Языческая сущность капитализма

Капитализм… В минувшие времена десятки, и даже, пожалуй, сотни исследователей от социологии и экономики предпринимали, как по кальке, похожие одна на другую, попытки систематического описания этого явления. Естественно, одной из первоочередных задач в этом деле является выявление истоков происхождения изучаемого феномена, нахождение его корней.

К большому сожалению, почти все исследователи исходили в своих рассуждениях исключительно из материалистического принципа объяснения «религии денег» (капитализма), что ни в коем случае не давало полного ответа на поставленный вопрос. Причем это касается, как и сторонников марксистского лагеря, так и капиталофилов со всем разнообразием их союзников. Для нас, христиан, подобная методология неприемлема, ибо мы всегда исходим из теоцентрической мировоззренческой парадигмы, а потому капитализм, прежде всего, необходимо объяснять не как материальное, но как духовное явление и искать его истоки не в «органических процессах экономического развития» цивилизации, но в мире инфернальных сил.

Осведомленный читатель тут же вспомнит немецкого социолога Макса Вебера, который, на первый взгляд, изучил капитализм именно теоцентрически и вывел его истоки из родившегося на Западе протестантизма, а точнее — протестантской хозяйственной этики. Но в итоге получается опять же – Вебер рассмотрел капитализм отнюдь не с духовно-бытийных позиций, но лишь из их производной, которой и является материалистическая протестантская хозяйственная этика (весьма неоднозначная в разных направлениях данной конфессии). Кроме того, в скором времени после публикации монографии Вебера, его современник, Вернер Зомбарт подверг веберовскую теорию систематической критике. В развернувшейся полемике между двумя исследователями Зомбарт одержал победу, указав Веберу ряд вопросов, на которые последний не смог ничего ответить, а так же вывел множество противоречий в веберовской теории как таковой.

Если говорить конкретно, то опасность взглядов Вебера заключалась в том, что немецкий социолог выводил духовные основы капитализма формально из Христианства (и пусть даже в его протестантском виде), тем самым примиряя в умах европейцев утверждение, что «Богу и мамоне служить все-таки можно». Заслуга Зомбарта заключается в том, что он убедительно показал, что все те явления и процессы, которые характеризуют капитализм, уже проистекали ранее в различных обществах Запада и Востока. Не удаляясь от эпохи Реформации совсем далеко, можно привести в качестве неоспоримого примера торговые республики Южной Европы, в экономической жизни которых присутствовали все маяки капиталистической системы, а так же активность еврейских группировок, весьма успешно занимавших высокодоходные ниши в экономиках многих стран Европы. Следовательно, заключает Зомбарт, протестантская этика не породила капитализм, а была лишь его катализатором, развязавшим ей руки на определенном историческом этапе. Духовные корни капитализма нужно искать куда глубже, ибо сама история свидетельствует это. При еще большем погружении, мы можем узреть наличие капиталистических отношений в глубокой древности. Например, в Месопотамии — Вавилоне, где уже имелись прото-банки и биржи, финансовые вложения, торговые монополии и развитая коммерция. Существование же множества элементов капитализма в Древнем Риме давно уже практически не подвергается сомнению, так же как в полюсах Древней Греции.

Оставим пока историю, нас интересует в данный момент, именно духовный корень капитализма, а не произрастание его стеблей на почве различных исторических эпох. Поскольку капитализм в своей «прямой» форме есть организация материальной жизни, напрямую зависящей от господствующей духовной мировоззренческой парадигмы, то необходимо рассмотреть физические процессы и объективные законы капитализма под метафизическим увеличительным стеклом. Что есть сущность функционирования капиталистических отношений? Это, прежде всего постоянная текучесть и изменчивость в рамках социально-хозяйственных отношений между людьми, это постоянная конкуренция рынка и «борьба» за относительную величину оценки материальных благ (деньги), что объективно предстает действием ради действия, поскольку при развитии капитализма деньги теряют свою привязку к материи и полностью виртуализируются. Капитализм способствует максимальной атомизации социума и развитию индивидуализма до его предела – подобная конкуренция, приводящая к неминуемому социальному расслоению и противоестественному неравенству (побеждает не самый достойный, а самый лживый и хитрый), при постоянной трансформации и движении рождает «героические личности», своего рода «богов рыночного Олимпа».

Посмотрим же теперь на метафизическую сущность всех языческих культов древности, на то, что их цементно между собой объединяет, не зависимо от исследуемых нами географических и исторических традиций, как это прекрасно показал русский выдающийся исследователь А. Ф. Лосев в своих работах. В метафизическом смысле язычество — это, главным образом, осознание окружающей среды как непрекращающейся трансформации явлений и вещей в другие как абсолютной чреды метаморфоз и событий. Кроме того, индивидуальности языческого культа, герои и боги никогда не представали в сознании людей чем-то завершенным и определённым. Один бог со временем начинает отождествляться с другим, один бог узурпирует другого бога, подавляет его, и начинает доминировать в этой вечной и циклической конкуренции в рамках действия ради действия.

Налицо адаптации «капиталистической» метафизики язычества к реальным бытийным отношения людей в рамках капиталистической экономической системы. Даже некоторые боги и герои напрямую связаны с физическим капитализмом. Например, в эллинском языческом пантеоне есть бог богатства Плутос (от него и термин – плутократия, как итог паразитирующей системы капитала), его римский аналог – Меркурий (от него термин – меркантильность). В рамках метаморфоз жизни богов, на отдельном этапе Плутос начинает отождествляться с Плутоном (Аидом) — богом царства мёртвых. Весьма символично и недвусмысленно, между прочим. Конкурентная борьба и установление противоестественной иерархии (большинство богов и героев доминируют и побеждают благодаря хитрости, коварству и предательству) это два основных столпа которые дают 100% сходство между метафизическим духовным «капитализмом» паганистического культа и реальным физическим историческим капитализмом человеческих обществ разных эпох.

Итак, данный вопрос, конечно, требует комплексного исследования в виде весьма объемной монографии, но в меру своих сил, в данной статье мы попытались объективно показать, что духовным корнем такого пагубного и деструктивного явления как капитализм, является чистое язычество, паганизм, а отнюдь не Христианство, как это хотелось бы множеству недобросовестных публицистов увлекшихся веберовской теорией, навроде американского протестанта Патрика Бьюкенена (к сожалению, весьма авторитетного среди западных правых), которой договорился до того что назвал Христианство «иммунной системой капиталистической цивилизации»… Вне всякого сомнения, сие утверждение достойно слез, ибо капитализм, в своей основе, полностью противоположен и враждебен учению Христа, но это уже, как говорится, другая история, которую мы еще неоднократно освятим.

Тип публикации: Статьи
Тема