, настойчивость при преследовании добычи, но и, в то же время, довольно быстро «гасить» выход энергетического заряда в случае, если попытка не удалась, молниеносно переключаясь на поиск нового варианта охоты.

И здесь сигнальная наследственность направляла и активизировала процесс естественного отбора, закрепления генотипических изменений. Естественно, и тело стало несколько иным. Человек-«волк» внешне несколько похож на человека-«обезьяну»: среднего роста, поджарый, стройный, но чуть с более длинными ногами — эдакий прирожденный стайер.

Подобным образом шло шлифование темпераментов людей-«волков» в биоценозах степей Причерноморья, Прикаспия, Западной и Центральной Азии, Северной Америки, где «волчьи» племена стали кочевать со стадами копытных. Вне всякого сомнения, горные и степные «волки» часто вступали в контакты, смешивалась между собой, поскольку традиции, обрядовая культура «волков»-степняков и «волков»-горцев имеют много общих черт: вот здесь-то и закрепилось представление о горных «волках» как об «орле летящем».

Очень скоро после грехопадения Адама люди-«волки» осознали свое экологическое родство с «братом»-волком, что дало начало тотемическим верованиям. Но одной характерной особенностью тотемических верований является табу (запрет) на произношение имени тотема. И если у холерических — «львиных»- племен этот запрет был нарушен из-за их необузданного темперамента, то у более сдержанных племен-«волков» он держался довольно долго. На вопрос об имени тотема человек-«волк» мог с чистой совестью, не боясь нанести вред тотему, ответить, что он «подобен орлу летящему»: орел — это «брат» волка по экологической нише, потому как у волка-одиночки и орла один объект охоты: мелкие копытные, зайцы, грызуны и т. д. И «волчьи» племена впервые предстали перед миром в виде животного с лицом «подобным орлу летящему».

Поскольку горные системы с лугами, степи существуют во многих регионах мира (за исключением тропиков), постольку люди-«волки», «подобные орлу летящему», появились в соответствующих биоценозах, вплоть до экосистем полярной степи — тундры, что и зафиксировала мифология различных народов мира: «Орел, орлица — символ небесной (солнечной) силы, огня и бессмертия, одно из наиболее распространенных обожествляемых животных… в мифологиях различных народов мира. Типологически наиболее ранний этап культа орла отражен в тех мифологиях, где орел выступает в качестве самостоятельного персонажа (первоначально, вероятно, тотемического происхождения)». «В мифологических представлениях многих народов Евразии и Северной Америки образ волка был преимущественно связан с культом предводителя боевой дружины (или бога войны) и родоначальника племени. Общим для многих мифологий Северо-западной и Центральной Евразии является сюжет о воспитании родоначальника племени… волчицей… Тотемические истоки подобных мифов особенно отчетливы в типологически сходном предании рода кагвантанов у североамериканского индейского племени тлинкитов». «В качестве бога войны волк выступал, в частности, в индоевропейских мифологических традициях, что отразилось в той роли, которая отводилась волку в культе Марса в Риме и в представлении о двух волках, сопровождавших германского бога войны Одина в качестве его «псов»… Соответственно и сами воины или члены племени именовались волками (в хеттской, иранской, греческой, германской и других индоевропейских традициях)»[21]. Обратимся теперь к последнему животному — с лицом, «подобным тельцу».

Не только естественными пастбищами — степными, луговыми ландшафтами — богаты горы: редкие горные системы не имеют лесов. «Хозяином» горных лесов умеренного пояса во все времена был медведь. Именно его стали теснить в этих экосистемах после грехопадения Адама кроманьонцы. Известно, что медведь всеяден: он не брезгует плодами, ягодами, поедает мелких животных, ловит рыбу, охотится на крупный рогатый скот, любит мед…

После тысячелетий экологического «братания» кроманьонца с медведем в некоторых горных системах мира появились племена людей-«медведей»: неторопливый, основательный, инертный увалень, человек «медведь» в какой-то момент, не связанный с определенным циклом, взрывается — это производит ощущение бешеного потока воды из прорванной плотины. Этот дикий, самопроизвольный выход энергии необыкновенным образом преображает «медведя»: движения становятся энергичными, быстрыми, ловкими, решения принимаются с молниеносной быстротой — типичная ситуация аврала. Именно в момент выброса энергии у «медведей» появляется непреодолимое желание «уложить» кого-нибудь из крупного рогатого скота: маскируясь за стволами деревьев, на деревьях, за камнями, люди-«медведи» терпеливо поджидали появление крупного рогатого, когда же он подходил на наиболее благоприятное для поражения расстояние, эта группа из 3-5 охотников набегала на животное, раздирая его «когтями»-копьями.

Традиции, обряды, обычаи быстро закрепили доминирующее положение «медвежьего» — флегматического — темперамента. И с течением веков у множества племен умеренного пояса горно-лесной зоны стало вырисовываться лицо «медведя»: холерики, сангвиники, меланхолики «утяжелили» себя основательным зарядом флегмы.

Но имя тотема должно быть надежно скрыто — этот запрет инертные люди-«медведи» будут соблюдать терпеливо, в соответствии со своей флегматической природой. Для ответа на вопрос об имени своего тотема люди-«медведи» прибегали к обычной для этого практике сравнения: он могуч, неустрашим, яростен как телец, то есть бык. И, действительно, бык — это мощное, флегматичное, неторопливое животное, но в ярости он своей дикой необузданностью наводит ужас на людей и зверей. Для описания тотема люди-«медведи» прибегли не к помощи «брата» по экологической нише, как у «волков», а к животному, которое по темпераменту было похоже на медведя, и на которое избегал нападать даже медведь.

У селившихся в лесах Европы, Азии, Северной Америки кроманьонцев появление «медвежьего» лица происходило аналогичным образом.

Мифология народов гор, лесных областей Европы, Азии, Северной Америки содержит богатейший материал, подтверждающий «медвежьи», «подобные тельцу», корни большого числа этносов: «В мифологических представлениях и ритуале медведь может выступать как… предок, родоначальник, тотем…» «Сведения о людях-«медведях» имеются в древневосточных (в частности, в хеттских) текстах». «Тему родства (хозяина леса) отражают табуистические названия медведя — «отец», «дед», «дедушка»… «лесовой человек»… «хозяин»… Известны и другие принципы табуирования названий медведя: русское «медведь», то есть «едящий мед»; немецкое Вar, английское bеаr, то есть «бурый». «…Знаменательно отождествление… в медвежьем культе в Заволжье скотьего бога Велеса… с медведем»[22]. К толкованию мифов, в которых присутствует телец, необходимо подходить очень осторожно: возможно наложение древнейших тотемических верований, связанных со львом, — поскольку табуистическое описание льва в первые тысячелетия существования племен-«львов», вне всякого сомнения, включало в себя и сравнение его с быком, — на тотемические верования племен-«медведей».

На севере европейской части России, в Литве, Белоруссии, то есть в местах обитания «медвежьего» суперэтноса, краеведами найдены и описаны сотни валунов с выбитыми следами стоп человека, медведя и реже других животных. Один из первых исследователей этих загадочных камней С. Ильин полагал, что «следы животных, выбитые отдельно, а также в соседстве со ступней, это — знаки тотемизма, памятники первобытного культа тех животных, которых люди считали своими священными предками»[23]. Непонятно, почему краевед вывел из класса тотемов сам след ступни человека, поскольку совершенно очевидно, что такое огромное количество валунов-следовиков — это материальное свидетельство тотемического культа медведя, который в тотемических верованиях сливался с первопредком в одно целое, да и след медведя напоминает человеческий. Человеческий след — это своеобразная табу-маскировка: нельзя явно называть, рисовать, изготавливать изображение тотема — это закон тотемической религии.

Но самое главное, почему здесь надо видеть тотемический культ медведя, заключается в следующем; валун по очертаниям напоминает затаившегося в траве, среди деревьев медведя. Автор наблюдал воочию не один валун-следовик… Камни-следовики севера Руси — это живая летопись тотемических верований, зафиксированное в камне поклонение мифическому первопредку людей-«медведей». Позднее, в момент разрушения первобытнообщинного строя, тотемические воззрения претерпели изменения: тотемами стали признаваться лисы, рыси, лоси и др. животные, что и было отражено на некоторых камнях (экзотические следы типа обутой ноги — это позднейшие художества, к тотемическим верованиям не имеющие ни малейшего отношения). И, безусловно, прав С. Ильин, утверждавший, что камни-следовики были одновременно и «знаком собственности родов и племен, рубежным знаком», поскольку в каждом «медвежьем» племени существовал свой валун-«медведь» — памятник предку-тотему, которому племя поклонялось.

Естественно, что установилась и определенная корреляция между флегматическим характером и телом людей-«медведей»: чуть выше среднего — рост, бочкообразное туловище, кажущиеся короткими на фоне мощного торса ноги.

Проходили тысячелетия, численность племен «обезьяны», «льва», «орла» и «тельца», росла и к 3 тысячелетию лет до н.э. из-за этого в ряде регионов стала складываться неблагоприятная обстановка, грозящая необратимым нарушением экологического равновесия. И тогда на мировую арену вышли адамиты.

«Двадцать четыре старца»

В приводимом выше из Апокалипсиса символе человечества намеренно был удержан один элемент: «и вокруг престола двадцать четыре престола, а на престолах видел я сидевших двадцать четыре старца, которые облечены были в белые одежды»[24]; «И когда Он взял книгу, тогда четыре животных и двадцать четыре старца пали пред Агнцем… И поют новую песнь, говоря: достоин Ты взять книгу…ибо Ты был заклан, и кровию Своею искупил нас Богу из всякого колена и языка, и народа и племени…»[25]. Одним словом, «четыре животных» и «двадцать четыре старца» разъединены лишь в символе, а в жизни они слиты в одно, составляют единство «всякого колена и языка, и народа и племени». И все же они отличаются друг от друга: «двадцать четыре старца» — как «сыны Божии», а «четыре животных» имеют звериные черты. В первых главах книги «Бытие» содержится разгадка этой тайны: люди были сотворены в «шестой день», а в «седьмой день» был сотворен Адам, поскольку «не было человека для возделывания земли»[26]. Попытки же представить дело так, будто бы составители Библии после описания «седьмого дня» решили вернуться в «шестой день» и подробнее рассказать о творении человека, с религиозной точки зрения, несостоятельны, ибо известно, что Писание составляли «водимые Духом Божиим человеки»: невероятно, как можно было допустить такие грубые логические ошибки. А что такого рода ошибки грубые вытекает из следующих текстов: «Жене сказал: умножая, умножу скорбь твою… Адаму же сказал:… проклята земля за тебя; со скорбью будешь питаться от нее… терния и волчцы произрастит она тебе…»[27] — а в «шестой день» прямо противоположное: «И благословил их Бог, я сказал им Бог: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю, и обладайте ею»[28]. Лишь после потопа семейство Ноя получает аналогичное благословение: «И благословил Бог Ноя и сынов его и сказал им: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю…»[29]. Если этих цитат недостаточно, приведем еще одну, произнесенную в адрес плода-потомства Адама и Евы: «Когда же люди начали умножаться на земле и родились у них дочери, тогда сыны Божии увидели дочерей человеческих, что они красивы, и брали их себе в жены… И сказал Господь Бог: не вечно Духу Моему быть пренебрегаемым… и увидел Господь Бог, что велико развращение человеков на земле… и раскаялся, что создал их»[30]. Это, если принять точку зрения обскурантов, явная несуразица: в «шестой день» благословляет, а затем за то же самое проклинает, изгоняет как бы в наказание на землю, но после потопа вновь благословляет… А потом, что это за «сыны Божии»? Кто такие «люди», чьих дочерей стали брать «сыны Божии» себе в жены? Сразу же отбросим измышления насчет браков людей с падшими ангелами: Бог не допустит такого извращения. Современными православными богословами истиной в последней инстанции в этом вопросе признается следующее толкование: «люди» — потомки Каина, «сыны Божии» — Сифа. Но здесь противоречие: родители — Адам и Ева — совершили смертный грех, умертвив себя и будущих детей, но, однако, у одного сына (тоже согрешившего) потомки «люди», а у другого — «сыны Божии», хотя про Каина сказано: «…приобрела я человека от Господа»[31].

Здесь частное мнение пусть и великого святого возводится в ранг догмы. Но не было постановления церковного Собора о том, чтобы признать это толкование истиной в последней инстанции, как, к примеру, постановление Карфагенского Собора о вечности и нетленности Адама до грехопадения.

Нельзя сбрасывать со счетов и то знание о заре человечества, которое сохранила «природная маслина». В Талмуде, в книге Берешит раба 22 содержится предание «о том, что сотворение человека происходило дважды»[32]. Там же повествуется, что Каин и Авель поссорились из-за «первой Евы». Если «первая Ева» связана с преадамитами, то Каин взял в жёны женщину из племени людей шестого дня, которая и подсказала ему принести в дар Богу «от плодов земли», что Бог не принял. Естественно в этом случае потомки Каина и «первой Евы» не могут быть «сынами Божьими». При таком подходе толкование Ефрема Сирина будет понятным и не противоречащим Писанию.

Мы помним упрямство западных богословов по вопросу о строении солнечной системы, повторяется то же самое: наука утверждает, что человек современного вида сформировался около 50 тысяч лет тому назад, а богословы опровергают это, не вникая в суть вопроса, слепо отстаивая общепринятую между собой точку зрения, прозрачно намекая на то, что доказательства ученых — «заговор против христианства».

Когда же мы верим в истинность Писания, не ставим под сомнение ход изложения, внимательно изучаем его, то все сразу же становится на свои места: Адам был сотворен в седьмой день, когда люди шестого дня — «четыре животных» — уже жили на земле. И когда люди шестого дня «стали умножаться на земле» и пришли в соприкосновение с «сынами Божиими» — потомками Адама, тогда «сыны Божии» увидели дочерей людей шестого дня, что они красивы, и, соблазняясь их красотой, «брали себе в жены, какую кто избрал». Здесь, действительно, ничего хорошего не было, потому что генотип людей шестого дня устроен несколько иначе, чем у адамитов, однако главное в другом.

Но чем отличается адамит от потомков «четырех животных»? В Библии об этом сказано так: «И выслал его Господь Бог из сада Едемского, чтобы возделывать землю…» Стало быть, главное отличие Адама в умении «возделывать землю», преобразовывать ее. Известно, что землю возделывают для того, чтобы получать пищу, которая является источником энергии для человека. Выходит, основное отличие адамитов — умение находить новые источники энергии, окультуривать землю. Но на земле уже жили люди — «четыре животных», — умевшие в своей экологической нише добывать энергию, то есть пищу. Правда, со временем, когда из-за перезаселенности в биогеоценозах возникла угроза экологическому равновесию, генотип «льва», «тельца», «обезьяны», «орла» и порожденные сигнальной наследственностью традиции, обряды, обычаи оказались для их носителей ловушкой, как в песне: «Мы, волчата, сосали волчицу и всосали: нельзя за флажки!»

Необходим был человек с новым темпераментом, носитель которого, в зависимости от экологической ситуации, мог изменить рисунок поведения, традицию, обряд, обычай в сторону выживаемости, нахождения путей к стабилизации пошатнувшегося экологического равновесия. Гумилев Л. Н. назвал такого человека пассионарием. Он полагал, что пассионарность возникает в результате «вредной» мутации, начало которой дает излучение из космоса[33]. Резкое уменьшение пассионариев после фазы «пассионарного перегрева» Гумилев Л. Н.объясняет гибелью пассионариев из-за строптивого характера, а также рецессивностью пассионарного признака. Вроде бы все логично, но возникает одно «маленькое» но: одна и та же «вредная мутация» у сотен тысяч людей на протяжении тысяч лет?

Гораздо более непротиворечивым, естественным, плодотворным было бы предположение следующего рода. Около семи с половиною тысяч лет тому назад на Земле от «одной крови» людей шестого дня появилась чета людей — Адам и Ева, отличающаяся от живущих до того времени людей шестого дня тем, что в их генотипе, с помощью Божией, произошли серьезные изменения, определившие появление нового темперамента: гибкого, растяжимого, «каучукового» — темперамента актера, «оборотня», пассионария, позволяющего его носителям приноравливаться к темпераментам людей «львов», «тельцов», «обезьян», «орлов».

Носители этого темперамента после потопа расселились по лицу всей земли, они слились с племенами-«животными», растворились, «спрятались» среди племен четырех гигантских суперэтносов. Признак пассионарности передается лишь по мужской линии: женская утрачивает его. Да и генотипические признаки темпераментов людей «львов», «волков», «медведей» передаются лишь по мужской линии (что затем сыграло свою роль при смешении этих племен между собой), поскольку в первую очередь от мужчин-охотников зависела жизнь племени, что и закрепил естественный отбор после грехопадения Адама.

Человек с темпераментом адамита (пассионария), поселившийся, скажем, среди людей-«львов», через дни, недели «вживается в образ», подстраивается под «львиный» темперамент: в его нервной, гормональной системах процессы начинают протекать подобным «львиному» образом. У его ребенка произойдет соответствующая корреляция тела, а в случае, если мать ребенка из «львиного» племени,- процесс пойдет еще быстрее. Это и есть причина «исчезновения» пассионариев.

Признак пассионарности может дремать столетия, до того момента, когда в результате каких-либо причин — того же космического излучения, к примеру, — в биоценозе не произойдет нарушение экологического равновесия. И здесь пассионарий, уже столетия назад ставший, к примеру, «львом», проявит себя незамедлительно: он хочет жить, его существо подсказывает ему, что можно нарушить традицию, обряд, обычай, то есть выйти «за красные флажки», изменить рисунок поведения племени, создать новую культуру. Таких скрытых адамитов (пассионариев), как правило, в каждом крупном этносе оказывается много, они срывают с себя прежнюю «шкуру» «животного» и активно ищут выход из положения: именно скрытые адамиты перевели множество охотничьих племен земли, задыхавшихся от перенаселенности в своих биоценозах, к занятию скотоводством и земледелием. Этот процесс четко зафиксировала мифология многих народов мира: мифы, в которых главное действующее лицо так называемый культурный герой — это мифы, отразившие вхождение адамитов в тело племен людей шестого дня. Ну, а далее роль адамитов (пассионариев) сходила на нет: костяк племени устраивал свою жизнь в новом этноценозе в соответствии со своим «животным» темпераментом. Пассионариям приходилось смиряться, и вновь жизнь племени возвращалась в свое родное русло «льва, «тельца», «обезьяны» или «волка».

Первые адамиты, до расселения по народам, жили компактно, вероятнее всего, в районе южного Двуречья, о чем повествуют некоторые археологические находки, древность которых совпадает со временем сотворения Адама — около 5,5тыс. лет до н.э. Адамиты жили в городах, занимались разведением скота и земледелием, различными ремеслами. После потопа — гигантского наводнения в этом районе (о чем свидетельствует и археология), погубившего почти всех адамитов, — потомство оставшихся в живых расселилось по всем континентам, племенам и народам. Пассионарная «закваска» (за исключением небольшого корня) «растворилась» и «тесто» человечества стало быстро «подниматься», осваивая новые способы добычи энергии — скотоводство и земледелие.

И очень скоро численность людей достигла такого уровня, что племена «львов», «орлов», «тельцов» и «обезьян» стали входить в тесное соприкосновение друг с другом, грозившем взаимоистреблением. Но и здесь скрытые адамиты сумели найти выход, организовав жизнь племен в местах контактов — возникли города-государства, империи. В большинстве этих древнейших государств явственно проступает деление общества на четыре группы: жречество, воины, земледельцы, слуги, что вписывается в представление о человечестве как о четырех животных: жрецы — «львы», воины — «орлы», земледельцы, торговцы — «тельцы», слуги — «обезьяны».

Города-государства Древнего Востока представляют собой первые попытки человечества организовать жизнь различных по «лицу» племен в едином социуме. Это стало возможным лишь после того, как пассионарная «закваска» прочно укоренилась в «четырех животных».

Но адамиты отличаются друг от друга нравственными качествами: среди них есть «пшеница» и «плевелы», «сыны Царствия» и «сыны лукавого». «Пшеница» адамитов во времена экологических нарушений, опираясь на свой пассионарный заряд, самоотверженно осваивает новые источники энергии, создает новые традиции, обряды, обычаи, чтобы найти точку опоры этноса, спасти его от вымирания. Как правило, в эти времена, взнузданные инстинктом самосохранения, пассионарии-«плевелы» не проявляют слишком уж явно свое лукавое нутро. Но, выждав момент, они пытаются овладеть энергетическими потоками этноса, замкнуть их на себя, «купаясь» в энергии, расходуя ее на удовлетворение своих эгоистических желаний, услаждая свои порочные страсти. Они превращаются в пожирателей энергии этноса — субпассионариев. Именно из-за угрозы распространения «плевел» среди людей шестого дня осуждались первые браки с «дочерями человеческими».

Гумилев Л.Н. утверждал, что субпассионарии не могут поглощать из окружающей среды достаточное количество энергии, вследствие чего не могут приспособиться к окружающей среде. Но и в то же время он говорит о том, что они скапливаются в больших городах, чтобы «жить, не работая, паразитируя и развлекаться». В этих суждениях ряд противоречивых моментов: 1) за счет чего пассионарии живут как паразиты и развлекаются? 2) как они могут жить и даже развлекаться, если не умеют поглощать достаточное количество энергии? 3) разве паразиты не приспосабливаются к среде? Чтобы найти истину в этом вопросе необходимо, во-первых, исключить из числа субпассионариев душевнобольных и людей с тяжелыми заболеваниями и врожденными телесными пороками, поскольку это, действительно, затрудняет усвоение энергии, адаптацию к жизни; во-вторых, не считать субпассионариями тех, кто покинул свою нишу из-за жестоких условий социального плана: вспомним сотни тысяч нищих в Англии во времена экспроприации земли у сельского населения — это была самая настоящая, искусственно организованная экологическая катастрофа. После того, как мы отделили постороннее, осталось то, что и составляет сущность субпассионарности: люди, имеющие нравственные пороки и отвергающие путь спасения — воры, сребролюбцы, мошенники, спекулянты, развратники, наркодельцы и др. — вот контингент субпассионариев. На расчесывание своих моральных язв эти люди тратят гигантское количество энергии, они «дырявят» общество насаждением пьянства, наркомании, разврата, систем преступных сообществ и через эти «дыры» крадут энергию этноса. Эти «черные дыры» общества, затягивают в бездну своих пороков и страстей общественный труд, общественное богатство. Это целый антимир! Очень серьезная ошибка видеть среди субпассионариев лишь «дно» общества: «Финансовая аристократия, как по способу своего обогащения, так и по характеру своих наслаждений есть не что иное, как возрождение люмпен-пролетариата на верхах буржуазного общества»[34]. Истинность этих слов мы, россияне, наблюдали воочию: в конце восьмидесятых некогда единое сообщество профессиональных уголовников, спекулянтов, фарцовщиков, мошенников и т. д. — разделилось, и часть его заняла «высшие посты» в мафиозных структурах, другая же оделась в цивильные одежды и заняла места в некоторых банках. При этом связь между ними еще жива, о чем нас частенько оповещают СМИ.

Ужас сегодняшнего положения заключается в том, что этнологическая ситуация требует экстренного подключения адамитов-пассионариев, но адамиты-субпассионарии, ослепленные жаждой наживы, большей частью выдавили их изо всех властных структур. Это беда планетарного масштаба. Но вернемся к прерванной нити изложения.

Именно стараниями субпассионариев благая идея человеческого общежития превратилась в древних империях в кошмар для племен «обезьяны»: адамиты-«плевелы» «хищных» племен — «льва», «орла», «тельца» — увидели в людях-«обезьянах» огромный источник управляемой энергии для услаждения своих низменных страстей. По существу, рабовладение стало одной из самых изощренных форм людоедства. В этот порочный круг, из-за явления пассионарной индукции, стали втягиваться и не адамиты: истинные «львы», «орлы», «тельцы». Гигантские силы, возникшие в древних империях — эпицентрах этого людоедского смерча, разорвали первобытные общинные отношения, что повлекло за собой возникновение неравенства и частной собственности и в однородных суперэтнических средах.

Конечно, государства быстрее возникали там, где в наличии было несколько суперэтнических субстратов: южные отроги Кавказа, горы Ближнего востока, Иранское нагорье. Именно отсюда арии  — союз племен «льва», «орла», «тельца» — двинулись в Индию, в область обитания племен «обезьяны». По пути движения ариев возникали города-государства. Дабы не раствориться в огромном океане «обезьяньих» племен, традиции, обряды, обычаи ариев не в последнюю очередь были ориентированы на то, чтобы законсервировать свой «хищнический» дух, пресечь половые связи между представителями разных суперэтносов. Индийские касты — это «окаменелые» формы, отпечатки племен «льва» — брахманы, «орла» — кшатрии, «тельца» — вайшьи, «обезьяны» — шудры. Лишь презрение к чандалам и другим потомкам смешанных браков уберегло «хищнические» касты от растворения в индийском суперэтническом океане. Недостаток адамистской «закваски» препятствовал возникновению в районе Индии обширной империи. Он же явился причиной консервации «хищнического» духа племен «льва», «орла» и «тельца», закреплению кастового строя.

Аналогичные процессы протекали и в Юго-Восточной Азии, но здесь место льва заняла другая кошка — тигр, в ареале распространения которого сформировались племена людей-«тигров»: в районе северо-востока нынешнего Китая, в области умеренного пояса, часть кроманьонцев, после грехопадения Адама, вынуждена была адаптироваться в экологической нише тигра. Ввиду отсутствия соответствующих условий, в этом регионе не произошло формирование «животного подобного орлу летящему».  В Древней Китайской империи этот суперэтнический компонент формировался искусственно, посредством кооптирования в класс мандаринов (управляющих) подходящих людей. Отсутствие некоторых суперэтнических компонентов, или их малая численность, или, наоборот, преобладание, или недостаточность адамистской «закваски», или ее избыток – все это придает особую стать империи.

Доплыла пассионарная «закваска» через Индонезию, Тихий океан и до Центральной, Южной Америки, где в горной местности сложились подходящие суперэтнические условия для возникновения цивилизаций.

Но сколько-нибудь заметного числа адамитов не успело прижиться в Северной Америке, что сыграло трагическую роль во времена ее колонизации: индейские племена «волков» и «медведей», лишенные пассионарной «закваски», следуя зову своей природы, традициям, обрядам, обычаям стояли насмерть. И здесь людоедская алчность адамитов-субпассионариев — переселенцев из Старого Света — сыграла свою роковую роль: были уничтожены миллионы представителей двух основных суперэтносов, плоть от плоти североамериканской земли.

Но классические «крылатые драконы» — империи — не могут существовать без опоры на «четыре ноги» — четыре суперэтноса — и поэтому в североамериканскую империю хлынул поток рабов: работорговцы толпами ринулись в тропическую Африку за живым товаром. Соединенные Штаты Америки — классическая империя, поскольку все суперэтнические компоненты присутствуют в этом «крылатом драконе».

Отображая данный процесс в древних империях, человеческое сознание, искусство породило образы крылатых драконов, сфинксов, кентавров, химер… В зоне империй, из-за частых браков, половых связей между представителями различных суперэтносов, появлялись люди с головой, скажем, «тельца», туловищем «льва», ногами «орла».

Однако, несмотря на это, суперэтническая «молекула» — темперамент, то есть особое устройство нервной и гормональной системы — в любом случае будет передана потомкам по мужской линии, хотя признаки тела другого суперэтноса, человеческая среда будут давить на унаследованный темперамент, смазывая его природные черты. Ну, а хамелеонистый адамитский темперамент будет и вовсе преподносить сюрпризы в потомстве. Отсюда и невероятное количество оттенков темпераментов, причем в столицах классических империй это разнообразие достигает своего пика. Эта психологическая палитра была отображена и позднейшими тотемическими верованиями, когда тотемами стали признаваться различные животные не из разряда «четырех», насекомые, деревья и т. д.

От ветхозаветного «пахтанья» суперэтнических океанов была освобождена лишь малая часть адамитов в лице двенадцати патриархов — родоначальников двенадцати колен адамитов-израильтян. Эта «закваска» затем, по Пришествии Иисуса Христа, сыграла главную роль в деле христианизации мира: двенадцать Апостолов Христа — символ адамитов-израильтян двенадцати колен, растворившихся в «водах» супер-этнических «океанов», чтобы приобрести Христу «море, подобное кристаллу» — души уверовавших в Него людей. Это и есть «двадцать четыре старца». Еще шире, двадцать четыре старца – это символ всех уверовавших во Христа потомков Адама.

Интересна судьба десяти колен царства Израильского в ветхозаветный период. В девятом веке до н. э., во времена царствования Ровоама — сына Соломона, Израильское царство раскололось на два — Израильское, в которое вошли 10 колен, и Иудейское — с двумя коленами: Вениаминовым и Иудиным — их потомки и именуются сегодня евреями. Более двух столетий между этими царствами не прекращалась ожесточенная непримиримая вражда. В седьмом веке до н. э. Израильское царство десяти колен захватила Ассирия, подавляющее число израильтян было уведено в полон, а освободившееся место ассирийцы заселили другими народами. Лишь немногие представители десяти колен вернулись на родину, большинство же их без особого труда растворилось среди обитавших в Ассирии и за ее северными пределами народами. Продвижение десяти колен израильских на север, в сторону европейской части сегодняшней России, отмечено возникновением новых государств, этносов, народов. В начале первого тысячелетия эта «закваска» достигла протославянского «медвежьего» суперэтноса и через несколько столетий на этническом небосклоне Европы, после очередного пассионарного толчка, вспыхнуло созвездие славянских этносов[35]. О том, что на территории России живут израильтяне, говорится и в одном церковном предании: «На… территории России и внутренней Азии… живут 10 колен царства Израильского».[36] Удивительное дело: рисунок племенного родства колена Иосифова, разделившегося на два — Ефремово и Манассиино, а последнее, в свою очередь, на полуколено Манассиино, повторяет рисунок этнического родства русских, украинцев и полуколена украинского (окраинского) — белорусов!

Интересен и такой момент: пророк Моисей в своем благословении говорит об удивительных природных богатствах, какими будет владеть Иосиф, то есть Ефрем и Манассия, каковыми он не обладал в Израиле: «Об Иосифе сказал: да благословит Господь землю его вожделенными дарами неба, росою и дарами бездны, лежащей внизу, вожделенными плодами от солнца и вожделенными произведениями луны, превосходнейшими произведениями гор древних и вожделенными дарами холмов вечных, и вожделенными дарами земли и того, что наполняет ее; благословение Явившегося в терновом кусте да приидет на главу Иосифа и на темя наилучшего из братьев своих; крепость его как первородного тельца, и роги его, как роги буйвола; ими избодет он народы все до пределов земли: это тьмы Ефремовы, это тысячи Манассиины»[37]. Это самое щедрое благословение Моисея. И поразительное дело, русские — русские, украинцы и белорусы — владеют кладовой планеты, разнообразными ландшафтными зонами, огромной территорией! Но вернемся к драконам-империям.

Мощнейшая пассионарная «закваска», наличие суперэтнических компонентов: приальпийский «волчий» и «медвежий», вкрапление на юге «львиного», мигрировавшего с севера Африки, Малой Азии — все это стало пружинами механизма франского государства. Злобная алчность адамитов-субпассионариев опустила часть людей из «волчьего» и «медвежьего» суперэтносов до полурабского крепостного состояния, породив искусственный «обезьяний» этнический массив, разлетавшийся как хрупкое стекло во время народных восстаний: отсутствующие суперэтнические элементы во все века заменялись суррогатами…

Россия одной из последних испробовала «прелести» империи, поскольку в ней было лишь два значительных суперэтнических компонента: «медвежий» север и «волчий» степной юг. Но запустить механизм возникновения империи помогли несколько моментов: 1) приглашение варягов из «волчьих» германских племен на княжение; 2) два «волчьих» урагана: нашествие монголо-татар и натиск тевтонов. Складывающаяся царская — «львиная» — власть быстро втянула в свое окружение дворянство — представителей «волчьего» суперэтноса с южных окраин России и из германских племен (здесь, по всей видимости, истоки двухголового орла в гербе России), потому что «волки»-сангвиники являются костяком команды любой государственной машины. Это прирожденные управленцы, умеющие великолепно работать в «стае», то есть в команде.

Несмотря на принятие христианства, «волки»-субпассионарии довольно быстро осуществили мероприятия по опущению части «медведей» и «волков» на рабскую ступень крепостных — двигатель империи начал набирать свои обороты. Существенная подпитка «орлиного» дворянского начала Российской империи поступала из казачьего сословия: этот этнос, несмотря на русский язык, вне всякого сомнения, частица степного, то есть «орлиного» суперэтноса.

Есть в России и уникальный этнический феномен — чечено-ингушский. Из Библии известно, что седьмой от Адама человек — Енох, живший в допотопные времена, исчез: «И ходил Енох пред Богом; и не стало его, потому что Бог взял его»[38]. В то же время, за Большим Кавказским хребтом появилось племя, называющее себя «вайнахами» — сыны Енаха, — самоназвание предков нынешних чечено-ингушей. Затем от этого монолита откололась этническая глыба «нахчо» — люди Енаха — самоназвание чеченцев. В новейшей истории России этот «воскресший» из допотопных времен, пришедший с неба — гор Кавказа — этнос, сыграл одну из главных ролей: а) главой и лидером непокоренного, заживо сожженного Верховного Совета России был вайнах — сын Еноха — Руслан Хасбулатов; б) в Чечне за последние 15 лет пролито крови «даже до узд конских», что позволяет отождествить ее с «точилом гнева Божьего». Но вновь вернемся к «крылатым драконам» — к империям.

Сегодня процесс образования империй вышел на новый, ультраимпериалистический уровень. Становятся ясны планы мировой закулисы, перепрудившей своими банками энергетические потоки мировой экономики: под видом «нового мирового порядка» создать универсальную всепланетную империю, внизу которой рабы —  народы Азии, Африки, Латинской Америки, Ближнего Востока, Восточной Европы; выше – «медвежьи» народы стран Центральной Европы, еще выше — входящие в «золотой миллиард» народы «волков» (Цербер) — германские, и «львов» — романские. А на самом верху они, «боги» — адамиты-субпассионарии, живущие в Вавилонской башне — в США. Эта попытка выстроить «новый мировой порядок» не более чем фантасмагория, ибо на ненависти, на рабстве, на унижении народов невозможно создать стабильную метаэтническую систему: Восточная, Центральная и Западная Европа, Ближний Восток – это не Индия, здесь в наличии огромная масса адамитов. Социальная жизнь народов, суперэтносов не может быть устроена иначе, как на любви к ближнему своему, который есть и самый дальний самарянин, по учению Иисуса Христа. Без учета различий в темпераментах, без учета «молекулы» суперэтнического поля невозможно построить общество братской любви. Иисус Христос сказал: «…Если пребудете в слове Моем, то вы истинно Мои ученики, и познаете истину, и истина сделает вас свободными»[39]. Одна из истин состоит в том, что человечество, уверовавшее во Христа, — это шестикрылые Херувимы, то есть соединенная божественной любовью семья из «четырех животных», связанная воедино Христовой гвардией — «двадцатью четырьмя старцами», символизирующими уверовавших во Христа потомков Адама. Христианство — это нити любви, стягивающие в единое существо — «Невесту Агнца» — все человечество.

Послесловие

Бог в ветхом Завете много раз упоминался как «сидящий на Херувимах». Так, в главе 17 стихи 10 и 11 книги Псалтирь читаем: «Наклонил Он небеса и сошел, — и мрак под ногами Его. И воссел на Херувимов и полетел, и понесся на крыльях ветра». Обратите особое внимание на слова «сошел» и «воссел на Херувимов». На Херувимах Бог летает на Земле. Ни о каких «нетварных первообразах» здесь нет и речи. Ошибка Льва Регельсона будет видна, если мы зададимся следующим вопросом. У Жены — Невесты Агнца — существо единое или часть воскресших христиан происхождением из «четырех животных» будет меркавой, то есть колесницей Невесты Христа?

Новый Иерусалим — это явление Невесты Христа, ставшей Божеством по благодати. Адам не сам сотворил себя, и не адамитам ставить преграду перед обожением человечества. В главе 17 стих 10 Евангелия от Луки Христос говорит ученикам: « Так и вы, когда исполните все повеленное вам, говорите: мы рабы ничего не стоящие, потому что сделали, что должны были сделать». Православие учит: «Бог стал Человеком, чтобы человек стал богом». Ни о какой «колеснице Богочеловечества» не может быть и речи.

Да, сегодня, до всеобщего воскресения мертвых, живущие в мире «четыре животные» — Херувимы — несут на себе Господа нашего Иисуса Христа. Об этом говорит и Церковь на Литургии верных словами Херувимской песни: «Иже Херувимы тайно образующе, и животворящей Троице трисвятую песнь припевающе, всякое ныне житейское отложим попечение. Яко да Царя всех подымем, ангельскими невидимо дориносима чинми. Аллилуиа, аллилуиа, аллилуиа». Перевод: «Мы, таинственно изображающие Херувимов и воспевающие животворящей Троице трисвятую песнь, теперь отложим все житейские заботы, чтобы поднять Царя всех, которого невидимо и торжественно сопровождают ангельские чины с пением «аллилуиа»». Процесс обожения завершается лишь после всеобщего воскресения мертвых и Страшного Суда.

«Четыре животные» — это тело человечества. Даже в индуизме осознано единство человеческого рода через существование «четырех животных»: «фантастическое отражение внешнего мира» в сознании индусов породило веру в Брахму — фантастического человека. Из уст Брахмы порождены брахманы, из рук — кшатрии, из бедер — вайшьи, из стоп — шудры. То есть индийское общество представляет собою, согласно индуизму, клон фантастического небесного существа, похожего на человека. Но этот «земной Брахма» мертв. Он не может никуда двигаться: ни к физическому, ни к социальному, ни к нравственному, ни к духовному преображению. Причину мы указывали выше: в Индии, по всей вероятности, проживает самый низкий процент потомков Адама. Кто такой Христос — Небесный Адам? Это, прежде всего, Любовь к Богу и к людям. Адамиты предназначены быть проводниками этой любви. Только такого рода любовь может пробудить к вечной жизни индийского «земного Брахму». Только любовь способна перестроить на Божественных принципах языческую кастовую систему Индии. Адамиты призваны быть душою человечества. Именно при непосредственном участии адамитов произойдет всеобщее воскресение рода человеческого. Об этом пишет Апостол Павел в главе 11 стих 15 Послания Римлянам: «Ибо если отвержение их — примирение мира, то что [будет] принятие, как не жизнь из мертвых?».

[1] Крещен через несколько месяцев после рождения в 1956 году благочестивой женщиной. Но лишь в 2004 году чин крещения был восполнен миропомазанием и введением в Церковь.

[2] С книгой можно ознакомиться в Интернете по адресу http://www.lregelson.narod.ru/knigi/index.html

[3] Библия. Евангелие от Марка, глава 10, стих 45.

[4] Библия. Второе послание к Коринфянам,
глава 5, ст.17.

[5] Библия. Евангелие от Иоанна, глава 1, ст. 12,13.

 [6] Библия. Откровение Иоанна Богослова, глава 4, ст. 7, 8.

[7] Там же, глава 5, ст. 8, 9, 10.

[8] Библия. Бытие, глава 1, ст. 27,28.

[9] Там же, глава 2, ст. 1-8.

[10] Там же, глава 9, ст. 1-7.

[11]Там же, глава 1, ст. 29.

[12] Гумилев Л.Н. Ритмы Евразии, М., 1993. С. 162.

[13] Библия. Бытие, глава 1, ст. 28.

[14] Там же, ст. 30.

[15] Кречмер Э. Строение тела и характер. М., 1995. С. 182.

[16]Там же. С. 557.

[17]Гумилев Л.Н. Ритмы Евразии, с.162.

[18]Мифы народов мира. Энциклопедия. М.,1991, т.2.

[19]Там же.

[20]Там же. Т. 1.

[21]Там же.

[22]Там же. Т. 2.

[23]Ивановская газета «Рабочий край» от 14.07.1962 г.

[24]Библия. Откровение, глава 4, ст. 4.

[25]Там же, глава 5, ст. 8, 9.

[26]Библия. Бытие, глава 2, ст. 5.

[27]Там же, глава 3, ст. 16-18.

[28]Там же, глава 1, ст. 28.

[29]Там же, глава 9, ст. 1.

[30]Там же, глава, ст. 1-3, 5, 6.

[31]Там же, глава 4, ст. 1.

[32]Мифы народов мира. Т.1. С. 608.

[33]Гумилев Л. Н. Этносфера: история людей и история природы. ­ М., Экопрос, 1993, с. 262.

[34]Маркс К., Энгельс Ф. Избр. произв. М., 1983, т.1, с. 216-217.

[35]Смотрите статью «Возвращение десяти колен Израильских» http://konchinaveka.ucoz.ru/index/vozvrashhenie_desjati_kolen_izrailskikh/0-18

[36]Фомин С. Россия перед Вторым Пришествием. М., 1994, с. 404.

[37]Библия. Второзаконие, глава 33, ст. 13-17.

[38]Там же. Бытие, глава 5, ст. 24)

[39]Там же. Евангелие от Иоанна, глава 8, ст. 31,32.

Тип публикации: Статьи
Тема