II. Социальный строй. Критерии оценки общества

Общество: определение и аристотелевские «причины»

 

Начнем с определения общества, казалось бы, весьма расплывчатого. Общество – это  совокупность личностей, объединенных постоянными взаимоотношениями (связями). Эти связи обычно называются социальными отношениями. Как видим, определение общества включает лишь одну существенную спецификацию: социальные связи должны иметь относительно постоянный, установившийся характер – тогда можно говорить об определенном обществе.

Согласно  Аристотелю [1], всякая вещь имеет четыре «причины» (лучше сказать «основания»):

материальную – из чего состоит вещь;

формальную – какую форму имеет вещь (форма Аристотелем рассматривается как сущность вещи);

движущую – кем, какими силами она создается или изменяется;

и целевую – каков смысл вещи, для чего она предназначена; иначе говоря, это цель существования вещи.

Если по этой схеме рассмотреть понятие общества, то получится примерно следующее.

Материальная причина общества – это прежде всего люди, затем природа и созданные человеком артефакты.

Формальная причина –  его социальный строй. Строго говоря, каждое общество имеет свой уникальный социальный строй (или, что то же, общественную формацию), но, обычно похожие общественные формации кластеризуются, образуя в пространстве признаков группы, которые получают названия: капитализм, социализм и пр.

Движущая причина общества – активность людей и высших сил. Соотношение между ними – одна из сложнейших загадок мироздания. Мы держимся следующего мнения: первопричина общества – Творец, создавший человека, в природу которого Он вложил необходимость совместной жизни. Но, дав человеку свободу, Господь в основном предоставил человеку возможность развития общества и формирования его социального строя, оставив, однако, контроль  этим процессом за Собой. Об этом еще будет разговор.

Наконец, целевая причина (цель) – спасение человека в вечности через совместное проживание людей, благодаря чему осуществляется их духовное и телесное развитие.

Первичная классификация

Как видно из определения, общество – это очень широкое понятие, так что вариантов может быть великое множество. Но невозможно объять необъятное. Поэтому необходима классификация обществ и вычленение тех, о которых далее пойдет речь. Причем, сначала имеет смысл дать некую несложную бинарную классификацию, которая удобна для рассмотрения вопроса именно с нашей (христианской) точки зрения.

Общества низкие и высокие. Под «высотой» тут понимается духовно-нравственный уровень общества. Это как раз тот вопрос, рассмотрение которого так упорно избегает светская социология.  Ее девиз – ни в коем случае не оценивать общества с нравственной стороны. Но для христианской социологии оценка общества с точки зрения греха и добродетели является решающей. В этом ­– духовно-нравственной оценке ­– кардинальное отличие православной социологии от светской.

И соответственно мы будем различать общества «низкие», провоцирующие на грех, воспитывающие негативные черты личности, и общества «высокие», которые воспитывают у своих членов добродетели и стараются  ликвидировать почву для развития греховных наклонностей. Можно сказать и иначе:  в высоких обществах легче спастись, чем в низких, и соответственно число спасаемых в высоких обществах больше, чем в низких.

Разумеется, деление обществ на высокие и низкие – взгляд максимально упрощенный. На самом деле существует учрежденная Господом духовно нравственная ось, которая пронизывает все мироздание и на которой  может быть указан духовно-нравственный уровень любого явления, в том числе – социального. И общества – существующие, бывшие, будущие и мыслимые теоретически – находят на этой оси свое место.  Немного позже мы уточним, в каком смысле понимается нравственный уровень общества.

Подчеркнем еще раз: деление на высокие и низкие общества – основа христианской социологии; без этого она превратится в вариант светской безоценочнойсоциологии, но, возможно, с цитатами из Евангелия и святых отцов. Мы будем постоянно рассматривать общества с точки зрения их «высоты».

Общества с родственными и функциональными связями. Общества с родственными связями характеризуются тем, что они образуются из родственников и соответственно родовые связи являются наиболее сильными – они строят общество. Все остальные, где родственные связи не являются определяющими, мы называем обществами с функциональными связями – таковых великое множество. К обществам с родственными связями в первую очередь относится семья. Семья – очень важный тип социума. Другим примером общества с родственными связями является род, родовая община – один из самых ранних вариантов общественной организации людей. Однако мы будем касаться семьи только эпизодически. Причина кроется вовсе не в маловажности семьи – наоборот, это крайне важный случай общества, во многом определяющий социальное лицо человечества. Причина в том, что тема семьи в христианстве разработана достаточно подробно. О семье пишут практически все святые отцы, о ее духовном состоянии, о крепости семейных отношений заботятся наши батюшки. Да и само создание семьи Церковью рассматривается как отдельное таинство венчания. В общем, тема семьи на контроле Церкви, она считает себя ответственной за состояние этого общественного института. Чего нельзя сказать о социумах с функциональными связями – они рассматриваются как бы уже вне церковного окормления.

И поэтому, чтобы восполнить этот пробел, мы будем рассматривать почти исключительно общества с функциональными связями. Хотя именно семья в ряде случаев является как бы образцом, на который должны равняться другие общества. Причина, конечно же, в нелицемерной любви, которая, как правило, присутствует в семье – между мужем и женой, между родителями и детьми. Эта любовь как бы «запрограммирована» родовыми связями, вложенными Творцом в человека на генетическом уровне, и потому отношения, устанавливающиеся в семье, являются маяком, указывающим правильное направление духовного развития общества.

Общества большие и малые.  Масштаб обществ может быть совершенно разным – от нескольких человек до гигантских империй, включающих сотни миллионов. Опять-таки упрощенно, мы будем делить общества на «большие» и «малые» (иногда, когда такое деление носит уж слишком упрощенный характер, мы будем вводить понятие «среднее общество»). Где проходит численная граница  между ними – не так важно, поскольку более корректно рассматривать непрерывную шкалу величины обществ. Мы под большим обществом как правило подразумеваем государство, нацию, а ныне – глобальную западную цивилизацию. Различение больших и малых обществ совершенно необходимо, ибо их свойства существенно разнятся. В частности,  малому  обществу  легче стать высоким – среди небольшого количества его членов  вполне может подобраться коллектив людей с высокими моральными качествами, что и обусловит высокий уровень отношений в обществе. В большом обществе сделать это намного труднее – там обязательно будут эгоисты, присутствие которых всегда действует разлагающе. Эти проблемы подробнее мы обсудим позже.

Общества полные и частичные. Под полным понимается общество, которое само поддерживает жизнеобеспечение своих членов. Тут прежде всего имеется в виду экономическая и бытовая  составляющие: если члены общества живут и работают внутри этого общества, обеспечивая его экономическую самостоятельность, то такое общество мы называем полным.  Конечно, в идеале полное общество должно само обеспечивать свою безопасность. Но для малых обществ это практически недостижимо, и потому требование самозащиты от внешней опасности мы в понятие полного общества не включаем. Частичные общества не заняты экономическим обеспечением своих членов – люди работают где-то на стороне, в рамках иных обществ. Частичных обществ (особенно малых) – великое множество. Это так называемые социальные группы – по интересам, по происхождению, по возрасту, по гендерному принципу. Но нас в основном будут интересовать полные общества, поскольку только они обеспечивают полный жизненный цикл человека.

Органичное общество. Это общество с сильными социальными связями; настолько сильными, что  становится верной аналогия с организмом, в котором различные его члены выполняют определенные функции, направленные на обеспечение жизни всего организма. В органическом обществе разрыв связей влечет гибель (или инвалидность) отторженного члена. Близким к этому является представление общества как системы, которое ныне в ходу у социологов.  Органичное общество обладает очень ценными свойствами: повышенного сопротивления негативным воздействиям и наоборот, удивительной силой поддержки и взаимовыручки.

Отметим, что органичное общество не тождественно полному обществу. Верно, что связь, обеспечивающая жизнеобеспечение зачастую является сильной связью. Но это не всегда так. В капиталистическом обществе рыночные связи нельзя рассматривать как сильные, поскольку они носят индивидуалистический характер, растаскивают людей по углам и не приводят к эффекту взаимоподдержки. В этом смысле социалистическое общество является более органичным.

Далеко не любое общество – органичное. Безусловным примером органичного общества является семья. Трудовая община, в которой реализован принцип братства, тоже является органичным обществом.

Примеры обществ.  Предлагаемая классификация не совпадает с общепринятой, но является необходимой для выяснения динамики общественного развития. Приведем несколько примеров обществ в рамках данной классификации.

Семья – высокое, малое, частичное, органичное общество с родственными связями.

Община (крестьянская) – малое (или среднее), полное общество с функциональными связями. Что касается высоты крестьянской общины, то тут имеются разные мнения – общины были разные в разные периоды истории. Но, во всяком случае, «низким» это общество назвать нельзя. Об органичности крестьянской общины есть разные мнения, но скорее всего общину можно квалифицировать как общество средней органичности.

Трудовой коллектив промышленного предприятия – малое (среднее), частичное (быт членов этого общества не входит в его сферу) общество с функциональными связями. Опять таки, такое общество, может быть и низким и высоким, а также органичным или нет.

Церковь – большое, высокое, частичное общество. Конечно же, Церковь – это больше чем общество. Церковь имеет мистическую и сакральную стороны, образуя, по слову апостола тело Христово. Но с социологической точки зрения Церковь – тоже общество, причем общество частичное, поскольку свою экономическую и бытовую жизнь члены Церкви в основном проводят вне ее структур. Очень сложен вопрос об органичности Церкви как общества. Конечно, духовные связи,  возникающие  в результате веры во Христа и братской любви, являются очень крепкими. Но  в действительности, увы, эти связи оказываются  не столь уж сильными.

Государство – большое, полное общество с функциональными связями. Степень высоты государства зависит от его социального строя. Капиталистическое государство – самое низкое общество из всех существовавших в истории человечества. Вопрос социального строя (общественной формации) мы подробно обсудим в этой книге.

Клуб астрономов-любителей –  малое, частичное, неорганичное  общество с функциональными связями.

Читатель может сам привести многочисленные примеры таксономии обществ по приведенной схеме.

Социальный строй

Общества могут быть классифицированы по множеству свойств. До сих пор мы проводили бинарную классификацию по достаточно формальными признакам (большие/малые, высокие/ низкие и пр.). Однако давно замечено, что все множество обществ кластеризуется, т.е. разбивается на естественные группы, причем разбиение происходит не по какому-то одному свойству, но по глубинной схожести устроения их социальной жизни. То комплексное глубинное свойство, которое объединяет общества в одну группу,  мы будем называть социальным строем. Социальный строй является важнейшей интегральной характеристикой общества. Разумеется, социальный строй подлежит духовно-нравственной оценке и потому конкретный строй имеет свою позицию на духовно-нравственной оси. Поэтому одной из важнейших характеристик социального строя является уровень социального строя, и мы этим понятием будем активно пользоваться.

Как указывалось, с точки зрения аристотелевских причин социальный строй является формой общества, т.е. выражает его сущность. Устоявшейся и непререкаемой  системы социальных строев не выработано. Хорошо известна система классификации обществ, используемая в марксистской теории – первобытно-общинный строй, рабовладение, феодализм, капитализм, коммунизм. Но можно привести и другие схемы: схема Тоффлера [2]: аграрное общество, индустриальное общество и постиндустриальное общество (на западе она считается непререкаемой). Или схема Карла Поппера [3]: тоталитарное общество, открытое общество. Или большую известность приобрели идеи Д. Белла [4] об информационном обществе. Недостаток этих систем в том, что они не предполагают нравственной оценки.

Заметим, что уровень социального строя может не совпадать с уровнем общества.  Духовно-нравственный уровень общества – усредненное значение уровня его членов; уровень же социального строя характеризует структуру общества, его организацию. Поэтому уровень строя может быть высоким, но люди до него недотягивают. Или наоборот – социальный строй занижен по сравнению  с уровнем основной массы населения. Заметим, что последний случай – нынешняя ситуация в России. Лучший вариант, как представляется – уровень строя должен быть выше но ненамного: он должен тянуть людей вверх, но не ломать их, не ждать, что люди могут в нравственной сфере прыгнуть выше головы.

Оценка общества. Основной критерий

Для христианской социологии крайне важен вопрос: «какое общество хорошее?» или «каков христианский идеал общества?». Таким образом, мы ставим вопрос о критериях оценки общества, его положении на духовно-нравственной оси. Таких критериев оказывается два – основной и вспомогательный.

Основной критерий касается самого главного в жизни христианина – спасения души. Под спасением в христианском учении понимается вхождение в Царство Божие, близость к которому Христос провозгласил в Евангелии. Нет ничего важнее спасения души:

«какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит? или какой выкуп даст человек за душу свою?» (Мф.16,26).

Спасение возвещается в Евангелии в образе юбилейного года, как «лето Господне благоприятное»:

«Дух Господень на Мне; ибо Он помазал Меня благовествовать нищим, и послал Меня исцелять сокрушенных сердцем, проповедывать пленным освобождение, слепым прозрение, отпустить измученных на свободу,  проповедывать лето Господне благоприятное» (Лук.4,18-19).

Человеческая личность – самое ценное у Бога. Личность каждого человека – образ и подобие Божие, пусть односторонне, но все же воспроизводящее какую-то сторону божественного совершенства. А потому ее судьба в вечности – превыше всего, и ради ее спасения Господь не пожалел Своей жизни. Но выводить отсюдаасоциальность Нового Завета было бы опрометчиво. И в самом деле, о том, что устроение общества неважно для спасения, в Евангелии нет ни слова. Как мы выяснили, по замыслу Творца общество – тоже образ Божий.

Да, Христос в Евангелии обращается к личной душе. Но не потому, что само понятие общества эфемерно, а потому, что общество создается людьми. Первично состояние душ: каковы они – таково и общество. Но есть и обратная связь: общество воспитывает. И действительно, человек входит в уже сформированное предыдущими поколениями общество и не может его изменить по своему хотению. И потому возникает коллизия между обществом и личностью. Общество начинает воздействовать на душу человеческую, зачастую оставляя на ней неизгладимый отпечаток. И воздействовать общество может двояко – либо помогая душе восходить к Богу, либо уродуя ее, внедряя в нее порочные, греховные наклонности и тем самым закрывая душе путь к спасению. Второе, увы, случается очень часто: «не обманывайтесь: худые сообщества развращают добрые нравы» (1 Кор.15,34).

Конечно, общество далеко не все определяет. Человеку Господом дана свободная воля, благодаря чему человек способен решать свою судьбу в смысле спасения  – либо обратиться к Богу и преодолеть свои греховные влечения, либо, наоборот, отвернуться от Бога, отринув его помощь. Причем необходимо сказать, что на пути к Богу человеку  незримо помогают учрежденные Спасителем церковные таинства. Но и силу воздействия общества сбрасывать со счетов ни в коем случае нельзя. Она огромна, многообразна  и мамой. Воспитывает двояким образом. Во-первых, устанавливая основные социальные отношения в большом обществе, действующие везде и в каждую минуту времени. И, во-вторых, через идеологию, которую вырабатывает и поддерживает большое общество.

Поэтому, в соответствии с вышеизложенным принципом спасения, основной критерий может быть сформулирован следующим образом: С христианской точки зрения общество тем лучше, чем больше оно помогает спасению его членов в вечности, т.е. чем более эффективно оно противостоит распространению грехов и чем лучше оно воспитывает добродетели.

Этот критерий  можно назвать сотериологическим (т.е  связанным со спасением). Фактически  тут мы снова приходим к духовно-нравственной оси, о которой шла речь при формулировке принципа духовности, и этот критерий совпадает с понятием высоты общества.

Проблема падшести

Христианство учит, что человек, задуманный как образ и подобие Божие, пал, отказался от послушания Богу. И нам, социологам, приходится иметь дело именно с падшим человеком. Грехопадение – кардинальное событие, которое социологу надо все время иметь в виду. Нравственно несовершенные люди сами строят свое общество, и падшесть человеческая как бы огустевает, фиксируется в общественных институтах. А падшие институты уже давят на вновь вступающих в жизнь людей, уродуя их и заставляя проявить свою личную потенциальную падшесть.

Проявления падшести в социальной жизни разнообразны и тяжелы по своим последствиям. Прежде всего, вследствие падшести в сердцах многих и многих (а лучше сказать – всех в разной степени) остыла любовь, и огромное число людей превратилось в эгоистов, ищущих своей выгоды. В социальном плане это приводит к появлению как бы двух «рас» людей – альтруистов (тех, в которых любовь превалирует) и эгоистов, в которых господствует любовь к себе. Разумеется, такой взгляд крайне упрощен, и поэтому имеет смысл ввести еще «средних» – людей, в которых есть и та и другая стороны примерно в равной степени. Именно на таких «средних» особенно сильно воздействует воспитывающее влияние общества. И поскольку общество создается людьми, то такой расклад личных душ приводит к многообразным социальным следствиям.

Любовь, которая должна царить в социальных отношениях, вследствие падшести умаляется, заменяется или своими суррогатами, в которых любовь смешана с эгоизмом, или вообще стимулами  ничего общего с любовью не имеющими: корыстью или принуждением.

Так, с одной стороны, недостаток любви заменяется законом. Хороший закон в своих становлениях тоже содержит любовь. Но также содержит и элемент принуждения для нарушителей закона. Увы, противление добру – одно из свойств падшего человека и поэтому нарушителей, как показывает жизнь, оказывается весьма много. Но законы издаются людьми, падшими людьми, и поэтому они зачастую несут не добро, а зло, издаются в угоду властвующим группировкам в ущерб остальным членам общества.

С другой стороны, в падшем обществе на место любви пришла терпимость, обусловленная опять-таки необходимостью сожительства разных, но не умеющих любить «Я». Терпимость – вещь хорошая, но до определенных пределов. Она легко переходит в толерантность, безразличие ко злу и забвение своего традиционного уклада, обезличиванием и теплохладностью.

Наконец, по мнению выдающегося русского социолога Н.Н. Неплюева,  умаление любви ведет к усилению других стимулов, позволяющих обществу и далее существовать, но уже с более низким духовно-нравственным уровнем. Речь идет о корысти и принуждении [5]. Так, капиталистическое общество все выстроено вокруг корысти. Там все подчинено мамоне, культу денег, прибыли. И поскольку сказано «не можете служить Богу и мамоне», то вполне закономерно Бог, христианский Бог любви уходит из общественного сознания. Сейчас Запад стал территорией, практически полностью устранившую христианское мировоззрение. Если же общество старается не подчиниться мамоне, но достигнуть любви не может, то оно неизбежно обращается к принуждению, к решению наиболее трудных проблем силой, затыканием ртов, устрашением наказаниями. Результат тот же – падение нравственно-духовного уровня общества.

Впрочем, падшесть наступает как бы волнами, ступенями. Понизив общество на одну ступень, она стремится столкнуть его еще ниже. Передвинув социум на более низкий по сравнению с христианской любовью уровень закона, падшесть (а точнее, темные силы, нашу падшесть использующие) стремятся вытолкнуть его еще ниже – в беззаконие, когда грех уже в глазах общества таковым не является, а наоборот, становится нормой, к которой уже стремятся все. Вместо справедливостипадшесть под маской индивидуальности стремится водрузить эгоизм, который влечет за собой стяжательство, жажду власти и как следствие – социальное неравенство. От общественной терпимости падшесть желает ввергнуть общество в царство атомизации, когда тепимость переходит в ненависть и начинается война всех против всех.  И на этом падшесть не останавливается – они хочет привести мир в состояние расчеловечивания, жестокой тирании, полного подчинения темным силам.

Но падшесть – хотя и повсеместное, но отнюдь не естественное состояние человека (по святоотеческому учению естественна святость). И христианство – путь избавления от падшести.

 Вспомогательный критерий (критерий выживания)

Принцип падшести подсказывает нам, что одного основного критерия недостаточно. Общество может быть очень высоким, но или совершенно беззащитным от нападения врагов, или предлагающим столь низкий (в материальном смысле) уровень жизни, что лишает своих членов жизненных перспектив. Поэтому необходим еще дополнительный  критерий: Общество должно обеспечивать уровень материального (экономического) развития, достаточный для защиты этого общества от внешних врагов, а также для своего долговременного существования и развития.  Этот критерий можно назвать «критерием выживания».

Для больших обществ дополнительный критерий приобретает особое значение, поскольку они участвуют в тяжелой геополитической гонке цивилизаций, и игнорирование этого критерия чревато гибелью общества с неисчислимыми трагедиями его членов.  Этот критерий выводит проблему лучшего общественного строя из безвоздушного пространства абстрактных рассуждений и погружает ее в реальную атмосферу истории.  Оказывается, что общественный прогресс, к которому в православной среде обычно наблюдается крайне негативное отношение, является для страны суровой необходимостью – отстающего сминают и уничтожают конкуренты.  Поэтому пренебрежение этим дополнительным критерием легко может привести к национальной катастрофе.

Оба критерия важны и обязательны для выполнения. Но подлинно христианский взгляд на проблему социума являет первый критерий. Именно поэтому он назван основным.

Социальные институты и идеология

Как следует из критериев оценки общества, задач общества собственно две: поддержание жизни его членов и их воспитание. Поэтому в любой социальный строй входят две компоненты: система социальных институтов и идеология.

Социальные институты – экономика, армия, медицина, образование, аппарат управления и пр. – являются подсистемами общества, каждая из которых обеспечивает  существование и общества как целого, и отдельных его членов.  Их назначение очевидно, ибо без таких хорошо организованных подсистем  общество жить и конкурировать с другими подобными обществами не сможет.

Другое дело идеология. Ее необходимость  зачастую отрицают. И даже в нашей Конституции статься 1 провозглашает отсутствие какой либо идеологии. На самом деле это ловкий обман. Этим положением просто камуфлируется тот факт, что в капиталистическом обществе властвует идеология наживы, прибыли любой ценой, идеология денег и власти сильного и богатого. На самом деле без идеологии не может обойтись любое общество, ибо идеология – главный инструмент социального воспитания членов общества. По сути дела идеология придает определенный вид социальному строю – социальные институты выстраиваются в соответствии с господствующей идеологией.

В силу этого идеология имеет две составляющих: 1) мировоззренческую – отношение  к Богу и прочему творению и 2) социально-экономическую, трактующую устроение социальных институтов общества, включая экономику.  Именно этот принцип использован в работе автора «О христианском понимании общественных формаций» [6], где система общественных формаций построена с учетом  христианской точки зрения.

Еще одна страница христианской социологии описывается в работе «Границы возможного» [7], где рассматриваются закономерности  динамики общественных формаций.

Литература

  1. Аристотель. Сочинения в 4-х томах. Книга вторая. Физика. – М: «Мысль», 1981 – С. 82-102.
  2. Э. Тоффлер. Третья волна. – М::АСТ, 2010 – 784 с
  3. Поппер К. Открытое общество и его враги (в 2-х томах). — М.: Феникс, Международный фонд «Культурная инициатива», 1992. — 448+528 с.
  4. Белл Д. Грядущее постиндустриальное общество. — Москва: Академия, 1999. – 783 с.
  5. Н.Неплюев. Воззвание к друзьям свободы и порядка. Спб., 1907, — 16 с.
  6. Николай Сомин. О христианском  понимании общественных формаций. http://www.chri-soc.narod.ru/O_christ_ponimanii_fomacii.htm
  7. Николай Сомин. Границы возможного. http://www.chri-soc.narod.ru/Granici_vozmojnogo.htm
Тип публикации: Книги
Тема