Введение

I.

Конец XIX- первая половина XX века – время расцвета русской религиозной философии. Целая плеяда крупных и оригинальным мыслителей появилась в этот период в России. Если ранее русская мысль была достаточно робкой и следовала европейским образцам, то теперь она встает во весь рост, являя собой совершенно уникальное явление, резко отличное от философии западной.

 Прежде всего, если западная мысль всегда была рационалистична, и пыталась Христа логически вывести из создаваемой философской системы, то русская мысль идет противоположным путем: она принимает Христа как первоначальное откровение, как  отправную точку развития мысли. Христианская вера – вот базис, на котором стоит все русское философствование. Все наши известные философы – А.С. Хомяков, В.С. Соловьев, Н.Ф. Федоров, С.Н. Булгаков, Н.А. Бердяев, С.Л. Франк, И.А. Ильин, В.Ф. Эрн – были людьми верующими, православными (хотя это иногда оспаривается), исповедующими Господа Иисуса Христа. Они рассматривали свою деятельность как философское осмысление основных истин христианства.

Далее, если Запад старался в первую очередь построить онтологию, систему бытия, то русская философия всегда была философией нравственной, направленной на выяснение смысла жизни человека, предлагал ему нравственный идеал. Это отличие русской философии от западной очень знаменательно. Оно ярко характеризует главное в нашей философии – ориентацию на человека, на смысл его жизни и его нравственные ориентиры.

Наконец, – и это может быть самое главное, – русская философия хорошо понимала, что рассмотрение человека как отдельной личности, изолированно от других людей, обедняет замысел Божий о человеке. И потому у нее важное место всегда занимала проблема общественного устройства. Даже можно сказать, что русская философия есть социальная философия по преимуществу. Причем, если на западе общественная мысль приняла рациональный, секулярный характер, то русская религиозная философия всегда стремилась найти христианскую «формулу» общества. Но христианство задает нам некие нравственные идеалы жизни людей. А потому для русской мысли всегда было характерным стремление сформулировать социальный идеал. Фактически этот идеал и составлял «русскую идею», которую на все лады пытались выразить русские философы.

Более того, работу русских религиозных философов следует рассматривать как развитие христианского богословия, причем в сторону именно социальных идей. До их появления наше православное богословие избегало социальной проблематики. Спасение мыслилось только как акт самоопределения личной, индивидуальной души. Так же трактовалась и антропология человека. Бог, Церковь, потусторонние силы и душа индивида – вот «действующие лица», входящие в круг христианской мысли. Обществу, его осмыслению, тут места не оставалось. Недаром первая попытка сформулировать социальную концепцию православия было предпринята Церковью лишь на исходе второго тысячелетия христианства. В этом многие видели, и справедливо, незаконченность христианского учения. И именно русская религиозная философия попыталась этот пробел закрыть.

Однако  единомыслия наши философы достичь не сумели. По отношению к принципам социально-экономического устройства общества имели место две основные позиции, существенно различающиеся между собой.

Одна группа философов: С.Н. Булгаков, Г.П. Федотов, Л.П. Карсавин, В.Ф. Эрн, Ф.А. Степун, отчасти Н.А. Бердяев и Н.Ф. Федоров рассматривали себя как христианских социалистов. В их работах резкая критика существовавшего в то время капитализма сочеталась с принятием социалистических идей. В социализме, в основе которого лежит общественная собственность,  они видели тот христианский идеал. к которому следует стремиться при создании христианского общества.

Другая группа: С.Л. Франк, П.И. Новгородцев, И.А. Ильин, П.Б. Струве, Б.Н. Чичерин считали, что в основе христианского общества необходимо должна быть положена частная собственность. Соответственно, критикуя негативные стороны капитализма, они тем не менее считали, что иного пути нет, и что «шероховатости» капиталистического развития могут быть сглажены. Поэтому их работы направлены на то, чтобы обосновать принципиальную необходимость частной собственности и выяснить, насколько далеко по этому пути может зайти общество не теряя при этом христианской основы.

К сожалению, этот спор так и остался неразрешенным, хотя он имел исключительное значение как для развития социальной философии, так и для   выяснения судеб России. {

Хотя симпатии автора принадлежат одной из сторон, но тем не менее эта неразрешенность отражена и в данном курсе лекций. Господь рассудит.

II.

Предлагаемый материал, помимо того, что он посвящен только социально-экономическим воззрениям наших философов, имеет еще ряд особенностей.

Во-первых, показалось полезным включить в состав «персонажей» не только «чистых» философов, но и наших великих писателей Ф.М. Достоевского и Л.Н. Толстого. В те времена не было столь явного разделения на «писателей» и ученых-философов – и те и другие назывались «литераторы», что подчеркивало общность их дела. Как известно, «поэт в России больше чем поэт»; тем более это применимо к русским писателям, которые всегда, являясь властителями душ,  поднимали актуальнейшие социальные проблемы и искали на них ответы в Евангелии. Поэтому наши философы-«профессионалы» всегда рассматривали писателей как коллег по мыслительному цеху, совершающих, как и они, общее дело христианского осмысления социума.

 Во вторых, в ряд наших  религиозных философов включен также замечательный русский христианский подвижник и мыслитель Н.Н. Неплюев. К сожалению, долгое время его имя замалчивалось, а его религиозно-социальные взгляды оставались неизвестным широкой общественности. И лишь в последние годы была раскрыта удивительная глубина его социальных идей.

В-третьих, и может быть самое главное. Выпускники современной школы демонстрируют  весьма слабое знание  русской культуры, особенно философской. Курсы, читаемые в Университете пока этот пробел не заполняют, поскольку в основном направлены на освоение западных теорий общества. Поэтому возникла настоятельная необходимость не только обозначить основные идеи русской социальной философии, но и погрузить их  в исторический и культурный контекст. Кроме того, воззрения наших мыслителей не раз менялись; каждый  прошел тяжелый путь поиска истины.  Выявление такой интеллектуальной траектории очень помогает восприятию идейного содержания. Но этот процесс тесно связан с особенностями индивидуальности каждого мыслителя и событиями его жизни. Эти соображения и обусловили введение специального раздела «Личность и биографическая канва», в котором делается попытка раскрыть особенности личности и судьбы мыслителя.

Тип публикации: Лекции
Тема